Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Диалоги о сокровенном и наболевшем

"Стихотворный бегемот" встречал литературную студию "Вега"



Хельта Витковская, Людмила Гайдукова, Наталья Рогова
Фото Владимира Родионова

В Малаховке, в библиотеке над оврагом собрались люди для очередной встречи в кругу обитателей "Стихотворного бегемота". Новогоднее настроение вовсю ощущалось, чему сильно способствовал легкий снежок (заносы на дорогах не в счет!). Неизвестно, ведется ли хоть какая-нибудь статистика посещения авторами из Московии своих собратьев по перу и сочувствующих им в остальных уголках России - но здесь, в "бегемотских" кругах регулярно появляются яркие и самобытные поэты и прозаики, переводчики и драматурги со всех русских земель. В данном случае ожидались прибытием три милых барышни из Тулы (впрочем не совсем: одна из них из города Алексина Тульской области, а другая, хотя родом из Тулы, уже пять лет живёт в Москве). И ожидания оправдались - барышни привезли с собой, кроме стихов собственного сочинения, еще и завидную энергетику, а также здоровый творческий дух, - в смысле настрой. Не считая целого чемодана книг, изданных литературным объединением "Вега", членами которого прелестные гостьи имеют честь быть.

Итак: Наталья Рогова, Хельта Витковская, Людмила Гайдукова.

Первая мысль: какие же они разные - внешне, по темпераменту, по манере держаться и говорить.

Потом зазвучали стихи.

Вторая мысль: господи, какие же они талантливые, хоть и разные. Разные у них стихи - и по мысли разные, и по стилистике, и по способу обращения к собеседнику (сиречь - читателю). Три разных мира. Но всё совершенно в духе традиционной русской поэзии - к слову сказать, тоже "сложносочиненной". А как иначе? Иначе нам ни-ни, совсем невозможно!

Третья мысль: как - уже всё? Получилось, как в анекдоте: "Кукушечка, сколько мне еще жить? - Ку... - А почему так ма..."

Времени встречи, которого обычно почти хватало на монолог навестившего нас автора и его последующий диалог с распластанной у авторских ног аудиторией - катастрофически не хватило в данном конкретном случае! Не разделить на три эти ничтожные два с чем-то часа без ущерба для времени и поэта! Хотелось еще и еще стихов - поэты все же, а не кто-нибудь! Ан нет - пора! И финальные вопросы публики к гостьям и их ответы звучали уже под звон чайного сервиза и бульканье кипятка в чайнике.

Привычный уже вопрос: "Кто из поэтов повлиял на ваше творчество?", - закономерно подвел наших авторов к приятно-привычной дилемме между Анной Андреевной и Мариной Ивановной.

Вопрос, актуальный со времен Аристофана: "Зачем вы пишете, ведь поэзия умирает и уже никому не нужна?", - привел на некоторое время в замешательство. Но в большей степени самого вопрошавшего: что же в таком случае он сам тут делает, на поэтическом-то вечере?

Вопрос: "Есть ли разница между мужской и женской поэзией, и если да, то в чем она?", - вообще не привел ни к какому вразумительному ответу, хотя и навел на некоторые размышления, органично переходящие в тщательное размешивание сахара в чашках.

Но, так или иначе, чемодан весьма хороших книг довольно быстро разошелся по частным коллекциям, а также в фонд малаховской библиотеки имени Н. Д. Телешова. Наших трех поэтов (не поэтесс!) собравшаяся интеллигенция растащила по углам на диалоги о сокровенном и наболевшем - их явный внутренний позитив так и располагал к этому, а стихи так и толкали к духовному и душевному взаимопроникновению. Вечер определенно удался.





© Владимир Васильев, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]
Словесность