Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность




НЕВИДИМЫЙ

Invisible

роман



"Один из величайших романистов современной Америки" (Обсервер) блестяще описывает историю ушедшего времени в, пожалуй, самой его чувственной и необычной книге.

Состоящая из четырех сцепленных между собой частей, пятнадцатая книга Пола Остера начинает свою историю в Нью-Йорке весной 1967 года, когда двадцатилетний Адам Уокер, молодой поэт и студент Колумбийского университета, встречает загадочного француза Рудольфа Борна и его молчащую соблазнительную подругу Марго. Вскоре Уокер оказывается в треугольнике страстей, заканчивающегося внезапным убийством, впоследствии изменившим всю его жизнь.

Три разных рассказчика присутствуют в повествовании Невидимого, романе, чье действие перемещается из 1967 года в 2007, из университетского кампуса Колумбийского университета Нью-Йорка в Париж и, далее, на неприметный остров в Карибском море. Эта книга о молодости, неукротимом сексуальном голоде и неустанном поиске справедливости. С бескомпромиссной честностью Остер описывает темные границы между правдой и воспоминанием, между автором и персонажем. Роман наполнен незабываемой силы и в очередной раз подтверждает репутацию писателя, как "одного из самых изобретательных писателей Америки". (Таймс Литерари Сапплмент)




– ЧАСТЬ I –
– ЧАСТЬ II –
– ЧАСТЬ III –
– ЧАСТЬ IV –





© Paul Benjamin Auster, 2009-2020.
© Алексей Егоров, перевод, 2010-2020.
© Сетевая Словесность, 2010-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность