Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность




Что желательно знать, прежде чем читать рассказ


В Индии чуть больше 400 классифицированных языков. Из них 22 имеют статус официальных языков, а два из них (английский и хинди) считаются общенациональными. Не будем вдаваться во все проблемы, вызванные многоязычием. Отметим только, что язык хинди в Индии самый большой по числу говорящих на нём и самый распространенный. Хотя хинди считается языком Северной Индии, тем не менее, хиндиязычные авторы с полным правом могут представлять страну в целом, ибо проживают на всей её территории, включая даже южные штаты, где использование хинди крайне ограничено.

Литература на хинди древняя и многоликая. Каждый год появляются тысячи новых авторов, пробующих себя в разных жанрах и направлениях. В этом творческом многоголосии непросто придумать что-то совершенно новое. Но новое, однако, пробилось. Новым явлением в литературе хинди стала так называемая литература далитов. Кто такие далиты? Это социальные группы, известные под названием "неприкасаемые" или "низшие касты". Слово "далит" означает "раздавленный" или "притесняемый". Далитская литература - это произведения не просто о далитах. Она прежде всего творчество самих далитов. Мы хотим представить вам образец этой литературы - рассказ Шатругхны Кумара "Отнятый хлеб".

Согласно Индийской Конституции (ведущим авторов которой, кстати сказать, был далит Бхимарао Амбедкар) кастовые различия в стране были упразднены, и притеснение человека по кастовому признаку ныне уголовно наказуемо. Но, как бы красиво ни звучала Конституция, от реальной жизни она может быть очень далека. Так произошло и в Индии. Одно дело провозгласить равенство, и другое - осуществить его. Ситуация осложнялась и тем, что далиты - это самая забитая, бедная и невежественная часть населения. В этих условиях конкурировать с представителями высших каст для них представлялось совершенно нереальным. И тогда правительство избрало политику протекционизма по отношению к низшим кастам и отсталым племенам (scheduled casts / scheduled tribes). Были определены обязательные процентные квоты на прием далитов в учебные заведения и государственную службу. Это обеспечило мощный приток представителей низших каст во все сферы жизни общества. Сегодня женщина-далит, Маявати, возглавляет правительство самого большого штата Уттар-прадеш, а другая женщина-далит, Мира Кумар, является спикером (председателем) главной палаты Парламента. Далиты, испокон веков презираемые индуистским обществом, во все времена пытались изменить свой статус путем перемены вероисповедания. Они издавна подпитывали религиозные общины сикхов и мусульман, переходя в их веру. Но к их глубокому разочарованию, и там кастовое неравенство сохранялось, хотя и в иной форме. Нынешние далиты массово принимают буддизм, отвергающий кастовое неравенство. Но и этот трюк не спасает, потому что в глазах индуистского окружения они по-прежнему остаются далитами.

Правительственная политика протекционизма принесла положительные плоды, но и привела к неожиданным последствиям. Сегодня далиты не только не хотят забыть о своем прошлом, не только не скрывают своего происхождения, но, наоборот, всячески его подчеркивают. Социальные льготы, на которые могут рассчитывать представители низших каст, превратились в фактор сохранения кастовых различий. Многие далиты (хотя мы далеки от обобщений) превратились в льготников, поступающих в учебные заведения и государственные учреждения по квотам, а не по талантам и знаниям. И это вызывает зависть и раздражение у прочих индийцев, кто должен толкаться в очереди на общих основаниях. На днях правительство вышеупомянутой Маявати приняло решение обязать частные колледжи принимать 50% (!) студентов из числа низших каст и отсталых племен. Верховный Суд Индии отклонил протест колледжей. За право быть зачисленным в список низших каст и отсталых племен идет сегодня война в полном смысле этого слова. Недавно племя гурджаров на западе Индии устроило настоящее восстание, перекрыв железнодорожное движение на важнейших магистралях. Они требуют для себя квот в размере 5 процентов.

И теперь вот возникла литература далитов. На самом деле она скорее политическое и социальное явление, нежели художественное. В представленном на суд читателя рассказе герои выведены упрощенно, раскрашены либо белой, либо чёрной краской. Автор торопится объяснить читателю каждое слово и каждое действие героев, словно опасается, что его могут неправильно понять. Стиль повествования назидательный и лозунговый. И тем не менее, необычайно познавательно познакомиться с зарождающимся творчеством далитов, в котором отражается их боль, борьба за выживание и специфический взгляд на мир.



Шатругхна Кумар (1956) - лингвист, профессор языка хинди в Заочном Университете имени Индиры Ганди (IGNOU) в городе Дели.




© Геннадий Шломпер, 2010-2020.
© Сетевая Словесность, 2010-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность