Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность



ТЕКСТЫ


      "... Что это, ебёна мать? Эгоизм или страх?
      - Обтростон - ответил Ребров после непродолжительного раздумья."
      В. Сорокин, "Сердца Четырёх"  


* Тяжёлый вечер. Бунт бород...
* БЛУДНЫЙ СЫН
* Кумбайн палладиевым зубом...
* Пнеб отревел колбасным снизу...
* Блёб - одна из каменных деталей...
* Сквозь известковый камень слёз...
* ЭПИТАФИЯ
 
* Где царь-Кащей? - Порублен в колбасу...
* Во львов тяжёлых мясо затолкать...
* Барон цеплялся мощными глотками...
* Где мысль застыла в воздухе дремотном...
* MILITARY
* ВЛАСТЬ ЕДИНИЦ


    * * *

    Тяжёлый вечер. Бунт бород.
    Едва сдвигаем бутерброды.
    Но самый чёрный бутерброд
    Я вынимаю из комода.
    Гудит осколок у виска.
    Я наклоняюсь, стонут зубы.
    Король, король! - ревёт толпа.
    Я избран королевой Кубы.

    _^_




    БЛУДНЫЙ  СЫН

    В Тноч-Конге жил,
    Учился в лунном свете.
    Блипобу ел, срывал в бреду цветы.
    Затем платок, оставленный в карете,
    Вопрос, терзанья, слёзы и усы.
    Потом опять всё тихо. Блёпстрокека.
    Пять лет - лишь тонкий, приглушённый гром.
    И вот огромной синею аптекой
    Стоит передо мной отцовский дом.
    Витые кольца, тени, балюстрады,
    Кривые вишни, чёрные цветы.
    Как много здесь таинственного хлада
    Вдыхал я грудью с чувством правоты!
    Но вот шаги: огромный глаз лоснится
    Сквозь мрак очков соляной кислотой.
    Рука в перстнях дрожит и суетится,
    И слов глухих многообразный рой.
    Здорова батя! Блопликс крамонеде.
    Стубобр гонфето. Боноб китовоз.
    Нет, Сонечка в бубосбо не приедет.
    Она стубоншоб в институте роз.

    _^_




    * * *

    Кумбайн палладиевым зубом
    Грызёт прозрачный лёд хлебов.
    Земля вращающимся кубом
    Летит из-под его винтов.
    Нам остаётся только ровно,
    Одновременно с трёх сторон
    От центра тяжести условно
    Кувалдой скалывать радон.

    _^_




    * * *

    Пнеб отревел колбасным снизу.
    Теперь вступили скрипачи.
    Сбивало с ног дыханье бриза.
    Остались только силачи.
    Рождает вихри в нервных струнах
    Усильем пальцев музыкант.
    Они вращаются понуро
    Среди мелькающих фаланг.
    А пнеб ревел, раскрыв натужно
    Отростки бицепсов и жил,
    Стремясь сквозь иней к ноте нужной.
    Из всех своих фламандских сил.

    _^_




    * * *

    Блёб - одна из каменных деталей,
    Беспрекекос в основном из стали.
    Лишь задвинь иголку поплотней:
    Стон, рывок, и тонны плоскостей
    Накренятся, фибрами наружу.
    Кто ещё тебе такую службу
    Доведёт до спазмов микропор?
    Да ещё фарфоровый мотор
    Загудит протонами на взлёте.
    Мигом в Будапешт перемахнёте.
    И взрыхлите мощною кормой
    Уличный асфальт перед собой.

    _^_




    * * *

    Сквозь известковый камень слёз,
    Скажи, ты веришь в купорос?
    В его слепую власть над миром,
    В его инкропудоп с отливом?
    В его каминные часы
    И чёрно-белые усы?
    Что он в цилиндре ходит влажном,
    Ест в ресторане эпатажном,
    В подполье картами скрипит.
    А ночью, - сонный полукит,
    Лежит в колеблющейся ванной.
    Волною тридцатидвугранной
    Он омываем с трёх сторон.
    О, выйди, дуплекс, на балкон!
    Балкон трёхкамерный, животный,
    Чтоб сразу спазм забился рвотный
    И в небо выстрелил тобой.
    Дудит под окнами гобой.
    Я запущу в него ботинком.
    Итак, свежайшая грудинка
    Распалась в прах передо мной.
    Что в самом деле!? Кто такой?
    Наглец! Отдать к чертям в солдаты!
    Нет, вон тот дядька бородатый
    Умеет прыгать сквозь забор.
    Он долго жил в ущельях гор.
    А здесь ступает словно пава
    В тени прохладныя дубравы,
    Храня искусственный наклон,
    Стубог Мюнхгаузен. Батон.
    А здесь и чтобуд мод и под.
    Хранит бисквадурский сапог.
    В прыжке над бипобсом холодным.
    Но механизмом поворотным
    Вращает в небе Авербах.
    И цель седая в головах,
    Уже готовая родиться
    Вдруг гаснет. Еле ухватиться
    Он успевает за поддон.
    А там Мюнхгаузен, барон,
    Стоит в отцовской полуюбке,
    Долбит, сгорая, что-то в ступке
    И исчезает впопыхах.
    Осталась баба на весах,
    И говорит: "смотри мне в почку.
    Там снег лежит, но и цветочки.
    А здесь оторван барабан.
    Спляшу-ка я тебе канкан,
    Мясник мой ласковый, жестокий,
    Мой прикабондус волоокий.
    От этих гаснущих очей
    Я становлюсь совсем ничьей,
    Простою крондом, обороткой,
    Бесбелод, сабелькой короткой.
    О, прикоснись ко мне в часах
    Со сладкой кровью на губах!"
    Рыдая, Монрепус уходит.
    По Солнцу долго камнем водит
    Наш луноликий царь-отец.
    Бешплодушвакорд. Всё, конец.

    _^_




    ЭПИТАФИЯ

    Он плавил лёд в Хаты-Биборксе,
    Кноп аволечнорст в Костроме.
    Долбил кайлом громаду кокса.
    Ходил по Северной Двине.
    Теперь атробльстпоркст потомод.
    Троболникапокчикст игод.
    Субраборст куп, даруб баруб.
    Улбос вот опрст, обрст полукуб.

    _^_




    * * *

    Где царь-Кащей? - Порублен в колбасу.
    Остался винт, галоши и будильник.
    И снова сабли в воздухе растут.
    А кажется, что целый холодильник.
    Шаг в сторону. Предплечья уберечь
    От сонма неожиданных инерций.
    Сгибает рёбра мощь неровных плеч.
    Ах, Боже Святый! Вывалилось сердце!

    _^_




    * * *

    Во львов тяжёлых мясо затолкать
    Поверх копыт брыкающейся зебры.
    Затем вскочить на холку и стегать
    Свои непромокаемые гетры.
    Упасть уж там, вдали, за контрабасом,
    Черкнув ботинком воздух голубой.
    И наблюдать, как тень, поздней на фазу,
    Ползёт, ревя протонами, за мной.

    _^_




    * * *

    Барон цеплялся мощными глотками
    За чёрный воздух, терпкий как вино.
    "Чумная ночь насыщена парами"
    - записывал профессор Колобко.
    Взорвался сбоку чайник с протоплазмой.
    Профессор в угол рухнул умирать.
    И сразу марша траурного спазмы
    Скрутили оркестрантов. Жаль помять
    Давненько струны им не приходилось.
    Пластинка Брамса медленно крутилась.
    Себе певица выстрелила в рот.
    Все умерли. И сломанный фагот
    Скатился вниз по мраморным ступеням.
    Он, притворясь сандаловым поленом,
    Мирьяды лет лежал в коре земной,
    Пока в бокале с кромкой золотой
    Не заиграл на солнце пузырьками.
    И чей-то князь, с победными словами
    Поднявшись над столом в расцвете сил,
    Его под крики "Браво!" проглотил.

    _^_




    * * *

    Где мысль застыла в воздухе дремотном,
    Где стукнулся о стену соловей,
    Ты перстень мне дарила инородный,
    Забыв про современных королей.
    А я спускался ниже по тропинке,
    Лишь пригубив у шеи дурноту.
    Твои слова стучали мне по спинке
    И умирали, корчась, на полу.

    _^_




    MILITARY

    Мягкие ружья сплетём в боевой миномёт.
    Ветки берёз и медовые венчики трав.
    Бродим по полю, серебряный взяв пулемёт,
    Чёрные мины к груди на мгновенье прижав.
    Летние грозы бегут далеко впереди,
    Грозы орудий степных, перевитых плющём.
    Лишь ветер дремотный качает стальные стволы,
    Стволы разрушительной силы, плюющей огнём.

        Перевод на итальянский: Military
    _^_




    ВЛАСТЬ  ЕДИНИЦ

    Батарея вянет, питая воздух
    тонким ароматом сухой травы.
    Бесконечные стволы орудий
    покрываются древесной корой,
    дают побеги и тянутся к небу,
    сплетаясь меж собой
    своими молоденькими веточками.
    Торжество молекул безгранично.
    Победа воздуха сказывается во всём.
    Власть любви склеила солдатам
    их кровавые руки.

    _^_



© Сергей Зхус, 2005-2018.
© Сетевая Словесность, 2005-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность