Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность




НЕВИДИМЫЙ

Invisible

роман



"Один из величайших романистов современной Америки" (Обсервер) блестяще описывает историю ушедшего времени в, пожалуй, самой его чувственной и необычной книге.

Состоящая из четырех сцепленных между собой частей, пятнадцатая книга Пола Остера начинает свою историю в Нью-Йорке весной 1967 года, когда двадцатилетний Адам Уокер, молодой поэт и студент Колумбийского университета, встречает загадочного француза Рудольфа Борна и его молчащую соблазнительную подругу Марго. Вскоре Уокер оказывается в треугольнике страстей, заканчивающегося внезапным убийством, впоследствии изменившим всю его жизнь.

Три разных рассказчика присутствуют в повествовании Невидимого, романе, чье действие перемещается из 1967 года в 2007, из университетского кампуса Колумбийского университета Нью-Йорка в Париж и, далее, на неприметный остров в Карибском море. Эта книга о молодости, неукротимом сексуальном голоде и неустанном поиске справедливости. С бескомпромиссной честностью Остер описывает темные границы между правдой и воспоминанием, между автором и персонажем. Роман наполнен незабываемой силы и в очередной раз подтверждает репутацию писателя, как "одного из самых изобретательных писателей Америки". (Таймс Литерари Сапплмент)




– ЧАСТЬ I –
– ЧАСТЬ II –
– ЧАСТЬ III –
– ЧАСТЬ IV –





© Paul Benjamin Auster, 2009-2022.
© Алексей Егоров, перевод, 2010-2022.
© Сетевая Словесность, 2010-2022.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]
Словесность