Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ИЕРОГЛИФЫ  ВЕТОК


* ЯПОНСКИЙ СОНЕТ
* А прошлое становится не вдруг...
* Нас было трое. И с нами пес...
 
* НОСТАЛЬГИЯ
* Спокойствие в обмен на немоту...
* Оттого, что мороз, несмотря на немое вранье...


    ЯПОНСКИЙ  СОНЕТ

    Дважды в году распускается куст жасмина -
    После Больших Дождей и осеннего снега.
    Пегая кошка огню подставляет спину,
    Белые лисы уходят от человека.

    В сумерках грустно рассматривать свиток сада -
    Иероглифы веток подвержены многословью.
    Путник, прошедший дверцами снегопада,
    Издали видит свечку у изголовья.

    Нынче, не в силах покинуть приют весны,
    Дикие гуси не носят мне ваши сны.
    Впрочем, в разлуке нам снится одно и то же:
    Зимние карпы плывут на луну блесны,
    Вьюга ведет языком по краям десны,
    Время проводит метлой по сугробам кожи.

    _^_




    * * *

    А прошлое становится не вдруг
    Ненужной пачкой тусклых акварелей...
    Евразии раздавленный паук
    Висит на паутине параллелей.
    Вчера войска форсировали Буг.
    Становится привычным цвет шинелей,
    Как цвет соломы, уличных панелей,
    И деревяшки - по панелям - стук.

    _^_




    * * *

    Нас было трое. И с нами пес.
    В новой земле, за большой волной.
    Свет был нечетким и липким зной.
    И один всегда задавал вопрос
    На хрена мы тут?
    А другой рычал, мол кончай нести.
    Продолжай грести.

    Нас было трое. Мы были здесь,
    Иногда казалось, что двое врут.
    И один всегда повторял
    Капут.
    Собирай, мол, хлам, чемодан-вокзал.
    И долги считал.

    Нас было трое. Нас трое есть,
    Но до тех двоих много волн и миль.
    Пару раз собирались послать им весть,
    Но в заливе штиль.

    Океан не долог, да жизнь длинна.
    Мы гуляем вдоль берега, я и пес.
    Говорят, на том берегу война,
    А у нас по-прежнему вдосталь грез.

    _^_




    НОСТАЛЬГИЯ
          J. R.
    Ностальгия -
    лекарственный привкус от слова во рту,
    как настой на спирту,
    как кириллицы острые зерна.
    И до хруста попкорна
    костяшками сжать темноту.
    Я всегда так легко проводила по жизни черту -
    как по свежему дерну.

    Над игрушечным городом тянется ратуши шпиль -
    И по тысяче шпилей на каждую тысячу миль.

    Ностальгия -
    слегка пересоленный слой в пироге,
    ломит руку к пурге
    от пурги за четыре границы.
    Там ручные синицы,
    Изба на куриной ноге...
    Там обычно судьба вылезает за кромку страницы
    Выводя по дуге.

    Но отстрочены ровно полоски шоссейных дорог.
    И стежок за стежком приближается новый порог.

    _^_




    * * *

    Спокойствие в обмен на немоту
    Принять от Новой Англии с поклоном
    И выдохнуть. Размеренно, не стоном,
    Не выкриком, не кровянистым комом.
    Закрыть глаза. Почувствовать траву.
    Восточный бриз потягивает йодом,
    Смягчая мачт и пирсов остроту.

    Спуститься в осень с заднего крыльца,
    И зачерпнуть осенного туман,
    И пить его из низкого стакана,
    Звенящего от примеси свинца.
    Прошелестя три четверти романа,
    Не теребить страницы от конца.

    И оценить со временем резон
    Не горячиться, медленно и мерно
    Судить о преимуществе модерна
    И погружаться у камина в сон,
    Переходящий в старость постепенно,
    И, медленнее, в завороть времен.

    _^_




    * * *

    Оттого, что мороз, несмотря на немое вранье
    Календарных листов да восторженных сводок погоды,
    Что по черному снегу когтями стучит воронье -
    То ли смертных пугая, а то ли готовясь к исходу,

    Оттого, что весна не спешит, не спешит, не спешит,
    Только трещинки птиц на закатном небесном фарфоре,
    Очевидно, покой слишком белыми нитками шит,
    И хандра сторожит, и мой номер опять не в фаворе,

    Оттого, что не гончие - верное время само
    Замыкает кольцо, завершая успешную травлю,
    Я пишу вам, mon cher. Впрочем, что там - и это письмо
    Все равно не отправлю, mon cher. Все равно не отправлю.

    _^_



© Инна Ярославцева, 2004-2022.
© Сетевая Словесность, 2004-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность