Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



РУССКИЕ



Рекомендовано
Рифмой.ру
 


      РУССКИЕ

      Вспомним тех, кто в небе внемлет всем речам между людьми,
      Защитивших эту землю и полёгших в ней костьми:
      Бородатых и безусых, ворчунов и остряков,
      Украинцев, белорусов, осетин и остяков,
      Телеутов, кабардинцев, эрзя, вепсов, чувашей,
      И тувинцев, и даргинцев, латышей и талышей,
      И киргизов, и таджиков, и узбеков, и татар,
      И калмыков, и кумыков, и башкир, и тофалар,
      Ингушей, азербайджанцев, ненцев, энцев и армян,
      Нивхов и табасаранцев, и евреев, и цыган,
      Удэгейцев, хантов, коми, и казахов, и грузин,
      И других, которых помнит поимённо Бог один...
      В дни победного парада там, пред Ним - в одном строю
      Все, кого враги когда-то звали РУССКИМИ в бою.

      _^_




      СНЕЖНОЗИМЬЕ

      Вдоль дороги глухой всенародной,
      Где приветствует воем пурга,
      Дед Мороз - старичок новогодний,
      Мудрый Леший и Баба-Яга
      Пробираются к дальней елани,
      Где стоит одинокая ель,
      А под ней - запряжённая в сани
      Дожидается ветра метель...
      Вот идут они сказочным лесом,
      Никому неизвестной тропой,
      За каким-то своим интересом,
      За удачей глухой и слепой.
      Вьюга строем любуется пешим,
      То назад забежит, то вперёд,
      И смеётся над сумрачным Лешим,
      И Снегурочкой бабку зовёт.

      _^_




      СНЕГ  ИДЁТ

      Не помню в день какой и год
      Из детства раннего, в котором
      "А снег идёт! А снег идёт!" -
      Мы у окна кричали хором:
      Шёл снег, стояли холода,
      От ветра что-то дребезжало.
      Ты на руках меня тогда
      С улыбкой бережно держала.
      И мы кричали: "Снег идёт!"
      Так радостно и простодушно,
      Что он с тех пор который год
      Всё так же падает послушно.
      И всякий раз в канун зимы
      Едва ветра затянут вьюгу,
      Мне снова чудится, что мы
      Кричим с тобой на всю округу...
      Был тихим нынешний рассвет,
      Лишь сердце с полночи щемило...
      "Её на свете больше нет", -
      Сестра мне утром сообщила.
      Но только телефон умолк,
      Как снег пошёл повсюду снова.
      ...Хотел я крикнуть... и не смог.
      И выдохнуть не смог ни слова!
      Летит, летит весёлый снег,
      Кружит и падает, как эхо...
      Неправда, что тебя здесь нет.
      Смотри, родная: сколько снега!

      _^_




      НАД  ЕНИСЕЕМ

      Как черные горошины,
      Скользя из-под небес,
      Над Енисеем коршуны
      Вздымаются окрест,
      Скользя, срываясь, падая,
      Возносятся опять,
      Чтоб крыльями, как фалдами,
      К лазури приникать,
      Кружить в ее предсердии,
      То вниз, то ввысь стремясь,
      Меж смертью и бессмертием
      Овеществляя связь.

      _^_




      ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО

      Всё будет хорошо когда-нибудь.
      Когда-нибудь всё будет непременно
      Так хорошо, так необыкновенно,
      Запомни только, слышишь, не забудь:
      Всё будет хорошо когда-нибудь.

      Когда-нибудь всё будет хорошо.
      И мы с тобою встретимся, конечно.
      И будет всё так искренно, так нежно,
      Как этих слов волшебный порошок:
      Когда-нибудь всё будет хорошо.

      Всё будет хорошо когда-нибудь
      Там, где мы все когда-нибудь, но будем
      Счастливыми - вне праздников и буден...
      Запомни только, слышишь, не забудь:
      Всё будет хорошо когда-нибудь.

      _^_




      * * *

      Седые безлюдные дали,
      Снегами объятый покой...
      До следа дойти, до огня ли, -
      Надежды почти никакой.
      И всё же случается чудо:
      Как вспыхнувший северный свет,
      Является вдруг ниоткуда
      В снегах человеческий след.
      И прячется вьюга шальная,
      Стихая в морозном дыму.
      Кто был здесь и где он - не знаю,
      Но счастья желаю ему.

      _^_




      * * *

      Девять жизней за моей спиной -
      Жизней тех, кто вслед идёт за мной.
      Что бы ни случилось на пути,
      Мне нельзя и думать не дойти;
      Ни упасть, ни крикнуть: "Не могу!",
      Ни зарыться где-нибудь в снегу.
      И сказать: "Я выдохся, друзья..." -
      Можно всем, и только мне - нельзя.
      Мне нельзя: за мной идут сквозь снег
      Девять жизней, девять человек.
      Если же совсем не станет сил,
      Об одном бы Бога я просил,
      Чтобы Он средь ветра и зимы
      Ненадолго дал их мне взаймы,
      Чтоб дошли до дома и огня
      Девять жизней, верящих в меня.

      _^_




      ГАЗОВЫЙ  ФАКЕЛ

      Возникая из мглы и снега,
      В необъятной глухой дали
      Пляшет свет, обжигая небо,
      Вырываясь из недр земли.
      Не обуздан его характер,
      Неизвестен его девиз.
      Как пылающий птеродактиль,
      Факел газа стремится ввысь,
      Разворачиваясь, как знамя.
      Неизменное, как плакат,
      Обожжённое ветром пламя
      Извивается в облаках...

      _^_




      * * *

      Во мне живёт такая нега,
      И радость не перестаёт:
      Летят седые волны снега
      Вторые сутки напролёт!
      Всё в белом мареве по крыши,
      И нет ни неба, ни земли;
      Лишь ветер вьётся, пляшет, дышит,
      В снегах купаясь, как в любви.

      _^_




      СИНИЦА

      Стала часто ночами мне сниться
      На просторах высоких широт
      Желтогрудое чудо - синица,
      Та, что здесь отродясь не живёт.
      Да и днём так бывает - порою,
      Слышу вдруг, как вчера, например,
      Только форточку в доме открою:
      "Пинь-пинь-пинь, зинь-зивер, зинь-зивер".
      В синей кепочке шустрая птаха,
      Не твоим ли упорством рождён
      Мир, похожий на музыку Баха,
      С небесами из гулких времён?

      _^_




      МЁРТВОЕ  МОРЕ

      Великое мёртвое море -
      Рождённое солью вино...
      И счастья людского, и горя
      Сполна нагляделось оно.
      Вверяясь уделу иному,
      Издревле - века и века -
      От мёртвого моря к живому
      Стремится людская река.
      И каждому видится чудо
      В едва различимой дали:
      Из воздуха, из ниоткуда -
      Оркестры, цветы, корабли...
      И волны бурлят на просторе,
      Хмелеют, сливаясь в одно
      Великое мёртвое море -
      Рождённое солью вино...

      _^_




      * * *

      Едва грозы рассеялись мгновенья,
      Глядит сырая ветреная высь
      На облако в оконном отраженье
      И ливнем огорошенный карниз,
      Глядит в озёра, лужицы и лица
      Так, словно бередит её покой
      Всё, что живёт, клокочет и таится
      В водоворотах памяти людской.

      _^_




      * * *

      Мгла треснула. Мгновенья разбежались.
      И вспыхнул дождь. И рухнула вода.
      Открылся день неведомый, как залежь,
      Животворя холмы и города.
      И длился он по улицам и руслам,
      И чудилось встречающим его,
      Что мир вовек не сделается тусклым,
      И смерти нет.
      Нигде.
      Ни для кого.

      _^_




      * * *

      На раскрытых ладонях вечерних озёр
      Догорает небес золотистый костёр.
      Словно плач безутешный ребенка
      Птичий голос печалится звонко.
      На широком ветру, приглушая печаль,
      Шелестит до утра камышовая даль..

      _^_




      * * *

      Летний пруд с голубым полыханьем стрекоз,
      Зимний двор в рассиявшемся лунном снегу...
      В эту землю живую я памятью врос,
      И себя от неё отличить не могу.
      Там, откуда текут в облаках небеса,
      Там, куда исчезает меж пальцев вода,
      Возникают и гаснут её голоса,
      И во мне остаются
      уже навсегда...

      _^_




      И  ПЛАКАЛИ  О  НЁМ...

      И плакали о нём, о воде его, о хлебе его.
      Вот дом твой и близкие твои,
      И стада твои, и колодцы твои,
      И лозы твои, и смоквы твои.
      А тебя нет здесь.
      И воды твоей, и хлеба твоего нет здесь...
      И нет здесь жизни.
      Вернись.
      Три дня плач и пепел во мгле.
      Дым и ветер на три дня пути.
      И явился сон.
      И сделался явью во сне.
      И стала явь.
      Не плачьте.
      Вот хлеб мой и вода моя.
      И смоквы мои, и лозы, и колодцы, и стада,
      И близкие мои, и дом мой с вами.
      И я здесь.
      И мглы нет на земле. И свет отовсюду
      Ибо любовь моя с вами.
      И днесь. И присно. И вовеки веков...

      _^_




      * * *

      В городе, построенном на песке:
      В каждом взгляде - кассовый аппарат,
      Каждый гость - в немилости и тоске,
      Но зато работает зиккурат.

      Каждый день - бессмысленная война,
      Каждый час - отчаянные бои.
      Всё кучней на кладбищах имена,
      Да никто не видит, что все - свои...

      В городе, построенном на песке,
      Всё игривей пламени языки...
      Словно тени, движутся вдалеке
      Чьи-то дети, жены и старики.

      Ни свечей, ни плачущих больше нет.
      Вряд ли кто останется поутру...
      Лишь по небу стелется звёздный свет,
      Тихий свет, негаснущий на ветру...

      _^_




      * * *

      Дождь как слепой, ощупывает лица:
      Всё ищет тех, с кем было по пути.
      Он знает, что пора остановиться,
      Поскольку больше некуда идти,
      Что скоро миг, как занемело слово,
      Которым жил влюблённый человек,
      Что всё ушло и не случится снова,
      И нет дождя, и это - плачет снег...

      _^_




      * * *

      Снег пронизывал аллеи
      И струился на ветру,
      На шершавые колени
      Становился поутру
      И, о ком-то вспоминая,
      Всё шептал, как человек...
      Стыла стружка ледяная
      На краях белесых век.
      И в молитвенном поклоне
      Плыл над ним седой простор
      В побелевшие ладони
      Замерзающих озёр.

      _^_




      * * *

      Мне уже не больно
      Как бывало раньше.
      Если что и вспомню, -
      Ерунда, не страшно.

      Отшумели свадьбы,
      Отгремели войны,
      Всё прошло, и кстати
      Мне уже не больно.

      Хорошо, что с прошлым
      Мы порвали оба.
      Если кто и спросит:
      Больно не особо.

      Жизнь - как чисто поле,
      Вроде всё знакомо,
      Только там, где больно:
      Ничего не помню.

      _^_



© Эльдар Ахадов, 2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность