Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ТАМ

Цикл стихотворений


 



      босоногие

      В детских пятках живёт бог когда дети надевают тапки ему тепло

      Маша ударила куклой Сережу

      по роже
      о Боже
      он ожил
      и правой и левой щекой

      Но тапок свалился с ноги хулигана

      нога полигамна
      попарно живёт в человеке
      навеки
      легально

      Где попа и бёдра и голень всея
      во брюки укроют до ночи себя

      И тщательно наискосок
      бога припрятывает носок

      А всё же скажи мне не видела ты ли
      Детей без сандалий бегущих святыми

      _^_




      Притча во янцзыцех

      Я от жёлтого ливня тебя не спасу,
      Хворостиной по спинке до дома пасу.
      Ты Сибирь, как гранату, кидая,
      Пей зелёные травы Китая.

      Перекатная голь на фаянсовый блеск,
      Камасутры индийской искусный Рабле,
      Я тебя приласкаю по скайпу
      От шиньона до красного скальпа.

      А в соломенной шляпе седой мандарин
      Говорит языком на боку мандолин,
      И елозит на джонке Лолита,
      Пропадая в стране целлюлита.

      Хочешь - слушай эпоху династии Цинь,
      Выдирая клочки из паршивой овцы,
      Забивая под сердце пирата,
      Здесь в награду тебе - император.

      Хочешь - просто тибетскою тайной молчи,
      Воплотившись в тенях непотребной ночи
      И веками по веку стирая
      Приграничье от ада до рая.

      _^_




      Там

      Там ещё пишут...
      Это когда,
      Водят палочкой по бумаге.
      Ищут пищу,
      Ра-бо-та-ют -
      Странный обряд
      Ушедшей магии...

      Там ещё солнце - железный диск -
      Лязгает по небосводу,
      И неуёмный рассвет-садист
      В тёмные окна воткнут..

      Там ещё жив благодатный звук,
      Но не посредством речи,
      Просто ружьё, сжевав кирзу,
      Сердце дробинкой лечит.

      Там ещё можно куда упасть...
      В перистых тех хоромах -
      Время спрессовано в лучший пласт,
      В котором слова хоронят.

      _^_




      Аменхотеп Иванович

      За артефактом Мемнона на питерском листе
      Аменхотеп Иванович загадочно блестел.

      Молчанием взбешённого, но мудрого леща
      Он расползался буквами, по клеточкам треща.

      Он волновался волнами наждачными Невы,
      Сопел, жестикулировал и разве что не выл.

      И грудью синь взрезая - как сердцем на ухаб,
      Багровыми подтёками рассвета набухал.

      А в это время в сладости омытых кровью фикс
      Всё клянчил взгляды каверзно озябший утром сфинкс.

      _^_




      Маме

      Там меня пишут вензелем до вершин.
      Там обо мне явно слагают вирши,
      Как я тринадцатый подвиг не совершил -
      Плюнул на всё и вышел.

      А было что вспомнить: лев под рукой немел,
      Гидра кончалась при головообмене...
      Вепрь и лань, бык, что всегда имел
      Критские бабки не в моей ойкумене.

      Страсть как смешно видеть сады Гесперид:
      В яблоках кони двигают взмыленный перед...
      Ворон, бывало, взгляд свой в тебя вперит,
      Словно в печёнку вонзает медные перья.

      И проезжаешь Дербышки, как царство теней,
      Кладбищ в округе - что фиников в Палестине:
      Это как слепленный плач на еврейской стене,
      Что вместе с мамой моей в катафалке остынет.

      _^_




      Там, в голове, зреет яйцо ума...

      Там, в голове, зреет яйцо ума:
      Птенчик готов к явной, как день, вечере...
      Полной когда станет твоя сума -
      Вместе со смертью мудрость раздавит череп.

      И вознесешься и упадёшь опять,
      В общем-то, спя, если на самом деле...
      Кем возомнил, бредовенький, ты себя -
      Кровью и телом завтракая недели?

      Пережуёшь, переживёшь глагол,
      На ночь вином не позабыв причаститься.
      Выброси взгляд свой, голый, но гордый сокол,
      В мир, где вселенной правит слепая частица.

      _^_




      Утром мама взорвёт небеса...

      Утром мама взорвёт небеса,
      А затем подожжёт и подушку.
      Как об этом, скажи, не писать,
      Если их мчс не потушит?

      И в духовках столичных метро
      Злопыхателям если на радость,
      На глубинах пропащих - и то -
      Увеличится вверенный градус.

      Как на это, скажи, мне смолчать
      И умерить дозорный хрусталик,
      Если есть и костёр и моча,
      Если мамины руки устали?

      И тряпичное бьётся окно
      О бегущие тучи дюраля,
      Разве выдержит небо его,
      Где стекло ещё не протирали?

      _^_




      Икра

      Колодезная рябь -
      На хруст, как всхлип ребёнка,
      Пелёнка рвётся тонко
      О льдинку ноября,

      Где огненный сазан,
      Набухнув пухлой брюквой,
      Мелькнёт нелепой буквой,
      Плывя реке в казан.

      Раз так заведено -
      В круги проплыть от камня,
      Что в небе гулко канул,
      Ударившись о дно.

      Моря спадают ниц,
      К луне отходят воды,
      И кесарь время водит
      По лону рожениц.

      _^_




      Сохатый

      От приморской тайги
      до чувашской айги
      снег ложится за хаты,

      где в романы Золя,
      ягель ночи соля,
      убегает сохатый

      по закону к загону:
      он во всём виноват
      тем что сер и рогат..

      МиротОчит икона,
      Добавляя к изо -
      Замордован и зол.

      _^_




      О Верлибре в Малибу

      Костью в разодранном горле
      Завоевание Уитмена -
      Для ребятишек российских, ищущих ключ к словам.

      Переболевшим корью
      Не избежать, как и пытки нам,
      Инфекционной речевки, распространённой там:

      в Нью-Йорке, где, стариковски,
      (в скромной квартирке не тесной, но
      пальцам - к пленению клавиш), текст принуждая к "ню",

      ка (ню)чит жалкий Буковски
      про баб залётных, естественно,
      как он буравил их перцем несколько раз на дню.

      Здесь огурец нарежет
      Виталик к стакану спиртика
      и философски заметит: "Что я в стихах е...?"

      А где-то на побережье
      волна увлечётся Спилбергом,
      невдалеке от дома, в таинственном Малибу.

      _^_



© Эдуард Учаров, 2011-2021.
© Сетевая Словесность, 2011-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: "Как ты там, Санёк?" [Памяти трёх Александров: Павлова, Петрушкина, Брятова. / Имя "Александр" вызывает ощущение чего-то красивого, величественного, мужественного...] Владимир Кречетов: Откуда ноги растут [...Вот так какие-то, на первый взгляд, незначительные события, даже, может быть, вполне дурацкие, способны повлиять на нашу судьбу.] Виктор Хатеновский: В прифронтовых изгибах [Прокарантинив жизнь в Электростали, / С больной душой рассорившись, давно / Вы обо мне - и думать перестали... / Вы, дверь закрыв, захлопнули окно...] Сергей Кривонос: И тихо светит мамино окошко... [Я в мысли погружался, как в трясину, / Я возвращал былые озаренья. / Мои печали все отголосили, / Воскресли все мои стихотворенья...] Бат Ноах: Бескрылое точка ком [Я всё шепчу: "сойду-ка я с ума"; / Об Небо бьётся, стать тревожась ближе, / Себя предчувствуя - ты посмотри! - наша зима / Красными лапками по мокрой...] Алексей Смирнов: Внутренние резервы: и Зимняя притча: Два рассказа [Стекло изрядно замерзло, и бородатая рожа обозначилась фрагментарно. Она качалась, заключенная то ли в бороду, то ли в маску. Дед Мороз махал рукавицами...] Катерина Груздева-Трамич: Слово ветерану труда, дочери "вольного доктора" [Пора написать хоть что-нибудь, что знаю о предках, а то не будет меня, и след совсем затеряется. И знаю-то я очень мало...] Андрей Бикетов: О своем, о женщинах, о судьбах [Тебя нежно трогает под лампой ночной неон, / И ветер стальной, неспешный несет спасенье, / Не выходи после двенадцати на балкон - / Там тени!] Леонид Яковлев: Бог не подвинется [жизнь на этой планете смертельно опасна / впрочем неудивительно / ведь создана тем кто вражду положил / и прахом питаться рекомендовал] Марк Шехтман: Адам и Ева в Аду [Душа как первый снег, как недотрога, / Как девушка, пришедшая во тьму, - / Такая, что захочется быть богом / И рядом засветиться самому...]
Словесность