Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ПОСЛЕДНЕЕ  ЧУДО  СВЕТА


ГЛАВА ПЕРВАЯ

В одном из тихих уголков центра столицы, среди многочисленных переулков и тупиков притаилось старинное четырехэтажное здание, над парадным входом которого красовалась поэтическая вывеска: "Отель "Северное сияние". Навечно прикрепленная к крепким дубовым дверям табличка с надписью "Мест нет" отпугивала случайно оказавшихся поблизости гостей столицы, и потому в вестибюле гостиницы царил приятный, не нарушаемый шумом посторонних голосов полумрак. За деревянным барьером, под украшающими холл огромными ветвистыми рогами скучала блондинка-администратор, с завистью поглядывая на дремлющего на боевом посту служителя охраны. Неожиданно дубовые двери отеля приоткрылись, и в вестибюле появился странный посетитель. Одет он был в черный бушлат, какие бесплатно выдают в местах не столь отдаленных, физиономию его обрамляла многодневная серебрившаяся щетина, а выражение глаз было таково, будто ждал нежданный гость с минуты на минуту окрика: "Стоять! Руки назад!" Он осторожно обошел мощную фигуру спящего швейцара и прямиком двинулся к барьеру.

- Мне нужен ночлег, - тихо пробормотал небритый посетитель и, пряча лицо в воротник бушлата, протянул администратору какую-то посеревшую мятую бумажку.

Блондинка удивленно взглянула на странное послание, брезгливо поднесла его к глазам и, недоверчиво прочитав, сняла телефонную трубку. После короткого разговора лицо ее осветилось напряженной улыбкой.

- Заполните, пожалуйста, - она протянула небритому гостю карточку, - ваш номер тринадцать.

- Другой никак нельзя? - ворчливо поинтересовался посетитель, но администратор, уже погасив улыбку, неподвижно смотрела вдаль, и гость, догадавшись, что злоупотребляет гостеприимством, более артачиться не стал. Он мгновенно заполнил карточку, обменял ее на увесистый кусок дерева, из которого торчал бронзового цвета маленький ключ, и уже через несколько минут, еще не веря в реальность происходящего, недоверчиво осматривал двухместный номер с окном во двор и туалетом в конце коридора. Чувства странного посетителя нельзя было бы оценить по достоинству, если не знать, что всего лишь несколько дней назад, он вместе с коллегами по несчастью, трудился в суровых условиях Крайнего Севера под кличкой "финансист", которая соответствовала его нелегкой статье.

Финансист отпыхтел уже половину срока, когда ему внезапно объявили о свидании.

Недоумение его было абсолютным, Жена развелась с ним еще до приговора суда.

Других вариантов заключенный по кличке финансист представить себе не мог и потому с нескрываемым любопытством смотрел на маленького странно хихикающего человечка в огромной шляпе, сидящего напротив него в комнате для свиданий.

- Ваше дело очень интересно, - заявил человечек, - можно сказать, даже талантливо. Он одобрительно покрутил головой.

Финансист, не очень понимая смысл комплимента, хмуро пожал плечами. Человечек снял шляпу и хитро сощурился.

- Вам нельзя быть не у дел.

Против такого утверждения финансист возражать не стал и удивленно взглянул на незнакомца.

- Могу устроить так, чтобы вы вновь стали полезны. - Человечек хихикнул и напялил шляпу на голову.

- Каким образом? -поинтересовался финансист.

- Это решать предоставьте мне, - уверенно произнес человечек, - от вас требуется лишь согласие. Да или нет? - неожиданно быстро спросил он.

Заключенный, прикинув, что положительный ответ еще ни к чему не обязывает, утвердительно кивнул головой.

- Хорошо, - обрадовался человечек и натянул шляпу на самые уши, - ждите.

Дальше произошло то, что до сих пор не умещалось в сознании бывшего заключенного. Внезапный вызов, выход с вещами, самолет, гостиница и вот теперь этот уютный номер. Финансист был человек тертый, над тем, что не дано, ломать голову не стал. Он выпил тухловатой воды из стоящего на столе графина, утер ладонью заросший щетиной подбородок и пошел коротать время в закуток, где призывно светился экран телевизора.

Несколько человек, ерзая на сдвинутых стульях, позевывали, провожая взглядами меняющихся на трибуне ораторов. Наконец один из зрителей, пожилой, с большим портфелем, грузно поднялся и сердито щелкнул переключателем. По другой программе миловидная девушка кокетливо обращалась к длинноносому типу с жгучими черными глазами.

- То, что вы сейчас рассказали, несомненно, интересно нашим зрителям, однако, нет ли каких-либо практических подтверждений?

- Фирма "Колиастр"...

- Простите, - очаровательно улыбнувшись, перебила его собеседница, - "Колиастр", очевидно, как-то расшифровывается?

- Естественно. - Длинноносый просверлил собеседницу тяжелым взглядом. - Полное название фирмы "Колдуны и астрологи".

- Там болтуны, здесь колдуны, - пробурчал пожилой с портфелем, вновь намереваясь подняться со стула, но, встретив дружный зрительский отпор в виде шиканий и маханий руками, тяжело опустился на свое место. Между тем, длинноносый, пронзительный взгляд которого крупным планом наводил дрожь в душах зрителей, зловеще проговорил.

- Сублимат, исходным данным которого была окаменелость, материализовался в созданном вокруг него искусственном биополе. В настоящее время он представляет собой детеныша саблезубого тигра.

Поразительно похожее на кошку существо сверкнуло с экрана зелеными глазами, зло мяукнуло и, блеснув маленькими клыками, бросилось на прутья клетки.

- Но ведь это ужасно, - слегка побледнев, пролепетала корреспондентка, - так можно воскресить черт знает кого, и Гитлера, и Чингисхана...

- Безусловно, - ухмыльнулся колдун и почему-то подмигнул зрителям большим черным глазом, - но зачем же воскрешать злодеев? Можно ведь и мыслителей. Вольтера, Руссо...

- И Маркса можно? - с надеждой спросила девушка, - помучился бы тоже немного.

- Можно и Маркса, - утешил ее колдун и устало прикрыл глаза ладонью.

- Появился бы он здесь, - финансист даже скрипнул зубами от злости, - задал бы я ему пару вопросов.

Ночью он долго не мог уснуть, а к утру забылся страшным сном. Огромный саблезубый тигр сидел в его номере за столом и, жутко постукивая когтем о картонную папку, рычал: - Век воли не увидишь, говно собачье.

Финансист, слабо застонав, открыл глаза. Тигр исчез, но стук продолжался.

Барабанили так, будто до конца света остались считанные секунды.

- За мной, - решил финансист, вяло, слезая с койки.

- На площадь! На площадь! - неожиданно завизжал за дверью тонкий женский голос.

- Куда? - недоуменно прохрипел финансист, пытаясь справиться с замком дрожащими от волнения руками.

- Обращение вождя к народу! - радостно взвизгнул тот же голос, - все на площадь!

"Что еще за площадь?"- пронеслось в ошалелом мозгу бывшего заключенного, и тут же в памяти возникла ясная картина: мавзолей, зеленые елки, красная стена.

Однако, мысли понеслись дальше. Финансист вспомнил вчерашнего колдуна, его гнусную ухмылку...

- Неужели, правда? - И, сплюнув сквозь зубы, - падла длинноносая! - схватил бушлат и выскочил на улицу.



Тысячи людей, задрав головы, смотрели на трибуну мавзолея. Черноусый вождь стоял, крепко обхватив короткими пальцами микрофон. Под слабыми осенними лучами солнца поблескивала его крутая лысина. Рядом с вождем стояли черноглазый колдун на пару с каким-то рябым, тонкошеим типом, и маленький человечек, тот, что так нежданно одарил финансиста свободой.

Вождь обвел площадь зорким с хитринкой взглядом.

- Вот смотрите вы и, наверное, удивляетесь, - произнес он, и усы его дрогнули в лукавой усмешке, - почему это на мне нет кителя, орденов и тому подобного. - Вождь выразительно подергал воротник плотно облегающей его джинсовой куртки. _ А я вам так скажу, - он поднял указательный палец, - кителей и погон тут и без меня хватает, а вот когда туда загоните, - вождь направил палец вниз к мавзолею, - тогда обязательно надену.

Переждав сочувственный смех зрителей, вождь выбросил вперед руку.

"Кого же он мне напоминает? - терялся в догадках финансист. - Только что был копия генералиссимус, а сейчас, ну вылитый тот, с броневичка".

- Дорогие товарищи, - держа руку на весу, неожиданно проорал вождь, - несмотря на все социальные потрясения надо признать тот архиважный факт, что власть осталась за народом!

- Это что, опять кухарки править будут? - буркнул в наступившей тишине оказавшийся неподалеку от финансиста, уже знакомый ему пожилой постоялец с портфелем.

Вождь засунул руку за борт джинсовой куртки и бросил пристальный взгляд в толпу, пытаясь высветить задавшего коварный вопрос. Черные усы его слегка зашевелились.

- Вопрос не в том, кто будет править, а в том, как будет править. А вы, товарищ, - весело выкрикнул он, задиристо вскинув голову, выйдите сюда и поделитесь своими сомнениями.

- Ну что же, - проговорил вождь, принуждать никого не станем. - Он поднял палец. - Хочу представить вам человека, ставшего сегодня героем нашего времени.

Он протянул короткую руку колдуну. Тот, блеснув черными глазами, ответил на рукопожатие.

- Это человек, - продолжал вождь, вновь обернувшись к народу, - во главе небольшой группы энтузиастов решил архиважную на сегодняшний день задачу. Этот человек, - вождь неожиданно зашелся визгливым смехом, - вернул народу его вождя! Произнося слова благодарности товарищу Колиастро, нельзя не отметить возглавляемый им коллектив, представленный на этой трибуне заместителем товарища Колиастро.

Вождь протянул руку рябому помощнику колдуна, который судорожно пожал ее, искоса взглянув на презрительную усмешку на лице своего могущественного начальника.

- Мать твою, - подумал финансист, - у колдунов уже заместители появились. Он еще раз взглянул на своего спасителя в нахлобученной на уши огромной шляпе и покачал головой. -Кажется, пора сматывать, эти пострашней прежних будут.

В номере его ждал небольшой сюрприз. На койке, которая по твердому убеждению финансиста, только недавно принадлежала ему, развалился какой-то тип с гладковыбритой физиономией, при галстуке и жилете. Рядом с ним на стуле тикали фирменные часы и поблескивали стекла очков в модной металлической оправе. Сон нового жильца оказался довольно чутким. Не успел финансист, как следует рассмотреть нахала, как тот уже открыл глаза, нацепил очки и сел на койке.

- Вы ко мне?

Финансист опешил.

- А вы? - с трудом нашелся он через некоторое время.

- Очевидно, я случайно захватил ваши нары? - виновато улыбнулся гость.

- Ничего, - буркнул финансист и плюхнулся на вытянутое стрункой сероватое покрывало второй койки.

- Это справедливо, - согласился с маневром, предпринятым соседом, гость и, оценив по достоинству бушлат старожила, тихо спросил:

- Как кличут?

Финансист не стал скрытничать, назвался и в благодарность получил три имени на выбор. Из них он отбросил "иностранец", оставил в памяти "гладкорожий" и решил воспользоваться самой, по его пониманию, подходящей кличкой - "дипломат".

- Какими судьбами, коллега? - поинтересовался дипломат после обоюдного представления.

Однако осторожный финансист вопрос любопытного соседа обошел молчанием и в свою очередь предложил:

- Не пора ли нам со знакомством, на первом этаже ресторан.

К неудовольствию финансиста дипломат его предложение принимать не торопился.

- Как вам вождь? Были ли вы на площади? Я смотрел по телевизору, какая работа, правда, не совсем ясно...

- Так вы что, остаетесь? - перебил словоохотливого соседа финансист, мысленно добавляя ко всем его кличкам еще и "болтун".

Дипломат пытливо взглянул на товарища по номеру.

- Вы, как я смотрю, нелюбознательны, это, знаете, несколько ограничивает возможности при совершении деловых операций.

- Ну, как хотите, - двинулся к двери, окончательно потеряв терпение, финансист.

- Однако, нервы у вас, - дипломат поднялся с койки, поправляя галстук, - не мешает и здоровьем заняться.

- Поторопиться нам обоим не мешает, пока назад не вернули, - огрызнулся финансист и, распахнув дверь, широким шагом направился по коридору. Дипломат пожал плечами, тщательно закрыл дверь на ключ и лишь у входа в ресторан догнал своего все еще недовольно ворчавшего соседа.



* * *

Малолюбознательный, а может, просто чрезмерно доверяющий своему внутреннему голосу финансист, действительно, чересчур торопливо покинул площадь. Задержись он еще на несколько минут, неожиданное заявление, которое сделал вождь с трибуны, ошеломило бы его не меньше всех остальных людей, столпившихся на площади. Голова вождя внезапно запрокинулась вверх. Он прищурился, указал пальцем на бог знает, откуда появившийся, радостно рокочущий вертолет и твердо заявил, что никаких больше квартир в Кремле не будет. Не будет также ни малых, ни больших дач, а будет лишь вертолет, где и разместится резиденция вождя.

- Сверху оно, товарищи, все видней, - пошутил на прощание вождь и двинулся к опустившемуся неподалеку от Кремлевской стены вертолету.

У трапа вождь пропустил вперед человечка в огромной шляпе и обернулся к намеревающимся подняться за ним колдуну и его заместителю.

- Ну что же, товарищ Колиастро, - вождь ласково пошевелил смоляными усами и мягко положил руку на плечо вздрогнувшего колдуна, - вскоре перед вами будут поставлены грандиознейшие задачи, а пока можете отдыхать.

Он кивнул на прощание головой, засунул два больших пальца под мышки и легко взбежал по трапу.

Перед глазами колдуна и его заместителя блеснула исчезающая в люке вертолета лысина, и машина, радостно закрутив пропеллером, через секунду воспарила в небеса.

- Кажется, нами пренебрегли, шеф? - вежливо заметил, изогнув тощую шею, рябой помощник колдуна.

Колдун обернулся, вперив тяжелый жуткий взгляд в широко открытые от удивления глаза своего заместителя.

- Недоносок тощий, - процедил он сквозь зубы, - рябой продукт алкогольного зачатия, ты можешь объяснить мне, кого мы сотворили?

Помощник колдуна дернул тонкой шеей, его бледное лицо слегка порозовело от обиды.

- Послушайте, шеф, - дрогнувшим голосом проговорил он, - я не хуже вас понял, что поставленная задача по материализации внушаемого объекта в облике широко известного вождя частично не удалась, но...

- Что значит частично? - Колдун угрожающе шагнул к отступившему назад помощнику.

- Но при чем тут я, - возмущенно взвизгнул рябой заместитель, - ведь нам обоим хорошо известны причины неудачи.

- Да? - иронически протянул колдун, - соизволь поделиться, что тебе известно.

- Зачем вы притворяетесь, - возмутился помощник, - разве мы не обсуждали с вами, к чему может привести наложение биополей пролежавших несколько лет бок о бок объектов? Разве биополя почти всех диктаторов мира, возлагавших венки к их склепу, могли не оставить своих следов?

- Значит, общая вина у нас? - зло ухмыльнулся колдун. - Так я тебя должен понимать?

Рябой молча кивнул головой.

- А куда подевалась жидкость высочайшего рафинирования для очистки исходного продукта?

Помощник снова побледнел.

- Но ведь люди работали без отдыха сутками, надо ведь было взбадриваться!

- А смесь платиновой и золотой пыли. Ты думаешь, тебя некому было контролировать?

- Но если вы знали, - недоуменно пробормотал помощник, - почему же...

- Потому что, огрызнулся колдун, - потому что я тоже продукт нашей эпохи... А, - махнул он рукой, - думал, сойдет.

Помощник понимающе кивнул головой.

- Мне твоего сочувствия не надо, - вновь зло вскинулся колдун. С тобой разговор окончен.

- Вы увольняете меня, шеф?

- Это самое меньшее, что я могу с тобой сделать.

Тощая шея заместителя вытянулась во всю длину, глаза блеснули злостью, почти не уступающей Колиастро.

- Я ведь много чего знаю, шеф, и многому у вас научился.

Твердый кинжальный взгляд колдуна в секунду сломал сопротивление взбунтовавшегося помощника, тот опустил глаза и поник головой.

- Вот так-то лучше, - усмехнулся колдун, - иди и не вздумай попадаться мне на пути.

Он отвернулся от своего заместителя и устремил напряженный взор в серебрившийся точкой вертолет вождя.

Огромная машина почти бесшумно скользила в небе. В салоне, оборудованном под гостиную и рабочий кабинет, вождь погрузился в мягкое кресло и вытянул ноги, обутые в черные с белыми полосами кроссовки. Человечек суетливо расставлял на маленьком столике закуски, предварительно обнюхивая каждое блюдо.

- Кого ты остерегаешься, Глюк? - удивленно пошевелил усами вождь. Я еще не успел окружить себя соратниками.

Человечек стащил с головы шляпу и, обмахиваясь ею так, будто в салоне стояла тропическая жара, смущенно захихикал.

- Не доверяю я этим коммерческим магазинам, Осип. При таком положении с продуктами могли и напихать черт знает что.

Вождь сдвинул широкие брови к переносице и подпер подбородок кулаком.

- Ты прав, Глюк. Надо действовать, и как можно скорее. Промедление смерти подобно. Ты подобрал нужных людей?

- Все сделано, вождь. Двое ждут в отеле, третий вскоре будет на месте.

- Кто он? - живо поинтересовался вождь.

Человечек хихикнул:

- Кадр, что надо, с трудом извлек из одиночки с круглосуточным освещением.

- Вождь быстро поднялся и забегал кругами по салону.

- Только матерый преступник в состоянии справиться с заразой преступности. Это бесспорно, что бы ни говорили всякие, с позволения сказать, вонючие гуманисты. Самое архиважное для нас...

Вождь внезапно остановился и бросил лукавый взгляд на продолжающего обнюхивать тарелки человечка.

- Послушай, Глюк, - медленно произнес он, - как это тебе удалось за мной увязаться?

Человечек выронил тарелку и испуганно огляделся по сторонам.

- Чего ты испугался, - ухмыльнулся вождь, мы здесь вдвоем, пилот глухонемой.

- Завидно мне стало, - все же понизив голос, пробормотал человечек. Вижу, клиент утикает, тоже захотелось взглянуть, что и как. Однако, к тебе, Осип, я всей душой.

- Откуда это у тебя душа появилась подозрительно спросил вождь.

- Появилась, Осип, появилась, - человечек закивал головой, - так мы устроены.

- Ну что же, - вождь задумчиво посмотрел на суетливо теребящего шляпу помощника, - давай посмотрим твои кадры.

Он нажал пальцем на голубую кнопку, вмонтированную в панель, и тут же над дверьми, ведущими в кабину пилота, загорелось табло: "Ноу смокинг, пристегнуть ремни". Вождь засунул в задний карман потертых голубых джинсов пачку "Герцеговины", бумажник и нацепил парашют.

- Встречаемся у отеля, - сообщил вождь человечку и выпрыгнул из уже идущего на снижение вертолета.

Человечек открыл бутылку коньяка, торопливо хлебнул прямо из горлышка, презрительно взглянул на парашют и, сняв шляпу, вывалился из люка. Со шляпой в руках, которую он крутил, как баранку автомобиля, человечек плавно снизился неподалеку от гостиницы и, нахлобучив головной убор на прежнее место, решительно двинулся к отелю "Северное сияние".

На этот раз гостиничный цербер не дремал. Всей своей мощной фигурой он встал на пути человечка.

- Куда идем?

- Слет пигмалионистов, не слыхали, милейший?

Швейцар зло зыркнул на человечка белесыми глазами и проворчал:

- Головной убор сними, малинист.

- Это можно, - согласился человечек и, стащив шляпу, проскочил мимо вытянувшей от любопытства шею блондинки-администратора прямо в ресторан.

- Кого ты пропустил. Гаврилыч?- недовольно спросила она швейцара.

- Хрен его знает, - отмахнулся привратник, - то ли сионист, то ли онанист, разберешь их сейчас, всем права дали.

Блондинка сочувственно кивнула головой и приняла прежний скучающий вид.

В шумном зале ресторана появление помощника вождя было замечено лишь финансистом. Вилка, с насаженным на нее ломтиком колбасы, выпала из его рук и со звоном брякнулась в тарелку. Дипломат, напротив, никакого беспокойства не проявил, а даже приветливо улыбнулся, "какая встреча", и подставил человечку позаимствованный от соседнего стола стул. Человечек, нахлобучив шляпу, плюхнулся на твердое сиденье и впился взглядом в сидевшую за одним столом с его подопечными кудрявую рыжеволосую девицу с зелеными глазами. Дипломат, недоуменно переглянувшись с соседом по номеру, налил полный фужер водки и поставил перед гостем. Девица, почувствовав влиятельность странной личности, не спускающей с нее глаз, кокетливо приподняла рюмку и представилась:

- Анельриетта.

Человечек одобрительно кивнул, поразив присутствующих оскалом кривых острых зубов, и в один миг проглотил содержимое фужера.

- Как настроение? - хихикнул он, продолжая пожирать зеленоглазую девицу глазами.

Анельриетта неопределенно пожала плечами, а дипломат, решив все же переключить внимание загадочного гостя на себя и соседа, развел руками.

- Наше настроение зависит от того, как вы собираетесь нас использовать.

- Об этом поговорим несколько позже, - заявил человечек, с трудом отрывая взгляд от зеленоглазой Анельриетты.

- А чего ждать? - угрюмо осведомился финансист, разминая пальцами хлебный мякиш. Поднялись бы в номер и поговорили.

- Во-первых, вы забываете, что с нами дама, - хищно улыбнулся человечек.

- А во-вторых? - нетерпеливо спросил финансист.

Веселая физиономия человечка внезапно стала серьезной, даже торжественной.

- Мы ждем того, кто решает наши судьбы.

- Тогда понятно, - буркнул грубоватый финансист, - ему торопиться некуда.

Человечек уставился на него маленькими злыми глазками.

- Идите-ка лучше оба к себе, когда понадобитесь, вызовем.

Предложение прозвучало явно в приказной форме. Соседи поднялись из-за стола. Зеленоглазая, оценивающе, взглянула на странного маленького человечка, командующего такими представительными мужчинами.

Пока дипломат вежливо раскланивался, финансист успел набить карманы хлебом с соседнего стола.

- Пригодится, - ответил он на вопросительный взгляд соседа и не спеша, направился к выходу.

- Что вы обо всем этом думаете? - полюбопытствовал дипломат, опускаясь на койку финансиста.

- Кажется, придется просить третью койку, раз вам не хватает двух.

- Пардон, - смутился дипломат, перемещаясь по первоначальному адресу. - Все же, каково ваше мнение? - не отставал он от погрузившегося в размышления соседа.

- Рвать когти! -коротко высказался финансист и двинулся к двери.

- Погодите, погодите, коллега, - дипломат стащил через голову галстук, - вы, как всегда, излишне торопитесь. Я просто вынужден предостеречь вас от столь необдуманного шага.

- Плевать я на тебя хотел! - отмахнулся финансист. Но не успел он сделать и несколько шагов, как вдруг оказался на полу, задыхаясь в галстучной петле, плотно захлестнувшей его горло.

- Я же предупреждал вас, коллега, - укоризненно проговорил дипломат, стоя на коленях рядом с поверженным соседом и крепко сжимая натянутую галстучную ленту.

- Отпусти, падла, - задыхаясь, прохрипел финансист.

- Не будем спешить, - ласково предложил дипломат, чуть-чуть приотпуская галстучный узел. - Хочу, кстати, просить вас быть повежливей, вы все же финансист, а не какой-нибудь урка в законе.

- Здорово это у тебя получилось, проворчал, понемногу приходя в себя, финансист, - не ожидал.

- Сюрпризы - моя слабость, согласился дипломат, но перейдем к делу.

Финансист заерзал на полу, как бы намекая соседу о своем желании вести переговоры в более удобном для него положении.

Дипломат же галстук выпускать не спешил: - У вас слишком буйный нрав, коллега, - внушительно произнес он, - потому сначала выслушайте, что я вам скажу. Без денег и документов далеко не уйдешь, это бесспорно, к тому же неужели вам не интересно узнать, зачем нас извлекли из столь дальних мест.

- Не верю я им. - Финансист, почувствовав, как ослаб узел, стягивающий горло, облегченно вздохнул и поднялся с пола. - Нам прежние места могут еще раем показаться.

- Возможно, - согласился дипломат, - однако, кто не рискует...

Он натянул на себя галстук и протер очки.

- Хотел бы я знать, кого мы ждем.

- Думаю, лучше бы нам этого не знать, - покачал головой финансист и неожиданно замолк, прислушиваясь к голосам в коридоре.

За дверью одновременно со смущенным хихиканьем их недавнего покровителя звучал холодный злой голос блондинки-администратора и хриплый бас могучего швейцара.

- Что же это вы вместо слета своего в койку к женщине влезли да еще в шляпе? - выговаривала администратор.

- Разве в шляпе нельзя? - послышался удивленный голос человечка.

- В шляпе, в кепке, - забасил швейцар, - да хоть в тюбитейке, только если сказал, что на слет, так иди на слет, нечего тут по блядям шастать.

- Гаврилыч, - укоризненно произнесла блондинка.

- Что Гаврилыч, - разошелся швейцар, - дал бы по-человечески, зелененькую и валяйся, с кем пожелаешь, а то нет, все обхитрить наровят.

- Так ты, старый козел, взятку хочешь! - возмущенно взвизгнул человечек.

- Распустил язык, - зло бросила швейцару блондинка, - а ну, гони отсюда этого недоростка.

- Вы, милейшая, прежде поинтересовались бы, кого гнать собираетесь, - в тонком голоске человечка неожиданно послышались свирепые нотки.

- Кем еще представитесь? - иронически произнесла блондинка.

За тяжелым, с хрипом, дыханием швейцара финансист не смог расслышать, что там объяснял по поводу своей личности человечек.

Он чуть приоткрыл дверь в то время, как привратник бешено заорал на весь коридор.

- Иди на хрен вместе со своим лысым летуном. Откуда он взялся, твой вождь, раз усы, так уже вождь, - в голосе швейцара мелькнула многолетняя обида. Он ринулся на человечка с поднятым кулаком, но тут же отскочил, зарычав от боли, зажав рукой прокушенное запястье, из которого обильно потекла кровь.

Человечек, ухмыляясь окровавленным ртом, пристально смотрел на побледневшую блондинку.

- Милиция! Милиция! - опомнившись, завопила администратор и понеслась по коридору.

Откуда-то послышались резкие трели милицейских свистков. Финансист быстро закрыл дверь и вопросительно взглянул на соседа.

- Не будем вмешиваться, - предложил дипломат, - это, как правило, плохо кончается.

Финансист не стал возражать, и оба залегли в койки, однако одежду с себя на всякий случай снимать не стали.



* * *

Тот, кого с тревожным любопытством ждали в двухместном номере гостиницы "Северное сияние", спускался на парашюте, недоуменно оглядываясь по сторонам.

Местность, простирающаяся под его ногами, ничем не напоминала асфальтированные улицы столицы. Вокруг рассыпались кустарники, болотца, а откуда-то неподалеку слышался тоскливый собачий вой.

" Еще примут за диверсанта", - с усмешкой подумал вождь и, освободившись от парашюта, стал осторожно передвигаться, скользя в холодной мокрой жиже.

Внезапно за спиной раздался яростный лай, переходящий в угрожающее рычание.

Вождь резко обернулся, увидел злобный оскал собачьих клыков, шарахнулся в сторону и оказался по грудь в отвратительной липкой трясине. Огромный пес поднял морду и тоскливо завыл, очевидно, переживая потерю ускользнувшей от него жертвы, но лезть в болото не решался.

- Сволочь в сердцах погрозил кулаком псу вождь и тут же погрузился по плечи.

Собачий вой стал еще громче и тоскливей. Вот так, философски подумал вождь, по вине какой-то грязной одичавшей собаки рушатся надежды на спасение государства. Личность, подобную ему, уже никому не материализовать. Проклятый колдун теперь сможет создать удобного себе диктатора.

Как бы согласуясь с его мыслями, вода подобралась к самому подбородку вождя. Все, решил для себя вождь и, набрав воздуха, приготовился нырнуть с головой, чтобы избежать мучений медленной смерти. Однако тут же выдохнул его, от удивления забулькав грязной жидкостью. Тоскливо воющий пес внезапно ощетинился, грозно зарычал и молниеносно бросился на появившуюся из-за кустов мужскую фигуру с блеснувшим погоном на плече.

Кусты громко захрустели, подмятые борющимися телами человека и разъяренного животного. Через минуту раздался задушенный хрип, и молодой светловолосый офицер в разодранном кителе, с выглядывающей из-под него окровавленной располосованной собачьими когтями рубашкой склонился над водой ив изумлении застыл. Над трясиной немым призывом о помощи, напряженно блестели маленькие карие глаза и тяжело засасывали воздух две ноздри, от которых кругами расходилась зеленоватая жидкость.

Офицер, мгновенно оценив обстановку, скинул с себя брюки и, намотав одну штанину на руку, другую с криком "держи" бросил утопающему. Вождь, перед тем как окончательно погрузиться в трясину, намертво ухватился за крепкую военную материю и вытянутый на твердую почву сильной офицерской рукой, выпустил изо рта фонтан гнилой воды. Офицер некоторое время с любопытством разглядывал мощный лысый череп и сникшие мокрые усы спасенного и затем, чтобы привести в чувство, слегка похлопал его по влажным щекам. Вождь, мгновенно открыв глаза, возмущенно отпрянул.

- Что это вы руки распустили?

- Я не знаю другого способа приводить в чувство утопленников, - пожал плечами офицер и принялся отжимать послужившие спасению вождя форменные штаны.

Вождь, уже окончательно пришедший в себя, взглянул на обиженно порозовевшие твердые скулы и глубоко посаженные синие глаза своего спасителя. Оглядел атлетическую фигуру в белых трусах и рваном кителе и, чтобы несколько смягчить остервенело выжимающего штаны офицера, произнес:

- Поздравляю, вы совершили подвиг, лейтенант!

Офицер критически посмотрел на схожего с мокрой курицей спасенного и скупо улыбнулся.

- Служу Советскому Осводу.

- Стало быть, иронизируете, - усмехнулся вождь, - однако, помните: цыплят по осени считают.

- Хорошо, хорошо, - махнул мокрыми штанами лейтенант, - давайте-ка, будем сушиться. Он с сожалением взглянул на мокрые штаны. Без спичек не загорится.

- Возьмите, - вождь достал из кармана золотую зажигалку и бросил офицеру.

Лейтенант на лету поймал ее и с любопытством посмотрел на выгравированные на боковой поверхности иностранные буквы и цифры.

- Трофейная? - поинтересовался он.

- Была подарком, стала трофеем, - усмехнулся в уже просохшие усы спасенный.

- Как так? - удивился офицер.

Вождь нахмурился.

- Меньше знаешь, дольше живешь, лейтенант. Займись делом.

Офицер подозрительно взглянул на спасенного, но потом, о чем-то вспомнив, махнул рукой и буркнул.

- Мне и так немного осталось, - и принялся разводить костер.

Через несколько минут мокрая одежда спасенного сушилась на ветках. Сам он, в наброшенном на плечи офицерском кителе, сидел у ярко пылающего костра. Офицер в одних трусах грелся на корточках, грустно уставившись в огонь синими глазами.

- Что это вы такое удивительное бормотали о вашей жизни? - внезапно спросил ничего не забывающий вождь.

Офицер не отвечая, пристально смотрел в огонь.

- Почему вы, товарищ, все молчите и молчите? - недовольно осведомился вождь. - Пора ведь и в комендатуру сообщить о нашем бедствии.

Офицер встрепенулся, отрываясь от огня.

- Нельзя мне.

- То есть, как? - не понял вождь.

- Трибунал ждет, - коротко пояснил офицер.

Вождь с интересом взглянул на своего спасителя.

- А ну-ка, рассказывайте, что у вас там стряслось.

Офицер слабо махнул рукой.

- К вам это не имеет отношения.

- Докладывайте, лейтенант, - потребовал вождь, в интонации которого профессиональный военный чутко уловил командную нотку и, мгновенно подчиняясь стойкой привычке, коротко охарактеризовал обстановку.

- При непредвиденном возвращении с задания застал жену в кровати с непосредственным начальником.

- Так гнать эту суку, - вырвалось у вождя.

- Нельзя, - вздохнул лейтенант.

- Почему? - удивился вождь.

- Нету ее больше, офицер развел руками, - и начальника нету.

- Граната, - пояснил лейтенант, - с боевого задания шел. Так что медаль за спасение на водах присвоят посмертно.

Вождь задумчиво взглянул на поникшего офицера и тихо проговорил.

- Зачем же так скисать, лейтенант? Решение вопроса, конечно, было излишне шумным, однако вполне справедливым.

Молодой офицер во все глаза смотрел на спасенного.

- Идемте, лейтенант, - взял вождь инициативу в свои руки, натягивая почти высохшие джинсы. - Я буду в вашем кителе, а вы в моей куртке, для конспирации, - пояснил он, усмехнувшись в усы.

- Куда идти? - не понял лейтенант.

- Для военного вы задаете слишком много вопросов, - резко заметил вождь, - и учтите, за начальника пятнадцать суток отсидки вам обеспечено.

- Слушаюсь! - автоматически рявкнул лейтенант и зашагал вслед за вождем.

Шоссе оказалось совсем неподалеку, и за помятую плитку шоколада, бог весть каким образом оставшуюся в кармане куртки вождя, попутка довезла их прямиком до гостиницы. Правда, водитель, принимая плату, не удержался и поинтересовался, сколько раз эту сладость уже ели прежде. Однако взгляд лысого пассажира в офицерском кителе был так суров, что водитель, быстро дал полный газ и исчез за поворотом.

При виде необычной пары, появившийся в вестибюле, белесые глаза швейцара от злости выкатились из орбит.

- Куда? - прорычал он, подняв руку, с плотно забинтованным запястьем и танком надвигаясь на вождя и его молодого спутника. - Может. Тоже на слет?

- Почему на слет? - удивился вождь, поправляя сползающий с плеч изодранный китель. - Мне нужно знать, в какой номер направился мой помощник.

- Ага, - кивнул швейцар, - помощник. Не тот ли недомерок в большой шляпе?

- Вообще-то, похоже, согласился вождь, - но почему так сердито?

Блондинка, уже, будучи наготове, сняла телефонную трубку.

- В отделении с тобой поговорят ласковей, - пообещал швейцар и обернулся к администратору, - звони в милицию.

- Не надо милиции, - побледнел лейтенант.

- Заткни пасть, засранец, - рявкнул швейцар и тут же получил мощнейший прямой в челюсть, от которого рухнул на спину и остался лежать с бессмысленно выпученными белесыми глазами.

Блондинка, выскочив из-за барьера, второй раз за сегодняшний день охрипшим голосом взывала к милиции.

Офицер дернулся было к выходу, но вождь властно пресек его попытку.

- Какой ты, однако, горячий, - усмехнулся он, - может, в тебе есть кавказская кровь?

Лейтенант, опешив, отрицательно покачал головой.

- Можешь не знать, - буркнул про себя вождь и направился к телефону.

Не обращая внимания на вопли блондинки, он набрал какой-то номер и попросил комендатуру Кремля. Когда он положил трубку, вестибюль уже наполнился людьми в милицейской форме. Они скрутили, несмотря на отчаянное сопротивление, молодого офицера и по знаку мычавшего на полу швейцара направились к вождю. Вождь изъявил полную готовность следовать за блюстителями порядка, и те, посмотрев на его хоть и изодранный, но все же офицерский, мундир, спокойно пригласили пройти в отделение. В комнате, куда завели обоих арестованных, перед глазами вождя предстала забавная картина. Два дюжих милиционера, сняв кители, устало пихали ногами лежащего на полу и связанного по рукам и ногам человечка. Милицейский капитан с толстомясой физиономией сидел за столом и не переставал заливаться идиотским смехом.

- Чудеса, скажу, - не поверят, - обратился он к вошедшим, - который час обрабатывают, ни одного синяка.

Он снова засмеялся и, показывая пальцем на вождя и его спутника, сквозь смех спросил.

- А этих, откуда приволокли?

- Напрасно вы так себя ведете, - заметил вождь, - совершенно напрасно.

- Да? - удивился толстомордый капитан, - сейчас разберемся. Давайте, ребята, пусть малыш отдохнет, возьмите этого лысого умника.

Не успели дюжие ребята шагнуть к вождю, как дверь с силой распахнулась, и в комнату ворвался разъяренный генерал в сопровождении нескольких автоматчиков.

- Что здесь происходит, черт вас побери! Опять превышение власти? Простите, товарищ вождь, - обратился он к арестованному, - вертолет в полной готовности.

- Ну что же, лучше поздно, чем никогда, - усмехнулся вождь.

Толстомясая физиономия милицейского капитана стала бледно-зеленой. Вытянув руки по швам, он стоял у стены, наблюдая, как его дюжие помощники, торопясь и отталкивая друг друга, развязывают лежавшего на полу человечка.

Генерал пригласил всю компанию к выходу и незаметно сделал до боли понятный капитану милиции жест. Уже на улице, вдыхая свежий воздух, вождь услышал прозвучавшие один за другим пистолетные выстрелы.

- Что это еще за салют? - поинтересовался он у генерала.

- Коллективное самоубийство, товарищ вождь.

- Ну что же, - согласился вождь, - не справляющиеся защитники правопорядка должны вовремя принимать достойное решение. Кстати, генерал, до меня дошел слух, что в одной из воинских частей произошла забавная история. Вождь лукаво взглянул на затвердевшие от напряжения скулы молодого офицера. - Один начальник, понимаете, полез в постель к жене подчиненного, и сердце не выдержало, помер старый козел. Надо больше следить за нравственностью командного состава.

- Разберемся, товарищ вождь, - кивнул головой генерал, - можете не сомневаться.

- Он же совсем не старый, шепнул лейтенант на ухо вождю.

- Сказал старый, значит, будет старый, - резко ответил вождь и пальцем подозвал человечка. -Проводи этого парня в вертолет, Глюк, пусть отдохнет, а сам немедленно ко мне в кабинет, у меня есть к тебе несколько вопросов.

- Хорошо, Осип, бегу, - засуетился человечек и потащил плохо что понимающего офицера к покачивающему лопастями винта вертолету.

Вождь кивнул отдавшему честь генералу, стоящему между двумя автоматчиками, и медленно поднялся в салон вертолета. Человечек уже ждал его и смотрел на вождя бегающими глазками.

- Что это еще за приключение, Глюк, почему ты влез к женщине в номер?

- Для информации, Осип, исключительно, ты же знаешь, остальное мне ни к чему.

- Да...- протянул недоверчиво вождь, - а может, по старой памяти на красное потянуло?

- Что ты, Осип, что ты. - Человечек испуганно замотал головой.

- Тогда объясни, почему этот хамский швейцар был с перебинтованной рукой.

- Но, Осип, - человечек умоляюще взглянул на вождя, - ведь они оскорбляли тебя. Я бы на твоем месте ни за что не простил.

- Стану я заниматься всякой мелочью, - отмахнулся вождь, - решишь этот вопрос сам с Колиастро, кстати, передай ему, что завтра жду, и приведи сюда своих подопечных. Пора начинать решительные действия.

Вождь заложил руку за борт джинсовой куртки и шагнул к иллюминатору.

- Мы вновь подстегнем эту старую клячу, историю, не будь я тем, кого воскресил этот чертов колдун!



* * *

Мировой общественный опыт приучил народ к тому, что вожди приходят и уходят, но чтобы они после этого еще и возвращались, такого в истории человечества до сих пор не было. Общество, на глазах которого произошло столь выдающееся событие, переживало что-то вроде психологического шока. И шок этот вызван был не столько самим чудом воскрешения, сколько полным недоумением, за кого из прежних вождей принимать теперешнего и чего можно от него ожидать. Говорили, что вернулся вождь с разработанной программой ближайшего счастливого будущего.

Поговаривали о приближающемся конце света, в общем, тем для разговоров было в избытке.

В тревожном ожидании находились и соседи по двухместному номеру отеля "Северное сияние", с утра до полудня провалявшись одетыми на своих койках. Первым не выдержал дипломат.

- Нет, вы как хотите, - обратился он к финансисту, - а я выйду посмотрю, что и как.

Финансист бросил мрачный взгляд на соседа и отвернулся к стенке.

- Почему бы вам не составить мне компанию, - не отставал дипломат, - любопытно все же...

- Нет, - коротко прервал его финансист.

- Хорошо, допустим, - игнорируя не очень любезный тон соседа, продолжал дипломат, - но согласитесь, это, в конце концов, не по-товарищески.

Он выжидающе посмотрел на финансиста, ласково поглаживая галстучный узел.

Финансист бросил искоса взгляд на руку соседа, ожесточенно поскреб жесткую щетину и, буркнув: Ну ладно, - поднялся с койки.

- Приятно, когда тебя понимают, - одобрительно блеснул очками дипломат, и оба осторожно вылезли из номера.

В вестибюле гостиницы царил обычный полумрак. За барьером при свете тусклой настольной лампы неподвижно восседала блондинка-администратор. Рядом с дверью вырисовывалась мощная фигура швейцара. Соседи нерешительно переглянулись.

Блондинка молча смотрела на постояльцев невидящим взором. Дипломат вежливо наклонил голову, приветствуя ее. Не получив ни малейшего знака внимания к своей персоне, он двинулся через вестибюль и с самым независимым видом прошел мимо гостиничного стража. Вдруг что-то странное показалось ему в облике свирепого вышибалы. Он подошел поближе, с ужасом всматриваясь сквозь стекла очков в неподвижную физиономию. Твердые, словно сваренные вкрутую белесые глаза на застывшем лице напоминали ему мраморный бюст одного из правителей Древнего Рима. Дипломат, любопытство которого всегда брало верх над страхом, слегка дотронулся до мощной груди швейцара и тут же отдернул руку, почувствовав леденящий холод окаменевшего тела. Финансист, уже было двинувшийся за соседом, в недоумении остановился, пытаясь понять, что такое сотворил его хитроумный сосед, превратив агрессивного гостиничного цербера в молчаливо стоящее перед ним бревно. Когда он, преодолев изумление, наконец решил подать голос, дипломат сам направился к нему, приложив палец к губам.

- Что происходит? - прошептал все же финансист, но дипломат, молча, покачав головой, направился к барьеру, за которым в неизменной позе продолжала сидеть блондинка. Финансист подошел вместе с ним и, покачнувшись, ухватился за локоть дипломата.

Вместо лица над кружевным воротником блондинки возвышалось его каменное изваяние, продолжением которого была длинная, будто вытесанная из серого мрамора шея с непонятно зачем висевшей на ней золотой цепочкой. Соседи, молча переглянувшись, ринулись в свой номер. У закутка, где светился голубой экран, послышался знакомый голос колдуна.

- Суть явления заключается в том, - разъяснял колдун, - что субъект, биополе которого принимает направление, противоположное биополю материализовавшегося объекта, частично превращается в исходный продукт.

- Иными словами, в окаменелость, - уточнила все та же самая миловидная журналистка.

- Можно сказать и так, - согласился колдун.

- Как же тогда с демократией? - растерянно спросила девушка.

- Разве, - усмехнулся колдун, - демократия подразумевает обязательную конфронтацию...-И уперся тяжелым взглядом в сидящих у телевизора зрителей.

Дипломат, начиная кое о чем догадываться, присел на свободный стул и чуть не свалился, плечом почувствовав уже знакомое леденящее прикосновение. На соседнем стуле, продавливая каменным задом деревянное сиденье, разместился памятник пожилому мужчине, прижимающему к груди толстый портфель.

В номере соседей ждала еще одна неожиданность. На двух сдвинутых их койках оглушительно храпел какой-то тип, с головой укрытый пиджаком.

- Что еще за солист засратый? - возмутился финансист, но тут же осекся, уставившись на ужасный шрам, появившийся из-под сползающего с бандитской физиономии незнакомца пиджака.

- Это же, пробормотал финансист, - это же...

- Знакомого встретили? - приветливо осведомился дипломат.

- Мокрушник, - угрюмо буркнул финансист.

- Какая собирается интересная компания, - заметил дипломат. -Эй, приятель, - позвал он нового гостя.

С бандитской рожи глянули злые заплывшие глазки.

- Явились, - прохрипел незнакомец, присел на кровати из сдвинутых коек и, достав из кармана пиджака бутылку с пивом, открыл ее зубами. - Из номера ни шагу, - он вылил содержимое бутылки в широко открытый рот и утер подбородок рукавом, - отвечать за вас не собираюсь.

- Перед кем? - изумился дипломат.

Ужасный шрам на бандитской роже искривился в усмешке.

- Узнаете в свое время, - он грузно поднялся и пересел в кресло - Живо по нарам!

Строптивый финансист на этот раз послушно двинулся к койке, дипломат же, лениво стягивая галстук, тихо проговорил: - Что это к нам одних командиров присылают?

На этот раз проделать фокус с галстучной петлей ему не удалось. Раздался звон разбитой о край стола бутылки, и острый обломок оказался в непосредственной близости от горла дипломата.

- Брось петлю, гладкорожий, - шрам на бандитской физиономии угрожающе сузился, - твоя биография у меня на ладони.

- Приятно, - произнес дипломат, - что слух обо мне прошел по всей Руси Великой. - Он нехотя отбросил галстук и присел на кровать.

Незнакомец поднялся с кресла.

- Темно, как у козла в жопе, - и включил свет, - теперь будем ждать.

- Кого на этот раз? - осведомился дипломат.

Новоявленный хозяин уже было открыл рот, чтобы выплюнуть очередное ругательство, когда дверь в номер отворилась, и маленький человечек в нахлобученной на уши шляпе приветственно захихикал и сел на стол, поместив на коленях транзисторный телевизор.

- Внимание, - довольно оскалился он и повернул выключатель.

- Соотечественники, - перед глазами бывших заключенных возникла физиономия вождя, - нами была проделана архиважная работа по отбору тех, кто должен трудиться в непосредственной близости с вождем. Эти люди прошли большой и извилистый путь.

Человечек не удержался и хихикнул.

Изображение вождя задергалось на экране.

- Повторяю, - произнес вождь и нахмурился так, будто видел, что вытворяет его помощник. - Завтра я представлю вам тех, кто будет достоин входить в окружение вождя. До свидания, товарищи.

- Вот так, товарищи, - торжественно произнес человечек, спрыгивая со стола, - достойных прошу поторопиться, в апартаментах вертолета вас ожидает вождь.

Небритая физиономия финансиста покрылась каплями пота, дипломат медленно снял очки.

- Это, конечно, шутка?

- Какие еще шутки, - шрам на бандитской роже двинулся к подбородку. - Сказано ждут, значит вперед!

Человечек потянулся к уху дипломата.

- А где девушка?

- Какая девушка? - не понял дипломат.

- Ну эта, - человечек сладко причмокнул, - зеленоглазая.

- Понятия не имею, - ответил дипломат.

Помощник вождя смущенно хихикнул.

- Увидите, передайте, что я ее помню.

Компания бывших заключенных во главе с суетливо бегущим впереди человечком быстро проследовала на Красную площадь и в нерешительности остановилась перед слегка шевелящим лопастями пропеллера вертолетом вождя. Человечек сделал ободряющий знак рукой и первым взбежал по трапу.

В салоне их встретил молодой военный в необычном голубом мундире, изящно облегающем его статную фигуру, с блестящими золотом погонами на широких плечах. Он резко тряхнул головой, одновременно щелкнув каблуками, оглядел прибывших пристальным взглядом глубоко посаженных синих глаз и молчаливым жестом пригласил всю компанию к уже накрытому для ужина столу.

Первым воспользовался приглашением громила с бандитской рожей и резко опустился на стул, слегка заскрипевший под его тяжестью. Дипломат и финансист уселись друг около друга. Человечек забегал вокруг стола, разливая из огромной бутылки водку по внушительным фужерам.

Офицер, удовлетворенно окинув взглядом групповой портрет с сияющим хрусталем на столе, резко нажал на голубую кнопку, и перед глазами бывших заключенных ярко загорелась надпись: "Ноу смокинг. Пристегнуть ремни".

Вертолет загудел, задрожал и оторвался от земли. В тот же момент распахнулись боковые двери салона, и мгновенно вскочившие на ноги будущие члены правительства с волнением увидели вождя. Он махнул рукой.

- Садитесь, - товарищи, - и медленно пошел к иллюминатору. - Думаю, - неожиданно проговорил вождь глухим голосом, вглядываясь в иллюминатор и не поворачивая головы к сидящим за столом, - вам уже известно о той ответственной миссии, которую возлагает на вас народ. Кое-кто, конечно, зная криминальность ваших биографий, может возражать против моего выбора и как всегда окажется не прав. --Вождь повернул лицо к напряженно слушающим его будущим соратникам и поднял указательный палец, - Всегда говорил и повторяю: все гениальное -просто. Изменить пришедшую в негодность систему по- настоящему может лишь тот, кто, изучив ее недостатки, много лет использовал их в личных целях. Впрочем, - вождь сделал небольшую паузу, - насильно никого не держим. Тот из вас, кто не согласен с моим мнением, может немедленно покинуть вертолет. Он вновь повернул голову к иллюминатору, лукаво улыбаясь проплывающим мимо облакам.

Внезапно перед иллюминатором зигзагообразно заскакал небольшой круглый шар, переливаясь всеми цветами радуги и время от времени выпуская длинный белый хвост.

- Что это? - отпрянул вождь.

- Товарищ Колиастро пробивается в наше измерение, - объяснил подбежавший человечек.

- Мог бы и без фокусов, проворчал вождь и направился к возникшему в салоне длинноносому колдуну.

- Здравствуйте, товарищ Колиастро, присаживайтесь. - Он усадил колдуна рядом со своим креслом. У ножки которого, прямо на полу пристроился человечек.

- Глюк, приказал вождь, - представь товарищу Колиастро новых членов правительства.

Человечек, дотронувшись краем огромной шляпы до золотого погона на плече офицера, весело оскалился.

- Этот храбрый воин будет командовать всеми вооруженными силами на суше и на море.

Молодой главком встал и, щелкнув каблуками, отдал честь вождю.

- Этот товарищ с приветливым лицом, - человечек подбежал к бывшему заключенному с бандитской рожей, будет командовать силами безопасности страны.

Новоиспеченный начальник безопасности сощурил маленькие глазки.

Внезапно вождь закинул голову и зашелся визгливым смехом.

- Сколько же их было, - замахал он рукой, - все бандит на бандите. - Он протер слезинки в уголках глаз и, вдруг посуровев, угрюмо бросил: - Продолжай, Глюк.

- Вот эта неразлучная пара, - хихикнул человечек, - министр финансов и министр иностранных дел.

Дипломат вежливо поднялся и подтолкнул под локоть соседа, который нехотя привстал, чуть отодвинув стул. Вождь внимательно оглядел министров.

- Вы должны помнить, товарищи, - значительно произнес он, - на вас лежит основная забота за экономическую судьбу страны, и потому безответственность от преднамеренного преступления я отличать не собираюсь.

Вождь сделал знак рукой, и оба министра с облегчением сели.

- Кстати, - заметил вождь, - хочу обратить общее внимание на то, что наш неутомимый товарищ Колиастро помимо выдающихся успехов в деле транспортировки отдельных личностей в известном всем нам направлении, сумел освоить уже и обратный процесс. - Вождь ласково улыбнулся колдуну, - Меня правильно информировали, товарищ Колиастро?

Колдун, бросив пристальный взгляд на вождя, медлил с ответом.

Смелее, товарищ Колиастро, - приободрил его вождь, - никто из присутствующих здесь не сомневается, что грозное оружие в ваших руках будет служить нам на пользу.

- Такой процесс, - медленно выдавил из себя колдун, - возможен лишь частично.

- Что значит частично? - потребовал разъяснений вождь.

- Переход исходящих данных в окаменелость.

- Это мы уже видели, - шепнул дипломат соседу.

Финансист угрюмо кивнул головой.

Внезапно бандитская физиономия новоиспеченного министра безопасности побелела, шрам в страхе дернулся на щеке.

- Что это? - прохрипел он, с ужасом наблюдая, как застывает, приобретая каменно-серый цвет, его рука.

Вертолет стал заваливаться на бок. Слышно было, как затихают каменеющие лопасти пропеллера. Министры уцепились друг за друга, пытаясь сохранить равновесие.

- Ты, кажется, уподобляешься Макиавелли, - зло бросил вождь колдуну.

- Это он, - вскочил Колиастро, - рябой недоносок. Надо срочно уходить из поля действия прибора.

- К парашютам, - твердо скомандовал мужественный главком.

- Очень своевременное решение, - поспешил согласиться вождь и, нацепив парашют, первым выпрыгнул из падающего вертолета.

За ним попадали министры. Человечек успел забежать в кабину и, схватив в охапку упирающегося пилота, вместе с ним вывалился в люк.

После приземления все, как по команде, собрались у входа в отель "Северное сияние" и, стараясь не смотреть на жуткие окаменевшие фигуры в вестибюле, поднялись в номер ново назначенных министров.

- Где Колиастро? - осведомился вождь.

- Очевидно, пошел наводить порядок в своем хозяйстве, - вежливо предположил дипломат.

- Иди, - приказал вождь человечку, - найди его. Если колдун ведет двойную игру, придется временно перебираться за границу.

Финансист мрачно поскреб колючий подбородок. Перспектива нелегального отъезда из страны в компании с вождем его явно не привлекала. Вслух высказываться он повременил, с надеждой посматривая на своего более находчивого соседа.

Начальник безопасности, забыв обо всем, недоуменно осматривал свою тяжелую каменную руку.

Дверь тихо скрипнула, и в номере вновь появился человечек. Он мигом залез под койку, вытащил из запасов главы безопасности бутылку пива и жадно приник к горлышку.

- Ты что, сюда выпить вернулся? - раздраженно спросил вождь.

Человечек оторвался от бутылки и перевел дыхание.

- Помощник колдуна взбунтовался, но Колиастро оказался хитрее, - человечек хихикнул. - Наобещал ему черт знает чего. Сейчас допрашивает.

Вождь покачал головой.

- Не думал, что у товарища Колиастро возможны такие трудности. Ему надо помочь, - обратился он к все еще занятому своей неподвижной рукой министру безопасности.

Бандитский шрам на физиономии министра радостно дернулся. Он понимающе кивнул головой.

- Ну что ж, - произнес вождь, - давно не присутствовал на допросах, - и медленно направился к выходу.

Человечек извилистыми путями повел вождя и его приближенных к заброшенному пустырю, посередине которого восседал на старом обугленном пеньке Колиастро. Два его сотрудника в темно-серых спецовках и резиновых перчатках держали наперевес, наподобие автоматов, небольшие стеклянные баллоны, внутри которых пузырями кипела холодная жидкость. Оружие их было направлено на рябого длинношеего человека, руки которого были связаны его же спецовкой.

- Вы же обещали, шеф, - укоризненно проговорил связанный помощник.

Черные глаза колдуна зло блеснули.

- Я не отказываюсь от своего обещания. Ты получишь подлинную свободу, лишенную всех земных тягот.

Бывший заместитель Колиастро покачнулся и срывающимся голосом в отчаянии прокричал:

- Без меня вы не сможете применять наш прибор на расстоянии! Шеф, вы потеряете половину своего арсенала!

Колиастро на секунду задумался. Помощник, обостренным инстинктом самосохранения почувствовав колебание колдуна, решил закрепить позиции.

- Вы превратитесь в мелкого исполнителя воли тирана, в его покорного слугу.

Колдун поднял голову, очевидно желая возразить, но, увидев приближающегося вождя и новых министров, прошептал: - Ты прав, прощай!

Сотрудники колдуна подняли баллоны, и бывший заместитель Колиастро, содрогаясь от боли, свалился наземь. Через секунду каменное изваяние его вытянулось, касаясь холодной головой ног колдуна.

- По-моему вы несколько поторопились, - недовольно произнес вождь, подходя к Колиастро, - почему он взбунтовался?

- От чрезмерного честолюбия, - устало произнес колдун.

- Стало быть, - усмехнулся вождь, - потерял совесть и окаменел от стыда.

Человечек одобрительно хихикнул в ответ на его шутку, но вождь не склонен был продолжать веселье. Он обвел приближенных суровым взглядом и торжественно произнес:

- Не будем останавливаться на мелочах, товарищи. Впереди великие дела. На площади уже ждет новый вертолет. Есть предложение продолжить совещание, И, как полагаю, оно принимается единогласно.

В салоне новой летающей квартиры все было так же, как и в старой. Вождь, очевидно, был консервативен в своих привычках. Неподалеку от иллюминатора стояло его широкое кресло. Стол был накрыт ничуть не хуже прежнего. Ослепительно сияли хрустальные фужеры, и стульев было ровно столько, сколько требовалось, чтобы усадить новый кабинет министров. Вождь сел в кресло и жестом пригласил к столу всю компанию. Человечек, как и полагалось, вновь наполнил фужеры, но местом у стола пренебрег, предпочитая тереться у ног вождя.

Вождь хитро прищурился и поднял свой фужер.

- Стало быть, за возрождение марксизма.

Плохо воспитанный финансист, уже успевший откусить половину от длинного свежего огурца, поперхнулся и выплюнул непрожеванную часть в тарелку.

Колиастро слегка усмехнулся.

- Боюсь, что эта задача вам не под силу.

Вождь сердито нахмурил широкие брови.

- Понимая на сегодняшний момент ваше отношение к названной мной личности, хочу все же заметить, что плохому наезднику собственный член мешает.

Человечек, взвизгнув от восторга, приветствовал слова вождя, покрутив над головой своей огромной шляпой. Вождь покосился на сидящего у ног помощника и, пинком ноги остановив его веселье, поднялся с кресла. Он медленно прошел за спинами сидящих за столом министров, засунув руку за отворот куртки.

- Нам нужен рынок, товарищи, и дело не в том, будет он называться марксистским или антимарксистским. Вождь сделал паузу и поднял указательный палец. - Важнейшей задачей является привлечение на этот рынок устойчивой валюты.

Он лукаво взглянул на дипломата и засунул большой палец под мышку.

- Вот вы, товарищ министр иностранных дел, что вы можете сказать по этому поводу? Кажется, совсем недавно вы вплотную соприкасались с этим предметом.

Дипломат, подумав, развел руками.

- Запад на слово больше не поверит.

Вождь быстрыми кругами заходил по салону.

- Насрать нам на то, чему поверит и чему не поверит Запад. - Он резко остановился, держа палец под мышкой, и приподнялся на цыпочках. -Запад- это не наивная девушка, это проститутка, которую нужно заинтересовать.

- Хрен чем его заинтересуешь, - неожиданно угрюмо буркнул финансист.

- А вот совсем даже не хрен, - быстро ответил на грубую реплику вождь, - эта уж мне оппозиция, даже не удосуживается подумать и сразу против.

- Ты, падла, закрой помойку, - начальник безопасности поднес свой тяжелый каменный кулак к небритой физиономии министра финансов.

- Очень своевременное замечание, - одобрил вождь действие министра с бандитской рожей.

- Вот вы, товарищ Колиастро, - резко повернулся вождь к колдуну, - я слышал, ваши сотрудники шутки ради оживили какую-то доисторическую мерзость, вроде рептилий.

Колдун от неожиданности ткнулся длинным носом в фужер.

- Люди переутомились, нужен какой-то отдых, - пробормотал он в оправдание.

- Не о том речь, товарищ Колиастро, не о том речь, нужно энергично включаться в народно-хозяйственный комплекс страны.

Хитро прищурившись, вождь, не отрываясь, смотрел на колдуна. Колиастро поднял голову и проник взглядом в темные глаза вождя.

- Но тогда придется вторгаться в кроманьонский и даже неандертальский период.

Вождь стремительно сорвался с места и снова забегал по салону.

- Это прекрасно, товарищ Колиастро, чертовски прекрасно, вторгайтесь, и как можно быстрей.

Финансист и дипломат с неподдельным интересом уставились на вождя. Начальник безопасности, плохо понимая, о чем идет речь, яростно потирал здоровой рукой сжатые навечно в кулак холодные пальцы.

- Это же гениально! - вновь взвизгнул, не удержавшись, человечек.

Вождь благосклонно взглянул на помощника и, чуть согнув палец, заметил:

- И как всегда просто.

Он достал из внутреннего кармана куртки огромные золотые часы.

- Стало быть, цели ясны, задачи определены- за работу, товарищи.

Случайно заметив, с каким интересом смотрит на разбросанные по золотой крышке часов старинные письмена молодой главком, вождь улыбнулся в густые усы.

- Подарок трудящихся Древнего Востока.

Он на секунду закрыл глаза, будто о чем-то вспоминая, внезапно нахмурился, вдавив голубую кнопку, включил табло и тихо произнес:

- Хочу, чтобы вы помнили, товарищи: многие из ваших коллег там, в суровых краях, мечтали бы поменяться с вами местами.

После столь внезапного предупреждения министры не стали медлить с прощанием. Вождь с интересом смотрел в иллюминатор, как кувыркаются в воздухе его соратники, выбрасывая над головами голубые купола парашютов.

- Вы тоже свободны, товарищ Колиастро.

Он обернулся к оставшимся в салоне колдуну и человечку, ответил кивком на вежливый поклон Колиастро и, не замечая выжидательного взгляда маленького помощника, направился в спальню.

Человечек покрутился по салону, оскалился, сорвал шляпу и, прыгнув в люк, со свистом врезался в атмосферу.





ГЛАВА ВТОРАЯ

Запад, в который раз был повержен и потрясен. Вопреки всем предсказаниям астрологов и известных экономистов в России явно намечался сдвиг в сторону экономического прогресса. Первыми признаками зарождающегося чуда стали полки магазинов, неожиданно заполнившиеся мясом и молоком исчезнувших много веков назад животных. Иностранная пресса захлебнулась многочисленными репортажами с фотографиями счастливых русских женщин. Они улыбались, прижимая к груди огромные куски замороженного мяса. В ресторанах украшением меню стал "птеродактиль табака", расплющенный на огромном блюде. Его подвозили к столу на прочной стальной тележке. Клиентам, заказавшим этот шедевр кулинарного искусства один на четверых, в подарок предлагалось огромное, залитое майонезом яйцо, отложенное одним из чудовищ мезозойской эпохи.

Витрины засверкали роскошной одеждой и украшениями из костей и кожи животных, названия которых не всегда были известны даже опытным палеонтологам. Молодежь щеголяла в штанах из грубой непромокаемой кожи, усыпанной твердыми треугольными шипами. Деловой мир и мир искусства с небрежной элегантностью оделся в эластичные, цвета морской волны куртки из рептилона. В барах подавали коктейль "Бронтобой", после которого у пьющих глаза вываливались из орбит и на непродолжительное время отвисали челюсти.

Женщины предпочитали напиток менее ударный с ароматным названием "Букет псилофитов", от которого попахивало болотной тиной, и на дне бокала оставался тонкий слой каменноугольной пыли. Одеты они были сплошь и рядом в платья из разноцветных шкурок, изодранных на лоскутки в самых привлекательных местах.

Толпы людей ломились в кинотеатры, где шел нашумевший во всем мире фильм "Секс забытых предков".

Прилавки книжных магазинов пестрели обложками журналов, на которых белеющие из-под приподнятых шкур задницы первобытных женщин изредка перемежались твердокаменными членами их звероподобных партнеров. Здесь же можно было встретить тонкую книжицу с обрамленным золотом портретом прищурившегося в доброй улыбке вождя. Книга подробно знакомила читателя с деятельностью главы государства в предматериализационный период.

Сбывалась почти забытая и ставшая как никогда актуальной фраза: "Жить стало лучше, жить стало веселей".

Новоиспеченные министры, деятельность которых во многом способствовала неожиданно свалившемуся на страну экономическому чуду, продолжали жить и работать в отеле, вестибюль которого отпугивал посторонних посетителей ужасающим видом окаменевших фигур блондинки-администратора и швейцара. Правда, в их жилищных условиях произошли кое-какие перемены. Дипломат с финансистом соседствовали теперь в трехкомнатном люксе с телефоном и цветным телевизором. Номер министра с бандитской рожей располагался где-то неподалеку, но был строго засекречен, и знать о нем полагалось только вождю. Молодой главком номером в отеле пренебрег и поселился непосредственно в казармах. О том, где находится логово колдуна, толком не знал даже вождь, при надобности отправляя к Колиастро своего преданного помощника в огромной шляпе.

Финансист и дипломат, имея каждый по комнате, работали в основном в общей гостиной, ежеминутно сталкиваясь лбами у телефонного аппарата, и, чтобы не терять драгоценного времени, обедали здесь же за одним столом.

Зеленоглазая Анельриетта, чей интерес к старым знакомым за последнее время возрос, участила свои визиты и теперь с хрустом раскалывала щипцами из высокопрочной стали раковины далеких предков креветок, одновременно бросая нежные взгляды на небритого министра. Финансист, поглощенный огромным, запеченным на углях крылом птерозавра, взглядов этих не замечал, с удивительной настойчивостью пытаясь разгрызть доисторическую кость. Второй министр, поблескивая очками, тыкал вилкой мимо тарелки, внимательно следя за мелькающей на голубом экране рекламой. Такое невнимание со стороны ставших значительными персонами старых знакомых зеленоглазую девушку явно не устраивало. Она уже собралась высказать решительное мнение по этому поводу, когда финансист, наконец, одержал верх над многовековой костью. Раздался хлопок, похожий на пистолетный выстрел, и победитель поперхнулся ледяной водой, вытекшей из образовавшегося в кости отверстия.

- Сволочи! - прохрипел, откашлявшись, министр, - полуфабрикатом кормят.

Дипломат, оторвавшись от экрана, недовольно блеснул очками.

- Господин министр, у нас за столом дама.

Финансист со звоном бросил в тарелку обломки крыла когда-то порхающего ящера и угрюмо взглянул на кокетливо улыбнувшуюся дипломату зеленоглазую гостью.

- Из чего сделаны эти штаны, что ты мне подарила?

Анельриетта недоуменно оглядела плотные ляжки министра финансов.

- Из чистого плезирона, а что?

- То, что у меня от твоего хрензирона жопа до костей стерлась.

- Ну, это уж слишком, - возмутился дипломат, с недоумением заметив улыбку на губах зеленоглазой гостьи.

- Не берите в голову, господин министр, - успокоила его Анельриетта, - мужская грубость иногда волнует больше, чем нежность.

Финансист бросил взгляд на круглые коленки, аппетитно выглянувшие из-под разрезанной на полоски кожаной юбки и, поерзав на стуле, пробурчал:

- Пройдемся до твоего номера.

Он встал, трогая рукой огнем натертые ляжки.

- Как скажете, господин министр, - Анельриетта смущенно улыбнулась дипломату и направилась вслед за финансистом.

Дипломат, еще некоторое время находясь под впечатлением столь странной любовной сцены, внезапно заметил выпавший из плезироновых штанов финансиста тяжелый кожаный бумажник.

- Без этого ему не обойтись, - с усмешкой подумал министр и приоткрыл двери, чтобы окликнуть соседа. К его удивлению, вместо любовной пары, которой уже и след простыл, по коридору развязно вихляющей походкой двигался рыжеволосый парень в немыслимо мятых штанах и голубом сером свитере. Рыжий с любопытством заглянул в закуток, где стоял давно потухший телевизор, с ухмылкой оглядел окаменевшую фигуру пожилого мужчины с большим портфелем и со звоном щелкнул его по каменной голове.

- Зашли повеселиться? - услышал он за спиной вежливый голос и резко обернулся.

- А тебе чего? - рыжий уставился на дипломата нахальными голубыми глазами.

- Могли бы быть и повежливей, - заметил дипломат, лениво потянувшись рукой к галстуку.

Незнакомец оказался на редкость сообразительным. Он вовремя почувствовал опасность и приложил палец к губам.

- Не надо, не надо нервничать. - Парень неожиданно резко присел и, стремительно ринувшись вперед, проскочил мимо не успевшего глазом моргнуть дипломата.

Министр по достоинству оценил четкость проведенного незнакомцем маневра и гоняться за рыжим нахалом не стал. Он вернулся в номер, но галстук на всякий случай снял и намотал на кулак.

Между тем рыжий, с быстротой кошки, подмазанной скипидаром, взобрался на последний этаж и крадучись стал спускаться по черной лестнице. На одной из площадок он оглянулся, юркнул в кладовку, из которой вышел в небольшой холл и остановился перед тяжелыми бронированными дверьми. Здесь рыжий подтянул мятые штаны, поправил свитер и, достав из кармана металлический полтинник, поскреб им дверь. Коренастый мужчина с квадратной челюстью и седым ежиком волос молча пригласил гостя войти.

Перешагнув порог, рыжий оказался в кабинете, где на широком диване вальяжно раскинулся министр с каменной рукой и бандитской рожей. Над диваном распростерлась огромная, болотного цвета шкура какого-то доисторического чудовища. Она была сверху донизу увешана различным оружием - от доисторических пращей и каменных топоров до вполне современных автоматических карабинов.

Коренастый присел на край полированного стола и жестом указал на стул рыжему гостю. Бандитский шрам на лице министра дернулся в усмешке.

- Хорошо на воле? - спросил он парня.

Голубые глаза рыжего нахально заулыбались.

- Смотря, как платить заставишь.

Министр удовлетворенно кивнул головой.

- Смотри, молчун, - обратился он к сидящему на столе коренастому мужчине, - парень соображает. - Работать будешь, - коротко сообщил министр безопасности рыжему, - вот с ним, - он указал на молчуна, который слез со стола и задумчиво потирал квадратную челюсть.

Парень переводил взгляд с одного на другого.

- Что делать надо, начальнички?

Министр усмехнулся.

- Какой-то невоспитанный.

Молчун пожал широкими плечами и неожиданно, сильным коротким ударом сшиб парня со стула.

- В нашем обществе надо вести себя поскромней, - министр уже не усмехался.

- Да что я сказал такого? - заныл рыжий, подымаясь с пола.

- Не тявкай, пока не спросят. - Глава безопасности для убедительности выставил тяжелый каменный кулак. - Понятно?

Рыжий утер ладонью кровь под носом и понимающе кивнул головой.

- Теперь оба туда, - приказал министр, показывая пальцем на вделанный в противоположную стену внушительных размеров экран.

Он взял здоровой рукой миниатюрный пульт управления и большим пальцем нажал на кнопку. Один за другим промелькнули пустые номера отеля, затем появился дипломат с телефонной трубкой в одной руке и галстуком в другой.

- Опасается кого-то, змей очкастый, - проговорил министр, - петлю наготове держит.

- Это он со мной, - попытался объяснить рыжий, но осекся под суровым взглядом молчуна.

- Ладно, - хрен с ним, - буркнул министр, - нам другой нужен.

Он снова нажал кнопку, и на экране забелели длинные стройные ноги, обхватившие смуглое тело министра финансов.

- Залезла все же под него, сука, - прокомментировал глава безопасности, с ухмылкой разглядывая стонущую под финансистом зеленоглазую Анельриетту.

- Во повезло мужику, - не сдержался рыжий, не отрывая голубых глаз от экрана.

- На шлюху позавидовал, придурок, - буркнул министр, шрам на его щеке сузился от злости. - Казна вся у него в кармане, вот о чем думать надо. Смотри, молчун, чье место для тебя готовлю.

Коренастый уперся взглядом в экран.

Финансист уже лежал, посапывая на спине, а зеленоглазая, рассматривая свое тело, словно после сражения, укоризненно покачала головой.

- Мог бы и поаккуратней.

- Я же бухгалтер, а не ювелир, - огрызнулся министр финансов и поднялся с постели.

- Ты что же, так и уйдешь? - удивленно спросила Анельриетта.

Финансист недоуменно посмотрел на нее, с трудом застегивая плезироновые штаны.

- Шалава! - выругался глава безопасности, зло дернув шрамом.

Анелириетта, поглаживая стройные ноги, спросила:

Ты бы не мог устроить мне безлимитный кредит?

- Ты что, - испуганно проговорил финансист, - такого в стране никто не имеет.

Анельриетта вскочила с постели, засверкав с экрана таким роскошным телом, что даже суровый молчун утер выступивший на лбу пот.

- Грубость я тебе прощу, но скупость...- Анельриетта бросила на финансиста уничтожающий взгляд.

- Могла бы попросить чего- нибудь полегче, -проворчал он.

- Хорошо, - зеленоглазая обвила шею любовника голой рукой и что-то прошептала ему на ухо.

- Ладно, попробую, уступил министр и в знак примирения шлепнул Анельриетту.

- Знать бы, на что эта блядь его уговорила, - задумчиво пробормотал министр безопасности и тут от удивления выпучил глаза.

В номер, чуть приоткрыв дверь, проскользнул человечек в огромной шляпе и, будто его давно здесь ждали, приветливо хихикнул. Он вскользь взглянул на опешившего финансиста и тихо спросил:

- Каменную башку не видали?

- Сволочь! - покраснел от злости глава безопасности, подозрительно взглянув на непроницаемое лицо молчуна и еле сдерживающего смех голубоглазого нахала.

- Нашел где искать, - процедил он сквозь зубы, - интересно, зачем врет, зараза.

Человечек, не дожидаясь ответа, неожиданно скакнул от двери прямо в кровать к зеленоглазой и что-то зашептал ей на ухо. Анельриетта усмехнулась и покачала головой. Человечек мгновенно оказался снова у дверей.

- Всего хорошего, - хихикнул он, на прощание, оскалив хищный рот.

- Что ему понадобилось? - поинтересовался финансист.

- Ты же слышал, он ищет министра безопасности, - как можно безразличней ответила Анельриетта.

Министр финансов недоверчиво посмотрел на любовницу и, морщась от боли в натертых ляжках, покинул номер.

Глава безопасности внезапно так треснул себя каменным кулаком по лбу, что человек с менее твердым черепом мог вполне заработать сотрясение мозга.

- Догони плюгавого в шляпе, приказал он молчуну, потирая покрасневший лоб здоровой рукой, - передай, что заодно со мной, он сможет освободить для себя место в кровати этой шлюхи.

Коренастый молча кивнул и вышел из кабинета.

Министр взглянул на стоявшего в выжидательной позе рыжего парня. Жуткий шрам на его щеке порозовел и слегка расширился.

- Иди сюда, - позвал он голубоглазого.

Рыжий сделал неуверенный шаг к дивану.

- Живей, - прохрипел министр, - твоя анкета, петушок, мне известна.

Рыжий смущенно усмехнулся и принялся расстегивать мятые штаны.



* * *

Визит помощника вождя вызвал интерес не только у вошедшего в любовный раж с рыжим нахалом министра безопасности. Дипломат, выслушав финансиста, быстро повязал галстук.

- Думаю, он идет по поручению вождя к Колиастро, а сюда зашел по другой надобности, Любопытно узнать, где затаился колдун.

- Зачем это вам? - удивился финансист.

- Милый сосед, - дипломат даже присвистнул, - с нашими компаньонами надо всегда быть начеку.

На улице он быстро заприметил маленькую фигуру в большой шляпе и заодно коренастого крепыша, уверенно догонявшего помощника вождя.

Человечек намеревался уже завернуть в переулок, когда коренастый вежливо подхватил его под руку. Он резко обернулся, злобно оскалившись, но молчун, видно, успел произнести нечто такое, что резко изменило агрессивные намерения помощника вождя. Трогательно продолжая поддерживать плюгавую личность в огромной шляпе, молчун завернул вместе с ним за угол.

Дипломат незаметно последовал за ними и, укрывшись за широким стволом раскидистого дерева, стал наблюдать, как на противоположной от него стороне улицы человечек, довольно хихикая, кивает головой в ответ на скупые фразы его непроницаемого собеседника. Наконец, довольные друг другом, заговорщики расстались. Дипломат, решив, что вездесущий помощник вождя заслуживает, куда большего внимания, чем его коренастый спутник, ринулся за уже мелькающей вдали знакомой шляпой.



Следить за помощником вождя с каждым шагом становилось все трудней и трудней. Человечек исчезал в каких-то закоулках, затем появлялся вновь, но лишь для того, чтобы снова затеряться в извилистых переулочных лабиринтах. Мучения дипломата, наконец были вознаграждены. Темные переулки сменились небольшим пустырем со скособочившимися избушками среди редких деревьев. В центре серело нежилое двухэтажное строение, у голубоватых облупленных дверей которого остановился человечек. Он несколько раз оглянулся, снял шляпу и, прижав ее ко рту, издал звук, напоминающий трубный сигнал слона, внезапно обнаружившего опасность. Двери, скрипнув, отворились и тут же закрылись за человечком.

Дипломат окинул внимательным взглядом строение, в котором исчез помощник вождя. Из наличника чердачного окна призывно торчал вбитый непонятно для каких целей ржавый железный крюк.

- Рискованно, конечно, - подумал дипломат, - но уйти, не узнав, что там творится. -Он покачал головой и решительно снял галстук.

С трудом цепляясь за малозаметные выступы, министр вскарабкался по стене и, взмахнув рукой, захлестнул галстучную петлю на облюбованном им крюке. Затем, подтянувшись, он ногой распахнул створки окна и спрыгнул в чердачную темноту.

Старый деревянный пол противно заскрипел под ногами. Дипломат на ощупь добрался до лестницы и стал осторожно спускаться, проверяя ногой наличие каждой ступеньки. Внезапно что-то мягкое с душераздирающим визгом выскользнуло из-под его ноги, и дипломат, обдирая спиной ступеньки, с катился, больно ударившись задом о каменный пол площадки. Он быстро поднялся, потирая рукой ушибленное место, и обнаружил впереди слабое зеленоватое свечение, проникающее сквозь неплотно прикрытые двери. Дипломат осторожно приоткрыл дверь и в изумлении замер.

- Это же подпольный музей восковых фигур! - прошептал он, оглядывая множество застывших в различных позах человеческих фигур, освещенных мягким дневным светом.

Преодолев необъяснимое чувство страха, он вошел в длинный зал и стал разглядывать поразительно схожие с живыми неподвижные статуи. Полуголые воины с самым воинственным видом сжимали в руках мечи и копья. Обнаженные красавицы сверкали золотыми браслетами и жемчужными ожерельями. На каменных ложах величественно возлежали застывшие изваяния в блестящих белых одеяниях, с золотыми венками на головах. Дипломат обошел чернокожую статую с кольцом в носу и неожиданно столкнулся с полусогнутой фигурой в истлевших лохмотьях. Он присмотрелся и, вздрогнув, прислонился спиной к стоящему позади него изваянию.

Под лохмотьями изогнутого словно в смертельной муке человека белели кости, местами покрытые кровавым мясом. На покатом лбу собиралась и расходилась тонкая кожа. Дипломат почувствовал прилив тошноты и, отвернувшись, с ужасом увидел живой открытый глаз изваяния, на которое он только что опирался.

Совершенно забыв о целях своего визита, дипломат бросился к выходу.

Он метался в поисках дверей среди застывших обитателей зала, ежесекундно натыкаясь на острые стрелы, каменные топоры и враждебные взгляды их обладателей. Вконец обессилев, дипломат прислонился к холодной зацементированной стене и окинул взглядом лес блестящих лезвиями оружия, будто замерших в ожидании статуй. Он отер пот со лба и, собрав все свое мужество, попытался определить место, с которого началась его рискованная экскурсия в этот страшный мир внезапно оживающих каменных фантомов. После нескольких безуспешных попыток отыскать хоть какие-нибудь знакомые ориентиры дипломат с ужасом убедился, что с виду такой обычный зал на самом деле представлял собой лабиринт извивающихся между статуями дорожек, выйти из которого для непосвященного человека было непосильной задачей.

"Кажется, мне предстоит занять достойное место среди этого каменного сброда", - подумал он, слегка улыбнувшись своему мрачному предположению, но, будучи из породы людей, способных сражаться даже за самый мизерный шанс, дипломат потихоньку двинулся вдоль стены. Не успел он сделать и нескольких шагов, как до него явственно донесся приглушенный звук голосов. Дипломат мгновенно прижался ухом к стене. По неприятному хихиканью он быстро узнал одного из говорящих, второй голос принадлежал колдуну. То, о чем говорили за стеной, было настолько интересно, что дипломат, почти забыв об угрожающей ему опасности, старался расслышать каждое слово.

- Странно, - недоуменно говорил колдун, - что ты занимаешь мое время столь низменными вещами. Я делаю то, что непосильно обычным людям...

Человечек хихикнул.

- На моей памяти ты первый колдун, пренебрежительно отзывающийся о золоте.

- Ты, очевидно, не понял Глюк, - медленно произнес колдун, - или не захотел понять. Деньги нужны мне еще более, чем кому-либо, но если я не ошибаюсь, в вашей компании уже есть человек, компетентный в этой области. Я совершенно не понимаю, почему должен вникать в его дела.

"По-моему, речь идет о финансисте", - подумал дипломат и еще плотней прижал ухо к стене.

- Жаль, притворно вздохнул помощник вождя, - и колдун ведь тоже может стать творцом своего счастья.

- Так, так, - задумчиво произнес Колиастро, - кажется, ты предлагаешь мне увеличить мой капитал? Что же я должен сотворить, Глюк?

- Мне кажется, - небрежно заметил человечек, в твоем арсенале найдется средство, позволяющее в один миг сделать из человека никому не нужный каменный лом.

Дипломат вздрогнул. "Кажется, они хотят лишить меня моего ворчливого соседа".

- Вот оно что, - произнес колдун таким голосом, что перед дипломатом, словно воочию, возникла его зловещая улыбка. - Разве не при тебе я сообщил, что не обладаю оружием, которое было в руках этого рябого предателя. И не надейся, старый кровосос, своими наивными баснями узнать то, о чем знать тебе не дано. У твоего вождя нет другой альтернативы, как только верить мне на слово.

- Твои волнения совершенно напрасны, - заверил колдуна человечек, - вождь доверяет тебе. Единственное, что его занимает сейчас, - это предстоящий праздник на стадионе.

- Передай, чтобы не беспокоился, - устало произнес колдун, - зрелище будет грандиозным. Если еще и дипломат сделает все, как надо, Запад захлебнется восторгом.

- Он сделает, - уверенно ответил помощник вождя, - дипломат не чета своему легкомысленному соседу.

- Хватит, отрезал колдун, не впутывай меня в ваши дрязги.

- Хорошо, хорошо, больше не буду, - с некоторой досадой в голосе проговорил человечек и, собираясь уже уходить, внезапно воскликнул:

- Совсем забыл, после праздника тебя ждет сюрприз.

- Что еще за сюрприз? - подозрительно спросил колдун.

- Увидишь, - хихикнул человечек, - у меня тоже есть свои секреты.

В хихиканье, сопровождающем последнюю фразу помощника вождя, дипломат почувствовал некую двусмысленность. Колиастро, очевидно, тоже, потому как в ответ он в сердцах бросил:

- Прощай же, наконец, чертово отродье!

Дипломат, сообразив, что имеет шанс столкнуться с уходящим посланником вождя нос к носу, вновь ринулся в поисках выхода. Не успел он отойти от стены, как перед глазами молнией сверкнул разящий меч, и удар тупой рукояткой по голове свалил его на пол. Через секунду, очнувшись, он увидел полуголого воина, коленом уперевшегося в его грудь. Острый меч его был занесен над головой силившегося подняться министра, а сам воин почему-то смотрел куда-то вверх.

Дипломат поднял глаза и увидел каменную фигуру в белом одеянии, медленно опускающую палец вниз.

- Конец, - понял дипломат, мгновенно припомнив избранные места из школьной истории.

Однако вместо ожидаемого им удара раздался знакомый смешок, и человечек помог дипломату подняться с пола. Полуголый воин сидел накрытый огромной шляпой помощника вождя. Знатная личность в белом одеянии подымала палец вверх.

- Не надо лезть в чужие дела, - посоветовал человечек и, взяв дипломата за руку, вывел его на улицу.

- Возьмите, - он протянул галстук министру, - и не оставляйте после себя улик.

Когда дипломат, еще не веря в свое спасение, отбежав от жуткого дома, непроизвольно обернулся, человечек все еще стоял и с хищной улыбкой смотрел ему вслед.



* * *

Оценка, которой удостоился дипломат в разговоре человечка с колдуном, была несомненно справедливой. Министр, с головой ушедший в подготовку к празднику, забыл даже о подслушанном в логове колдуна диалоге, грозившем непредсказуемыми последствиями судьбе министра финансов. Круглые сутки, почти без отдыха и сна, дипломат отдавал многочисленные распоряжения по телефону, встречался с представителями деловых кругов со всего мира, при этом успевал принимать приглашения из-за рубежа, где между бесконечными интервью подписывал множество взаимовыгодных контрактов.

Ни сном, ни духом, не ведающий о собирающейся над ним грозовой туче финансист тоже не сидел без дела. Бурная деятельность дипломата обрушивалась золотым потоком, работа с которым поглощала все его время. Иностранного золота жаждали все. Предприниматели, владельцы частных заведений мощным напором выбивали ссуды и кредиты. Аппетит ведомства Колиастро, целиком занимающегося программой праздничного зрелища, рос в такой прогрессии, что финансиста даже во сне преследовал колдун в виде бездонной бочки с черными зловещими глазами. Вождь, выслушивая отчеты министра, ласково улыбался в усы и произносил одну и ту же, засевшую тупой болью в голове финансиста фразу.

- Дорогой министр, вы сделали все, что возможно, осталось совсем немного, сделать невозможное.

Единственным местом, где изредка позволял себе расслабиться финансист, был небольшой особняк, уютно расположившийся в тихом центре. В витринах, занимающих весь первый этаж, словно живые, радостно улыбались манекены в роскошных одеждах из невиданных шкур и украшениях из диковинных костей. Над всем этим великолепием ярко горела неоновая вывеска "Салон Анельриетты".

Именно на этом салоне попытался сконцентрировать внимание вождя министр с бандитской рожей в своем рапорте о ситуации в столице. С гнусной улыбкой он произнес имя владелицы салона и, сделав небольшую паузу, взглянул на вождя.

Вождь, однако, никакого внимания на стилистический маневр начальника безопасности не обратил и продолжал слушать, погруженный в какие-то свои мысли. По окончании рапорта он вытянул короткие, обутые в кроссовки ноги, зевнул и небрежно заметил:

- Необычное имя у этой хозяйки салона, должно быть красивая

женщина?

- Об этом лучше спросить нашего министра финансов, - хихикнул сидящий по своему обыкновению у ног вождя человечек.

- С каких это пор ты стал сплетником, Глюк? - вождь недовольно взглянул на помощника.

- Видишь ли, Осип, - снова хихикнул человечек из-под шляпы, - красивая женщина требует больших затрат.

- Стало быть, вот о чем речь. - Вождь зло усмехнулся.

- Кстати, ответь мне, Глюк, ты знал хоть одного министра,

не имеющего пороков? - и он внезапно вонзил острый взгляд в побелевшую физиономию начальника безопасности.

- Тебе видней, Осип, - быстро проговорил человечек, - только не стал бы по этой причине не так хорош наш праздник.

Вождь брезгливо пошевелил усами, отведя взор от бледной бандитской рожи.

Предоставьте мне доказательства вместо пустой болтовни, и я займусь этим сам.

Он поднялся с кресла, и министр безопасности, облегченно вздохнув оттого, что время его аудиенции закончено, поспешил к выходу. У люка вертолета человечек, приподнявшись на цыпочки, фамильярно хлопнул его по плечу.

- Кажется. Новый министр финансов будет еще менее разговорчив, чем прежний.

- Посмотрим, - неопределенно буркнул глава безопасности и тяжело спустился по трапу. К отелю он шел крупными шагами, мрачно уставившись в одну точку, сбивая с ног попадавшихся ему на пути прохожих. В вестибюле министр со всего размаха высек искру ударом каменного кулака о грудь бесчувственной статуи швейцара.

- Какая сука стукнула ему о рыжем? - пробормотал он и двинулся в кабинет.

Голубоглазый нахал лежал на широком диване министра с дымящейся сигаретой в зубах и перелистывал журнал, на обложке которого белотелая девица билась в когтях огромного свирепого ящера.

Министр мрачно взглянул на него и молча уселся за широкий письменный стол. Рыжий отбросил журнал и перевернулся на живот.

- Какие проблемы, начальничек?

Бандитский шрам зло дернулся на щеке министра.

- Тебе придется убраться отсюда, парень.

Голубые глаза рыжего нахала недоуменно уставились на министра.

- Какая муха тебя укусила?

Министр скрипнул зубами и указал пальцем вверх.

- Там все о тебе пронюхали.

Физиономия рыжего нахала вытянулась от огорчения.

- Послушай, начальничек, - рыжий бросил умоляющий взгляд на главу безопасности, - в конце концов, какое дело твоему говнистому хозяину, с кем ты трахаешься, с мужиком или с бабой?

- Закрой пасть, - рявкнул министр и испуганно посмотрел на стены, словно боясь увидеть сквозь них прищуренный взгляд вождя.

- Сказано тебе, убирайся, - он подошел к рыжему и легко скинул его с дивана.

Парень вскочил на ноги и, осмелев от обиды, уперся в министра нахальным взглядом.

- Шутишь, начальничек, а компенсация за мои труды? - И он наглым жестом указал на широкий диван.

- Чего ты хочешь? - поморщился министр.

- Надо подумать, - окончательно обнаглел рыжий, - может, еще кому смогу пригодиться. -В голосе парня прозвучала скрытая угроза.

- Ладно, иди сюда, - позвал министр, - договоримся.

Рыжий, истолковав по-своему намерения министра, нахально заулыбался и почти вплотную приблизился к любовнику. Каменная рука начальника безопасности тяжело легла на его плечо. Другой он мгновенно сорвал с висевшей над диваном шкуры каменный топор и одним махом раскроил рыжему череп. Парень со стоном свалился на пол и затих, уткнувшись разбитой головой в лужицу крови. Глава безопасности фланелевой тряпочкой оттер каменное лезвие от крови и приказал явившемуся на шум коренастому помощнику:

- Убери эту падаль.

Молчун без слов оттащил труп рыжего в ванную, откуда послышался звук, подобный реву водопада, стекающего в огромный унитаз.

Начальник безопасности прислушался.

- Все вы у меня там будете, - мстительно пробормотал он и погрозил кому-то каменным кулаком.



* * *

Извращенная страсть начальника безопасности была не единственной любовной связью, в которую вторгся усатый вождь. Прием, оказанный им министру финансов, был так неожиданно суров, что не чувствовавший за собой ни малейшей вины финансист даже в постели своей зеленоглазой любовницы более не о чем уже думать не мог. После нескольких неудачных попыток небритый министр откинулся на спину и тоскливо уставился в потолок.

- Что с тобой? - облокотившись о подушку, недоуменно спросила Анельриетта.

Финансист молчал. Вместо нежного голоса любовницы в ушах его настойчиво звучал подозрительный голос вождя, и перед глазами в презрительной усмешке брезгливо шевелились черные усы. Финансист, пытаясь отогнать неприятное видение, скрипнул зубами и прикрыл глаза рукой.

- В таком настроении мог бы и не приходить, - обиженно заметила Анельриетта.

Министр нехотя поднялся и принялся натягивать плезироновые штаны.

- Послушай, что происходит? - уже всерьез встревожилась хозяйка салона.

- Черт его знает, - буркнул министр. - Небольшие неприятности.

- Ты ведь не забудешь о приглашении на праздник? - забеспокоилась Анельриетта.

- Не забуду, - проворчал финансист и устало махнул рукой.

Он уныло поплелся к отелю и погруженный в свои мрачные мысли, не заметил остановившийся неподалеку роскошный, серо- стального цвета автомобиль.

- Господин министр, - услышал он знакомый голос и, обернувшись, увидел гостеприимно распахнутую дверцу машины и весело поблескивающие очки дипломата.

Финансист мрачно покачал головой.

- Не отказывайтесь, - дипломат многозначительно взглянул на соседа.

Финансист попытался было что-то спросить, но дипломат приложил палец к губам:

- Не здесь, коллега, - и вновь указал соседу на открытую дверцу автомобиля.

Небритый министр откинул голову на спинку сиденья и даже успел немного вздремнуть до того, как дипломат легко встряхнул его за плечо:

- Приехали.

Финансист огляделся. Машина стояла на обочине. Вокруг не было видно ни души. Жутковато чернел густой лес. Дипломат ободряюще блеснул очками и, призывно махнув рукой, погрузился в лесную темень. Тропинка, по которой двинулся за соседом финансист, оказалась на удивление удобной, и он, изредка поглядывая на весело мигающие в небе яркие звезды, пристально всматривался в темные ветви стоящих впереди деревьев. Внезапно раздалось грозное рычание, и какое-то чудище, ухватившись лапой за прогнувшуюся ветвь, грозно взмахнуло увесистой дубиной. Финансист попятился, твердо решив сражаться до последнего вздоха, и даже немного разочаровался, услышав насмешливый голос дипломата.

- Не бойтесь, это швейцар, он вас не тронет.

Чудище поймало на лету брошенный откуда-то кусок мяса и вгрызлось в него, урча от удовольствия.

Финансист, не без опаски, прошел мимо охранника, искоса поглядывая на страшную дубину, зажатую между коленями мощных волосатых ног. Дипломат ждал его у входа в землянку, над которой светился экран и ярко горела неоновая надпись: "Если ты настоящий мужчина, проведи ночь с кроманьонкой!" Вслед за надписью на экране появилась и сама представительница канувшей в Лету эпохи. Она просверлила их маленькими, глубоко посаженными красными глазками, оскалилась жуткой улыбкой и, приподняв концы шкурок, служивших ей юбкой, яростно прохрипела:

- Мою любовь запомнишь до гроба.

- Однако, - поежился финансист.

- Не будьте ребенком, - дипломат дружески подтолкнул соседа в спину, - это же реклама. Интердебилы падают от восторга.

- А нам что здесь делать? - нерешительно затоптался у входа финансист.

- Ну, дело вы себе здесь найдете, - усмехнулся дипломат, - кроме того, сюда не проникает ничье любопытствующее око.

Последняя фраза дипломата окончательно убедила министра финансов, и он вслед за соседом спустился в землянку. В темноте брызнула искра, вспыхнули дрова в маленьком каменном колодце, осветив небольшой холл и полуголого мужика с двумя камнями в руках.

- Что угодно господам, - неожиданно вежливо осведомился он.

- Нам угодно, - в тон ему насмешливо произнес дипломат, - видеть хозяйку.

Мужик пристально вгляделся в гостей.

- О, извините, господин министр, не признал, - и снова высек искру при помощи двух камней, но на этот раз со звоном.

Из боковых дверей вылетела миниатюрная женщина в парике из свисающих черных косм и бросилась на шею дипломату. Он смущенно погладил ее по бедру. Хозяйка, мгновенно почувствовав неловкость министра, взглянула через его плечо на хмурую фигуру в бушлате, изящно отстранилась от дипломата и мило улыбнулась.

- Что пожелаете, господин министр?

- Кабинет на двоих, - попросил дипломат.

Министр финансов взглянул на обаятельное личико подруги дипломата, вспомнил Анельриетту и неожиданно затосковал.

- Идемте, - позвал дипломат и втолкнул финансиста в небольшой зал с освещенной сценой.

На земляном полу группа модно одетых женщин и мужчин грелась у костра. Рядом две девицы, наряд которых состоял всего лишь из коротких меховых штанишек, вращали вертел с насаженной на него ободранной тушей оленя. Под вертелом красновато поблескивала ямка с грудой раскаленных углей.

На сцене, под воинственный бой барабана, с ревом металось какое-то животное, пытаясь улизнуть от настигающего его охотника с ножом в одной руке и арканом в другой. Ловким движением охотник захлестнул петлю поперек туловища животного и перекинул аркан через ветку растущего прямо на сцене дерева. Мощным рывком, от которого вздулись и заиграли мышцы на его обнаженной спине и руках, охотник подтянул дергающее лапами существо к ветке и накрепко привязал конец аркана к стволу дерева. После этого он выпрямился, прокричал победный клич и острым ножом стал снимать шкуру со своей жертвы. Финансист, не отличавшийся ранее особой чувствительностью, закрыл глаза. Но, услышав смешок дипломата, снова посмотрел на сцену. Из-под сползающей под руками охотника шкуры вместо окровавленного мяса засияли круглые плечи и грудь, которой могла бы позавидовать даже его зеленоглазая любовница. Охотник продолжал тащить обвисшую шкуру, и вскоре финансист во все глаза смотрел на обнаженную женщину, с улыбкой переступающую босыми ногами на сдернутой с нее шкуре.

- Терпение, коллега, терпение, - похлопал его по плечу дипломат, у вас еще будет время.

Министр финансов с трудом оторвался от зрелища на сцене, но тут его внимание привлекли стоявшие к ним спиной и чуть склонившиеся над вертелом девицы. Их меховые штанишки спустились и теперь, непонятно каким образом, держались лишь на стройных икрах. Финансист зажмурил глаза.

- До чего же вы темпераментны, коллега, - усмехнулся дипломат, - идемте, нас уже ждут.

Он взял за локоть слегка упирающегося министра финансов и повел к одной из ниш, расположенных в стенах зала. Миловидная хозяйка отдернула полог из толстой шкуры и пропустила приятелей в кабинет, в котором не было ничего, кроме застеленного шкурами пола.

- Устраивайтесь, - пригласил дипломат и первым опустился на пол.

Подруга дипломата принесла глиняный кувшин, разлила по кружкам какую-то жидкость, поставила горшок с дымящимся мясом и, чуть помявшись, спросила:

- Чего-нибудь еще?

- Спасибо, - махнул рукой дипломат, - остальное попозже.

Он звякнул дном своей кружки о край кружки соседа. Финансист одним глотком осушил кружку до дна и мрачно смотрел, как с аппетитом закусывает дипломат куском мяса, извлеченным пальцами из дымящегося горшка.

Министр утер рот и руки тонкой шкуркой.

- Судя по вашему аппетиту, вы чем-то расстроены, коллега, кажется, я догадываюсь о причинах.

- Каким образом? - финансист подозрительно взглянул на соседа.

- Очень просто, - заявил министр и, снизив голос, вкратце поведал финансисту подслушанный разговор в логове колдуна.

- Сбесились они что ли? - возмутился финансист, - в конце концов, пойду к вождю и потребую ревизии.

- Не советую, - покачал головой дипломат, - вождь не станет заниматься эти сам, а скорее всего поручит кому-нибудь из ведомства безопасности.

- Ну, так что, - недоуменно возразил финансист, - клевета ведь идет от этого мерзкого кровососа.

- Думаю, что хоть наш маленький вампир, - дипломат усмехнулся, - и желает освободить себе место около вашей пассии, он бы не стал рисковать, не заручившись поддержкой этого бандитского ведомства.

- Не понимаю, - нервно поскреб подбородок финансист, - чем я мог не угодить каменной башке.

- Когда-нибудь поймем, - заверил дипломат, - у этого бандита, по-моему, далеко идущие планы.

- Тогда я пропал, - финансист залпом осушил еще одну кружку и утер рукавом бушлата рот, - пора сматывать.

- Это самое неумное, что можно сделать, - заметил дипломат, - такой поступок подтвердит павшеее на вас подозрение, а в том, что вас поймают, нет сомнений.

- Так что же делать? - Финансист с отчаянием взглянул на приятеля.

- Попробуем оставить их в дураках. У меня есть кое-какой план, а пока наслаждайтесь жизнью, коллега.

Дипломат приоткрыл полог ниши и подал кому-то знак. Через минуту в нишу влетела уже накинувшая на себя шкурку кроманьонка. Она весело оглядела министров.

- Кто из вас мой, или, может, оба?

- Мужайтесь, - улыбнулся соседу дипломат и оставил наедине с гостьей.

Зал уже давно опустел. Дипломат, распрощавшись с подругой, откровенно зевал, обдумывая, не уйти ли ему, не дождавшись соседа, когда стал приподниматься полог ниши. В распахнутом, без единой пуговицы бушлате, на чуть подгибающихся ногах министр финансов медленно дошел до середины зала. Вслед за ним, в чем мать родила, выскочила молодая кроманьонка. Она хлопнула финансиста по широкой спине, так что он едва устоял на ногах, и весело прорычала:

- Приходи почаще, министр, ты мужик что надо!

- Завидую вашей репутации у дам, коллега, - засмеялся дипломат и, поддерживая плохо стоящего на ногах соседа, повел его к автомобилю.





ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В день, когда загремел залп ранее ни разу не выстрелившей Царь- пушки, встрепенулось все от мала до велика население столицы. Толпы людей, жаждущих насладиться диковинным зрелищем, а в случае удачи и прихватить сувениры из доледниковых времен, устремились на стадион. Бесконечным потоком текли они из разных концов огромного города с флажками и портретами вождя над головой, оснащенные сумками и рюкзаками, вливаясь в огромное волнующееся людское море у ворот стадиона.

Предпраздничное настроение, охватившее столицу, ворвалось и в полутемный вестибюль гостиницы "Северное сияние". Ветвистые оленьи рога, натертые фосфорическим веществом, мерцая, осветили застывшее в каменной красоте лицо блондинки-администратора. На голову бывшего гостиничного цербера какой-то весельчак нацепил страшную маску разинувшего пасть динозавра. Мимо него, испуганно шарахаясь, пробегали не обладающие столь тонким чувством юмора курьеры, просовывая телеграммы под дверь номера, где оба министра также готовились к празднику.

Дипломат, придирчиво оглядывая в зеркале тщательно выбритое лицо, решил поторопить соседа.

- Пора, господин министр, опаздывать не в наших интересах.

- По мне бы лучше вообще туда не ходить, - проворчал министр, пришивая пуговицу к бушлату.

- Это было бы крайне неосторожно, - заметил дипломат, и будто в подтвеждение его слов в номер заявился министр с бандитской рожей.

- За мной, ребята, живо!

- Обойдемся без конвоя, - угрюмо буркнул финансист.

Жуткий шрам министра расплылся в улыбке.

- Без меня не проберетесь.

У подхода к стадиону оба министра убедились, что каменный гость их был совершенно прав. Мощные людские волны накатывались на ворота, охраняемые солдатами под началом главкома. Солдаты были вооружены электродубинками. Люди, напирающие в первых рядах, соприкасаясь с кончиком дубинки, подпрыгивали и падали на теснящих их сзади. Те, в свою очередь, становились проводниками электрического разряда для стоящих за ними. Таким образом, по принципу домино, падая друг на друга, людские волны откатывались от ворот, чтобы, оправившись от электрошока, вновь нахлынуть на них. Министр безопасности, изобразив на бандитской роже такую свирепость, что дрогнули даже заметившие его издалека защитники ворот, выставил вперед каменный кулак. Словно быстроходный катер, он прорезал людское море, топча падающих под его каменной десницей людишек. Оба министра, следуя за ним в форватере, мгновенно достигли ворот. Они поприветствовали молодого главкома, прошли в почетный ряд и уселись неподалеку от того места, где должен был восседать вождь.

Среди рекламы, украшающей барьеры стадиона, выделялась особенно одна, освещенная яркими лучами солнца. Золотой вязью на голубом фоне горела надпись: "Добро пожаловать в салон Анельриетты". Министры непроизвольно посмотрели туда, где на один ряд ниже сиденья вождя, так, что при желании он мог бы любоваться ее обнаженными плечами, блестели рыжие кудри зеленоглазой хозяйки салона. Финансист было привстал, но в это время всеобщее внимание было привлечено гулом засеребрившегося в небе вертолета.

Машина быстро приближалась, увеличиваясь в размерах. Внезапно из люка вертолета вылетел комочек, постепенно принявший облик помощника вождя. Человечек смешно дрыгал ногами, вращая над головой свою огромную шляпу. Публика встретила его появление оглушительным хохотом. Помощник вождя, очевидно довольный таким приемом, радостно оскалился и плюхнулся на скамейку рядом с сиденьем вождя. Смех на стадионе еще не смолк, когда в воздухе под голубым куполом парашюта зависла величественная фигура вождя. Он медленно опускался, приветствуемый громом аплодисментов поднявшихся, как один, зрителей стадиона. Вождь точно приземлился на свое сиденье, отстегнул парашют и, махнув рукой, подал сигнал к началу.

Зрители, затаив дыхание, уставились на посыпанное желтым песком поле стадиона.

На том месте, где когда-то самоотверженно сражались с кожаным мячом прославленные часовые ворот, переступало с ноги на ногу слонообразное животное с длинной шерстью и воинственно изогнутыми острыми бивнями. В середине поля, двумя шеренгами, отделенные друг от друга небольшой полосой, покрытой зеленой травой, стояли полуголые мужики и потрясали копьями над головой. Через плечо каждого из них, подобно портупее, была перекинута скатанная шкура. Густой баритон диктора, усиленный множеством динамиков, установленных по всему стадиону, торжественно провозгласил:

- Охотники на мамонта приветствуют тебя, вождь!

Мамонт поднял короткий хобот и издал трубный звук. В тот же момент в его туловище вонзились копья, в голову животного полетели метко пущенные камни. Мамонт воинственно опустил книзу грозные бивни и, бешено затрубив, ринулся на врагов. Охотники стойко ожидали приближения разъяренного животного и разбежались лишь тогда, когда до кинжальных бивней оставался один шаг. Вторая шеренга, за железной полосой, метнула копья, часть из них с треском разлетелась, ударившись о мощный череп мамонта. Вконец озверевшее животное бросилось на охотников. Однако покрытая зеленой травой полоса оказалась ни чем иным, как ловушкой, изобретенной человеком в те времена, когда он еще мало отличался от обезьяны. Туповатый предок слона со всего размаха угодил в нее и теперь бессильно ворочался в яме под градом сыпавшихся сверху на него камней.

Мужественные охотники ловко вытянули на веревке забитое животное и острыми каменными ножами отделили грозные бивни от морды мамонта. Один из них, очевидно предводитель, держа добытые трофеи высоко над головой, издал победный клич и метнул их прямо в почетный ряд. Два костяных полумесяца со свистом прорезали воздух. Вождь резко вытянул руку и поймал на лету посланный ему подарок. Вторую кость ловко перехватил человечек и, галантно хихикая, преподнес счастливо улыбающейся зеленоглазой хозяйке салона.

Стадион ревел от восторга. Вождь наклонился к уху помощника.

- Кого это ты осчастливил? Ну что же, - заметил он, выслушав шепот человечка, - у него отменный вкус.

- И такие же расходы, Осип, - хихикнул человечек.

- Отстань, надоело, - отмахнулся вождь. - В конце концов, для этого существуют соответствующие органы, - он искоса взглянул на сидевшего по другую руку от него каменного бандита.

Министр безопасности понимающе кивнул головой и растянул шрам в довольной ухмылке. Зрители с сожалением проводили взглядами волочившуюся по полю на веревках вслед за уходящими охотниками тушу, памятуя об обещанных сувенирах, но корыстные переживания их тут же сменил леденящий душу ужас. Прямиком к барьеру, за которым начинались зрительские ряды, шел, переваливаясь на двух коротких лапах, ящер ростом с двухэтажный дом. Он волочил по песку толстый тяжелый хвост и омерзительно скалился, разинув пасть чудовищных размеров.

Зрители беспокойно задвигались, однако ящер презрительно повернул жуткую, состоящую из одних челюстей морду и тут же пригнулся, изготовившись к бою. Со всех сторон, рыча и захлебываясь в злобном лае, неслись на него огромные бурые псы, появившиеся, очевидно, еще до процесса одомашнивания.

Смертельная битва, завязавшаяся на поле, своей кровавой жестокостью заставила дрогнуть даже зрителей, уже успевших привыкнуть к зрелищам из доисторической эпохи. Ящер неуклюже крутился среди бешено бросающихся на него псов, перекусывая пополам захваченных длинными челюстями врагов. Стадион оглашал предсмертный визг собак, раздавленных тяжелыми лапами чудовища. Псы отчаянно бросались на ящера, вгрызаясь в его живот и ляжки, но силы были неравны. Чудовище, резко метнувшись в сторону, сбросило с хвоста последнего оставшегося в живых врага. Собака прокрутилась в воздухе и брякнулась бы на головы зрителей, если бы не подоспевшие воины главкома. Мощные струи пламени, вылетевшие из дул огнеметов, превратили зверя в пепел еще до его приземления.

Окровавленный, изодранный собачьими клыками победитель оглядел валяющиеся вокруг искалеченные трупы врагов, подняв омерзительную морду, издал оглушительный рев и двинулся к барьеру, за которым сидели зрители. Нервы людей не выдержали испытания, зрители ринулись вверх, спотыкаясь и падая на тех, кто не успел подняться со своего места. Отчаянные крики задавленных людей заглушал вопль разъяренного чудовища.

- Прямо Ходынка какая-то, - побледнев, проговорил вождь, укрываясь за широкой спиной министра безопасности.

Шрам на бандитской роже министра дергался при каждом ударе, который он наносил по черепам тех, кто в панике осмеливался приблизиться к месту вождя.

На пути неуклонно приближающегося к барьеру чудовища плотно сомкнули ряды воины главкома с огнеметами в руках. Пламя, преждевременно вылетев из стволов оружия, обожгло толстую кожу на груди разъяренного чудовища. Ящер стремительно ухватил челюстями одного из воинов и с хрустом перекусил ему череп.

Страшная гибель товарища внесла замешательство в ряды воинов, что позволило чудовищу неуклюже перешагнуть через барьер. С треском продавливая пустые скамейки, ящер, открыв окровавленную пасть, двинулся на теснящихся в панике у почетного ряда людей. Министр с бандитской рожей, увидев жуткую пасть чудовища в непосредственной близости, последний раз двинул каменным кулаком по голове какого-то зазевавшегося иностранца и отступил, предоставив вождю разбираться с ящером самому.

Крутая лысина вождя покрылась капельками пота, времени на спасительное отступление уже не оставалось. Он мужественно закрыл глаза, но вдруг раздался испуганный визг не вовремя очнувшейся Анельриетты. Ящер уставил на нее маленькие злобные глазки и широко раскрыл пасть. Еще мгновение, и лучший салон столицы мог бы осиротеть, если бы не мужественный главком, успевший вовремя подскочить с двумя огнеметами в руках.

Широкие лезвия пламени ударили в морду озверевшего чудовища. Ящер, дико взвыв от боли, взмахом короткой лапы слегка задел не сумевшего увернуться офицера. Главком, с кровавой раной вместо глаза, свалился на спину, продолжая поливать чудовище огнем. На помощь командиру пришли уже опомнившиеся от первого ужаса бойцы. Ящер, охваченный со всех сторон огнем, свалился на бок и затих, уткнувшись обгорелой мордой в почерневшую от дыма скамью. Вождь утер лысину платком и зло бросил человечку:

- Когда этот балаган закончится, вызови ко мне Колиастро.

Он взглянул на зеленоглазую красавицу, склонившуюся над мужественным главкомом, и, сутулясь, двинулся к выходу сквозь коридор почтительно расступающихся перед ним людей. Главком с восхищением смотрел здоровым глазом на спасенную им хозяйку салона. Анельриетта, благодарно улыбнувшись, поцеловала его в губы. Главком озорно подмигнул ей единственным глазом и отдал себя в руки санитаров.

Дальнейшие события на стадионе, после столь эмоционального стресса, воспринимались уже не так бурно. Предсмертная агония первобытных птиц, подбитых умелыми охотниками и падающих прямо на головы зрителей, казалась заурядным зрелищем. Две-три разбитые челюсти и несколько разорванных рубашек - такой счет в борьбе за охотничьи трофеи уже говорил о сникшем зрительском интересе. Летающих ящеров, готовых сразиться в воздушной битве, устроители зрелища, чувствуя настроение публики, приберегли до следующего раза. Праздник по традиции закончили физкультурники. Своими телами в красной форме они выложили на желтом песке приветствие вождю. Под звуки марша "Прощание славянки" перед зрителями вновь прошли свирепые охотники доисторических эпох, салютуя копьями и каменными топорами.

Министры сидели, пережидая устремившийся к воротам зрительский поток. Человечек, касаясь широкими полями шляпы рыжих кудрей Анельриетты, скалился и что-то нашептывал на ухо. Финансист, заметив брошенный на него искоса взгляд зеленоглазой любовницы, нарочито отвернулся и встретился с ухмыляющейся бандитской физиономией министра безопасности.

- Мне надо задать тебе пару приятных вопросов, - многообещающе заявил министр, присев рядом с финансистом.

- С какой стати? - побледнел министр финансов.

Дипломат тихонько наступил приятелю на ногу.

- Распоряжение вождя, - коротко бросил министр безопасности.

- Ладно, - кивнул финансист, - спрашивайте.

- Ты что, совсем одурел от любви, - хохотнул министр, - побеседуем у меня в кабинете. Вечером сиди дома, за тобой зайдут. Только не вздумай исчезнуть, - министр показал финансисту каменный кулак, - из-за земли достану!

Министр финансов тоскливо оглянулся. Анельриетта куда-то исчезла, а на ее месте сидел человечек и мерзко хихикал.

- Хана мне, - прошептал финансист.

Дипломат с застывшей на губах улыбкой потянул соседа к выходу и тихо проговорил:

- Еще не вечер, господин министр!



* * *

В салоне застывшего у Кремлевской стены вертолета вождь, зло ощетинив черные усы, прихлебывал из внушительного золотого кубка сладкое вино.

- Где твой длинноносый честолюбец? - спросил он сидевшего у стола в нахлобученной на уши шляпе помощника.

- Почему мой? - удивился человечек.

- У тебя со всеми какие-то шашни, Глюк, - раздраженно бросил вождь и щелкнул крышкой золотых часов.

Человечек, обиженно моргнув, спрыгнул со стула.

- Ты срываешь на мне настроение, Осип.

- Ему уже давно пора быть здесь, - не обращая внимания на обиженную реплику помощника, задумчиво проговорил вождь, - может, решил улизнуть после этой сомнительной истории с динозавром?

- Что ты, Осип, - человечек замотал головой, - колдун уверен, что заслужил твое доверие.

- Хороша заслуга, - едко усмехнулся вождь, - сначала воскресил Цезаря, потом Брута.

Человечек хихикнул.

- Брут все же был посимпатичней этого чудовища, Осип, и потом, это мог быть просто несчастный случай.

- Неважно, - отрезал вождь, - вольно или невольно возрожденное им чудовище покушалось на вождя, а следовательно...

- Он уже идет, Осип, - прервал вождя человечек, взглянув в иллюминатор.

Вождь поставил кубок на стол и встал, заложив руку за борт джинсовой куртки.

Колдун, еще с порога наткнувшись на величественную позу вождя, почувствовал надвигающуюся над ним грозу. Он бросил пронзительный взгляд на человечка, но тот мгновенно ухватил кубок и с крайним интересом стал рассматривать серебрившуюся вязь латинских букв на его поверхности.

- Хочу поблагодарить вас, товарищ Колиастро, - глухим голосом произнес вождь, - за ни с чем не сравнимое зрелище на стадионе.

Он взял со стола маленькую сафьяновую коробочку и протянул колдуну.

- Примите достойную вас награду.

Колдун неуверенно взял из рук вождя коробочку, открыл крышку и вздрогнул. На черном бархате блестела серебряная медаль с выбитым золотом на ней бушующим пламенем эшафотного костра. Полукругом сияла четкая надпись: "Лучшему колдуну страны".

Колиастро повертел в руках сомнительную награду.

- Благодарю, - хрипло проговорил он, - чем еще могу служить?

Вождь ласково кивнул.

- Именно об этом я и хотел с вами поговорить. - Цепкими руками он сжал плечо колдуна. - Народное хозяйство, как никогда, нуждается в увеличении производства продуктов питания и одежды. Мне думается, необходима экспедиция по отысканию новых залежей окаменелостей.

Колиастро слегка шевельнул плечом, но вождь еще крепче сжал пальцы.

- Не вижу никаких препятствий для осуществления такого задания, - настороженно произнес колдун.

- Не торопитесь, товарищ Колиастро, не торопитесь, - вкрадчиво проговорил вождь, - возглавить экспедицию придется вам лично.

Колиастро, резко дернувшись, на этот раз сумел освободиться из цепких пальцев вождя.

- Мне кажется, здесь я мог бы быть намного полезней.

Внезапно визгливый смех вождя прервал колдуна.

- Ошибаетесь, дорогой товарищ, ошибаетесь. Это страшилище на стадионе, - вождь резко оборвал смех, - ведь знала скотина, куда полезть, будто без меня сожрать было некого.

Жуткий взгляд колдуна уперся в кончик собственного носа.

- Это рискованно, - пробормотал он, - лаборатория может остаться без руководителя.

- Не надо излишне драматизировать, - небрежно произнес вождь, - вашу безопасность будут обеспечивать два лучших офицера из гвардии главкома.

Колдун пронзил вождя недобрым взглядом.

- Спасибо, - процедил он сквозь зубы и, не прощаясь, покинул правительственные апартаменты.

- Какой гордец, - заметил вождь, - думает, мы не найдем ему замены.

Человечек робко хихикнул.

- Это не так просто, Осип.

- Ошибаешься, Глюк, - усмехнулся вождь, - за квислингами дело не станет.

Человечек покорно склонил голову в огромной шляпе.

- Послушай, чего ты расселся, - неожиданно разозлился вождь на человечка. - Иди, проведай главкома и заодно пригласи эту каменную задницу.

- Молчу, Осип, молчу, - смешно поднял руки кверху человечек, - однако нельзя же всех сразу.

- Кто говорит обо всех. Однако запомни, Глюк, - вождь назидательно поднял палец, - властитель, не меняющий состава соратников, обречен на гибель.

При этом вождь настолько многозначительно взглянул на помощника, что тот поспешил поскорей убраться с глаз своего мудрого повелителя.

Вождь, при мысли о том, что наконец остался один и может осуществить затаенное желание, довольно пошевелил усами. Среди множества искусно выполненных из красного дерева шкафчиков, протянувшихся по всей стене салона, он выбрал один и вставил в узкую щель замка миниатюрный кинжал, по виду ничем не напоминающий ключ.

Створки шкафчика легко и бесшумно растворились. Из глубины его вождь извлек видеокассету и сел у небольшого матового экрана.

Ужасными воплями взорвался стадион. На экране крупным планом оскалилась отвратительная морда ящера. Дрогнула жутким шрамом физиономия министра безопасности. При виде своего побледневшего лица и зажмуренных в страхе глаз вождь нервно нажал на кнопку и остановил кадр. На экране сияли из-под задранной юбки длинные стройные ноги зеленоглазой хозяйки салона. Он пристально рассматривал красивое в своей беспомощности лицо Анельриетты, взглянул на отчаянно выброшенные вперед руки и, внезапно протянув палец, потрогал прохладную поверхность экрана в том месте, где белели ее круглые коленки.

За его спиной браво щелкнули солдатские сапоги.

Вождь отдернул палец и быстро обернулся. Мужественный главком, с черной повязкой на одном глазу, другим не отрываясь, смотрел на экран.

- Да, - проговорил вождь, покачав головой, - все могло бы кончиться куда трагичней, если бы не вы и ваши доблестные воины.

Он выключил телевизор. -Как вы себя чувствуете, товарищ главком?

- Нормально, кивнул головой офицер, с сожалением посмотрев на потухший экран.

- Очень рад, очень рад. - Вождь забарабанил пальцами по столу.

- Кстати, вы ведь у нас все еще лейтенант, товарищ главком, - он ласково улыбнулся в усы. - С сегодняшнего дня можете считать себя генералом.

Вождь подошел к вытянувшемуся по швам главкому и коротким чернильным карандашом нарисовал на его погонах по одной большой синей звезде.

- Служу великому народу! - браво выпалил новоиспеченный генерал.

- Хорошо, хорошо, - усмехнулся вождь, - только и мне не забывайте.

- Жду ваших приказаний. - Генерал с такой силой щелкнул каблуками, что слегка оглушенный вождь даже чуть-чуть пошатнулся.

- Однако вы полегче, проворчал он, но, взглянув на порозовевшие щеки смутившегося офицера, ободряюще похлопал его по плечу.

- К сожалению, дорогой товарищ главком, - доверительно проговорил вождь почти на ухо молодому генералу, - некоторые товарищи позволяют себе своевольничать, истолковывая мои приказы в своих неблаговидных целях.

Главком удивленно посмотрел на вождя.

- Да, да, - вождь кругами пошел по салону.

- Наш так называемый министр безопасности вместе с Глюком давно уже должны быть здесь.

- Что-нибудь могло их задержать, - предположил главком.

- Этого каменного громилу, - зло процедил вождь, - может задержать лишь какое-нибудь грязное дело, соответствующее его бандитским наклонностям. Думается, что там происходит нечто такое, что необходимо немедленно предотвратить.

- Разрешите выполнять, - вздернул подбородок молодой генерал.

- Да, - кивнул вождь, - и как можно решительней.

Вождь вновь сел у экрана, но кадр, который он теперь пристально изучал, был менее приятней предыдущего.

Еще и еще раз вождь вглядывался в бандитскую рожу со шрамом, ловко уклонившуюся от встречи с оскаленной пастью чудовища, решая для себя: трусость или кое-что похуже. Он все еще, нахмурившись, смотрел на экран, когда раздался уже знакомый звук щелкнувших каблуков верного главкома.

- Приказание выполнено, оба ждут ваших распоряжений.

- Введи, коротко бросил вождь.

Министр с бандитской рожей, подрагивая шрамом на шее, встал у дверей. Человечек, в сдвинутой почти на самый нос шляпе, прошел в угол и присел на корточки.

Вождь сурово посмотрел на обоих.

- Кажется, мои приказы стали не для всех обязательны?

- О чем ты, Осип, - подал голос человечек, - министр безопасности проводил дознание.

- Кого же он допрашивал? - поинтересовался вождь.

- Как вы приказали, - хриплым голосом решил вмешаться министр, - вашего финансиста.

- Я приказал? - удивился вождь. - Что-то не припоминаю. И чем же кончился допрос?

- Очень упрямый он был, Осип, очень упрямый, - вновь раздался голос человечка.

- Что, значит, был? - нахмурился вождь.

- Пытался оказать сопротивление, - дернув шрамом, объяснил министр.

- Сопротивление...- задумчиво произнес вождь. - Кажется, я это уже когда-то слышал. Стало быть, если я правильно понимаю, мы остались без министра финансов.

- Но ты же сам говорил, Осип, что незаменимых нет, - хихикнул человечек.

Вождь злобным взглядом пресек веселье своего помощника. Он медленно прошелся по салону, держа руку за бортом куртки.

- Догадываюсь, что у некоторых здесь уже есть кандидатура на столь скоропостижно освободившееся место. Однако я выбираю самую достойную.

Вождь бросил быстрый взгляд на напряженно ожидающие физиономии своих соратников и, откинув голову, закатился беззвучным смехом. Министр и человечек недоуменно переглянулись. Внезапно вождь оборвал смех и торжественно закончил:

- Этой кандидатурой буду лично я сам. Думается, что будет правильно и в дальнейшем заменять этой кандидатурой всех, не справившихся со своими обязанностями соратников.

- Не хило придумали, - не сдержался министр безопасности.

Человечек хихикнул и тут же замолк.

Вождь бросил уничтожающий взгляд на бандитского министра.

- Кое-кому здесь, проявившему безответственную трусость в решительную минуту, не мешало бы помнить, что его бывшие апартаменты с круглосуточным освещением пока свободны.

Шрам на бандитской роже министра мгновенно стал известкового цвета.

- При чем тут я, если кому-то вздумалось натравить на вас эту первобытную тварь, - прохрипел в свое оправдание министр, - я дрался с ним, как пещерный медведь...

- Идите, - грубо прервал его вождь, - идите и подумайте над тем, что я сказал.

Он неприязненно посмотрел в спину удаляющегося министра и, грозно ощетинив усы, перевел взгляд на забившегося в угол человечка.

- Ну, а ты что там делал, Глюк?

- Загрыз министра финансов, - коротко доложил главком.

- Я любому перегрызу горло за тебя, Осип, - взвизгнул человечек, бросив злобный взгляд на одноглазого главкома.

- За меня? - Вождь недоверчиво усмехнулся. - Ладно, оставь нас наедине с главкомом, Глюк.

Он обнял за плечи верного офицера.

- Есть одно ответственное задание, товарищ главком.

- Слушаю, - твердо произнес молодой генерал.

- По истечении этой недели наш могущественный колдун отбывает в долгосрочную экспедицию. Подберите надежных людей для его сопровождения. - Вождь пристально взглянул в единственный глаз главкома. - В пути всякое может случиться...

- Не беспокойтесь, - уверенно заявил мужественный генерал, - товарищ Колиастро будет доставлен в целости и сохранности.

Вождь лукаво усмехнулся и подвел его к столу.

- Выпейте, - произнес он, протягивая главкому золотой кубок с вином.

Молодой генерал с интересом взглянул на серебрившиеся латинские буквы.

- Подарок народов освобожденной Европы, - небрежно объяснил вождь и, взяв из рук офицера пустой кубок, повертел пуговицу на его мундире.

- Хочу вас предупредить, дорогой товарищ главком. Может статься, что наш уважаемый Колиастро попытается исчезнуть.

Вождь опустил глаза под изумленным взглядом новоиспеченного генерала.

- Так вот, пусть ваши люди особенно не церемонятся.

Вождь поправил погон на его плече и ласковым кивком отпустил несколько ошеломленного офицера.

С трудом открывая тяжелую дверь, ведущую к выходу из вертолета, главком чертыхнулся и пробормотал:

- Пусть меня разжалуют в рядовые, если я что-нибудь понимаю.

Вождь, устало ссутулившись, направился в спальню, но по пути передумал и зашел в кабину вертолета. Там он сел в кожаное кресло за широкой спиной глухонемого пилота и, прислонив голову к металлической панели, спокойно уснул.

Ранним утром яркое солнце осветило кабину пилота и скорчившегося в малопригодной для сна позе вождя. Он тщетно попытался продлить сон, прикрывая глаза ладонью, но, убедившись, что все его старания напрасны, хмурый и не выспавшийся вошел в салон. Внезапно из комнаты, которую по соседству с салоном занимал его помощник, послышались какие-то странные звуки. Вождь осторожно подошел к тонкой деревянной двери и прислушался. Из комнаты явственно доносились глухое урчание и громкое причмокивание, потом раздался протяжный женский стон. Казалось, какое-то хищное животное наслаждается, пожирая свою уже ослабевшую, агонизирующую жертву. Вождь нахмурил брови и решительно треснул ногой в дверь. Звякнул, стукнувшись о пол, сломанный крючок.

Человечек, мгновенно соскочив с кровати, испуганно смотрел на вождя, утирая ладонью окровавленный рот. На постели, под одеялом, проступали очертания человеческого тела.

- Кого ты на этот раз загрыз, Глюк? - с трудом сдерживая гнев, тихо спросил вождь.

- Нет, Осип, нет. - Человечек умоляюще сложил руки на груди.

- А это что? - Вождь указал на красные пятна, размазанные по простыне.

Человечек, смущенно хихикнув, попытался что-то объяснить, но вдруг одеяло зашевелилось, и перед взором изумленного вождя предстала живая и здоровая Анельриетта.

- Это вы...- только и сумел пробормотать вождь, не отрывая глаз от белоснежных круглых плеч очаровательной хозяйки салона.

Она смущенно улыбнулась.

- У вашего помощника есть маленькое сексуальное хобби, он приглашает меня в определенные дни.

- Какие еще дни, - не понял вождь.

Анельриетта бросила выразительный взгляд на кровавые пятна.

- Вот оно что, - понимающе кивнул вождь, - стало быть, перегрыз глотку моему министру, чтобы развратничать с его любовницей.

- Какому министру? - встрепенулась Анельриетта и с ужасом посмотрела на человечка. - Ты убил финансиста? Помощник вождя тяжело дышал, высунув по-собачьи язык.

Вождь молча схватил человечка за шиворот и сильным пинком под зад выставил его из комнаты.

- Не смей показываться мне на глаза, пока не позову! - рявкнул он и обернулся к ошеломленной Анельриетте.

- Я остался совсем один, - грустно произнес вождь, присев к ней на кровать. - Ты нужна мне. - Он опустил голову ей на грудь.

- А как же салон? - прошептала Анельриетта, машинально погладив его крутую лысину.

- При чем тут твой салон? - с досадой произнес вождь и ухватил конец одеяла, чтобы сбросить его с Анельриетты, но, наткнувшись взглядом на кровавые следы на простыне, брезгливо поморщился.

- Теперь будешь хозяйкой в моем салоне, - буркнул он, вставая с кровати, и вышел, не дожидаясь ответа.





ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Творец всех невероятных событий, происшедших в стране, сидел в одном из подземных кабинетов своей прославившейся на весь мир таинственной лаборатории, мрачно уставившись на колеблющееся пламя толстой круглой свечи. Расплавленный воск стекал, застывая в чаше изогнутого серебряного подсвечника, отражающегося в зеркальной поверхности низкого овального столика. Колдун оторвал свой взгляд от огня и дернул за тряпичную грушу, свисающую с потолка. Откуда-то раздался тихий мелодичный звон, и в мгновенно раскрывшихся дверях кабинета появился одетый в черную спецовку лаборант Колиастро.

- Слушаю, шеф.

Колдун просверлил его пронзительным взглядом и тихо приказал:

- Доставь последний объект.

- Шеф, объект еще не закончил период инкубации, - напомнил колдуну сотрудник.

- Знаю, - кивнул головой Колиастро и снова уставился взглядом в огонь.

Лаборант молча удалился, и через минуту перед колдуном возникла тощая старческая фигура с блестящим лысым черепом, замотанная от острых коленок до впалого живота белым полотном. Умные карие глаза старика встретились с пронзительным взглядом черных глаз Колиастро.

- Зачем ты вернул меня оттуда, где в вечности должны пребывать те, кто отбыл положенный им срок на земле?

- Ты нужен мне, философ, - коротко ответил колдун.

- Чем может быть полезен тебе тот, кто подобно животному, не может осмыслить окружающий его новый мир? - Старик внезапно скорчился и застонал. - Почему мне так больно?

- Процесс материализации не закончился, но это скоро пройдет, - успокоил философа Колиастро.

- Не надо, - негодующе взмахнул рукой старик, - я отдал весь свой ум времени, в котором жил, и не хочу бесполезно существовать в другом.

- Ну хорошо, - согласился колдун, - пусть будет по-твоему, но можешь ты в благодарность за то, что вновь почувствовал биение жизни, уделить немного времени для беседы со мной.

- В этом я не отказывал никому ранее, не откажу и теперь.

- Спасибо, - кивнул головой колдун.

Он долго смотрел на свое отражение в столике, собираясь с мыслями. Старик, изредка корчась от боли в суставах, молча ждал.

Наконец Колиастро поднял голову и посмотрел на старика.

- Скажи, что бы делал ты после того, как сотворил то, чему посвятил всю жизнь?

- Предел творения наступает тогда, - снова скорчась от боли, прохрипел старик, - когда иссякает творческий дух. Тогда человек либо опускается, уходя в плотские забавы, либо устремляется к власти.

Колдун потупил взор под проницательным взглядом умных старческих глаз.

- Я разгадал тебя, - улыбнулся философ беззубым ртом, - но ты не должен жаждать гласной власти.

- Почему? - зло вскинулся колдун.

- Народ не верит подобным тебе и не признает своим правителем. Ты можешь властвовать лишь через сотворенного тобой кумира.

Колдун, словно забыв о своем собеседнике, вновь задумчиво уставился в огонь.

- Ты обещал, магистр, - напомнил старый философ.

- Да, - произнес колдун и потянул грушу над головой.

Лаборант в черной спецовке отвел философа туда, где он должен был вновь обрести вечный покой, а Колиастро, нахмурившись, потер длинными костлявыми пальцами выпуклый лоб.

- Время, для этого нужно время, кто даст мне его? - прошептал он.

- Женщина! - хихикнул знакомый голос, и перед колдуном, будто из-под земли, вырос помощник вождя, помахивая огромной шляпой.

- Прекрати, задуешь свечу, - недовольно произнес колдун, - вообще, за каким чертом ты сюда явился?

Человечек нахлобучил шляпу на уши.

- Мне нужен приют, товарищ Колиастро, вождь на время отказался от моих услуг.

Колдун пронзил человечка острым взглядом черных глаз, пытаясь понять, что происходит в душе этого странного полу земного существа.

- Можешь остаться, - разрешил он, - но лишь до тех пор, пока твой хозяин не потребует твоего возвращения.

- Кто может сомневаться в твоей верности вождю, - хихикнул человечек и тихо пробормотал, - разве только сам вождь.

- Что ты там бормочешь? - Черные глаза колдуна зло блеснули.

Человечек снял шляпу.

- Так, ничего особенного, размышляю вслух.

Лицо Колиастро неожиданно сузилось, длинный нос покрылся капельками пота и заблестел, подобно острию кинжала. Твердым взглядом колдун уперся в пламя свечи, и оно, быстро увеличиваясь в размерах, поползло вместе с подсвечником в сторону состроившего многозначительную физиономию гостя. Человечек испуганно замахал шляпой.

- Останови его, останови!

Пламя дрогнуло и приняло прежние размеры.

- Поразмышляй более понятным для меня образом, Глюк, - посоветовал колдун.

- Не сердись, Колиастро, - человечек прижал к груди шляпу, - но, кажется, вождь уверен, что сбесившийся ящер на стадионе смахивает на Брута.

- Знаю, - колдун не спускал пристального взгляда с помощника вождя. - При чем тут женщина?

- Ну, женщины, - человечек завертелся на стуле, - они всегда могут понадобиться.

- Удивительно, - усмехнулся колдун, - притом, что ты есть, ты еще и бабник.

- У каждого могут быть свои маленькие слабости, - пожал плечами человечек и неожиданно тихо добавил, - у вождя тоже.

Колдун понимающе кивнул головой.

- Приведи ее, Глюк, я хочу говорить с ней.



* * *

Анельриетта, не ведая, что где-то на нее уже возлагаются определенные надежды, грустила на низкой тахте в слегка отдающей псиной маленькой комнатке человечка. Несколько дней, прожитых с вождем, определенно показали, что могущественный глава государства отнюдь не обладал щедрым характером. Вождь, склонный к спартанскому образу жизни, был бы крайне удивлен, если бы узнал, что его любовнице требуется что-то еще помимо его расположения. Что же касается постельных отношений, то и этот момент для Анельриетты, скажем мягко, проходил не на должной высоте. Воскресший организм вождя хотя и функционировал вполне нормально, однако для темпераментной хозяйки салона этого было явно недостаточно. К тому же эта мокрая от пота лысина, колючие усы... Анельриетта с досады рванула крепкими белыми зубами шелковую наволочку лежавшей на ее коленях подушечки. Треск раздираемой материи раздался одновременно с знакомым хихиканьем. Перед ошеломленной Анельриеттой стоял, умоляюще прижав палец к губам, опальный помощник вождя.

- Тебя мне только не хватало, кровосос поганый! - со злостью крикнула Анельриетта и что есть силы запустила в него разодранной подушечкой.

Человечек поймал мягкий снаряд на грудь и свалился, дрыгая ножками.

- Разве я тебя чем-нибудь обидел? -прошептал он, присев на пол.

Анельриетта, злость которой как-то внезапно пропала, с трудом подавила улыбку.

- Зачем ты перегрыз глотку несчастному финансисту? - как можно суровей, спросила она.

- Э... - замахал ручками человечек, - он был обречен, я только получил маленькое удовольствие.

- Захлебнуться бы тебе один раз! Убирайся, пока я не позвала вождя.

- Подожди, подожди, - он подполз к ней на коленках, - я хочу оказать тебе услугу.

- Какую еще услугу? - недоверчиво спросила Анельриетта, позволив приблизиться к ее уху.

- Он просил...- шептал человечек, - не пожалеешь...такого нет ни у кого в мире.

Помощник вождя восторженно причмокнул и хищно взглянул на белую шею Анельриетты. Она ладонью отпихнула его от себя.

- Хорошо, передай ему, что я согласна.

Человечек, удовлетворенно покивал головой и, осторожно приоткрыв дверь, мгновенно исчез.

Анельриетта, собравшись с духом, вышла в салон и постучала в спальню вождя. Глава государства утопал в мягкой перине в своем уже несколько обносившемся джинсовом костюме.

- Иди сюда, - позвал он любовницу и влез рукой под юбку присевшей к нему Анельриетты.

- Не сегодня, Осип, - ласково попросила она.

- В чем дело? - недовольно нахмурил брови вождь.

- Осип, - Анельриетта жалобно посмотрела на вождя большими зелеными глазами, - я хочу побывать в своем салоне, подышать свежим воздухом...

Вождь подозрительно взглянул на любовницу.

- Думается, ты перечислила не все свои желания.

В глазах Анельриетты заблестели слезы.

- Ты хочешь навеки замуровать меня в этом летающем гареме?

- Ну, хорошо, - буркнул вождь, стряхнув с руки прозрачную каплю, упавшую с длинных ресниц Анельриетты, - погуляешь в сопровождении моего верного главкома, думаю, его тебе не соблазнить.

- До чего же ты ревнив, Осип, - кокетливо прошептала Анельриетта и вспорхнула с перины.

Мужественный главком, не отрывая своего единственного глаза от разрумянившейся на свежем воздухе Анельриетты, браво щелкнул каблуками.

- Готов сопровождать.

- Вот мы и встретились, - улыбнулась Анельриетта и нежно взяла молодого генерала под руку, - давайте просто погуляем.

- Разве вам не нужно посетить свой салон?

- Единственное, что мне нужно, - весело воскликнула Анельриетта, - так это прогулка в обществе настоящего мужчины. Я до сих пор не могу забыть, как храбро вы бросились на это жуткое чудище.

- Пустяки, - отмахнулся польщенный ее словами главком. - Разве только это, - он огорченно показал на черную повязку.

- Не расстраивайтесь, генерал, если я хоть что-нибудь помню из истории, так это то, что все великие полководцы были с одним глазом.

Главком благодарно улыбнулся и, не удержавшись, погладил ее рыжие кудри. Анельриетта продолжала болтать, словно не замечая нежного жеста своего сопровождающего.

- Все же удивительно, как вы не побоялись, ведь он мог разорвать вас на части.

Главком пожал плечами.

- Я не мог думать ни о чем таком, когда увидел пасть этого проклятого зверя прямо над вашей головой.

- Да? - изобразила удивление Анельриетта, - а я думала, вы бросились на защиту вождя.

- Ну, конечно же, и его тоже, - смутился молодой генерал.

Анельриетта рассмеялась.

- Кстати, мы почти дома.

Главком оглянулся. Прямо перед ним возвышалось старинное здание знакомого отеля.

- Как мы здесь оказались? - удивился молодой генерал.

- Наверное, это судьба, - Анельриетта нежно положила руку на широкую грудь главкома. - Я хотела бы взглянуть на комнату, в которой раньше жила. Вы проводите меня, генерал?

Главком стиснул челюсти.

- Кажется, мне предстоит стать государственным изменником.

- Мне тоже, - успокоила его Анельриетта и открыла дверь в отель.

Трудно сказать, что именно повлияло навсегда трезвую в любовных перипетиях с мужчинами зеленоглазую хозяйку салона. То ли контраст с дрябло- постной близостью вождя, то ли жуткие воспоминания о страшных челюстях ящера, однако натиск ошалевшего от неожиданного любовного приключения главкома вытеснил все мысли из практичной головы Анельриетты. Она еще находилась под впечатлением острых ощущений, пережитых в объятиях молодого генерала, когда легкое поскребывание в дверь напомнило ей об истиной цели посещения отеля.

Анельриетта нехотя поднялась с постели и приоткрыла дверь. Человечек, скорчив таинственную физиономию, прошмыгнул в номер и, прыгнув на кровать, быстро прикрыл лицо мужественного генерала своей огромной шляпой. Главком дернулся и затих.

- Что ты с ним сделал? - в ужасе прошептала Анельриетта.

Человечек, оскалившись, зло хихикнул.

- Ничего с твоим хреновым Нельсоном не станется, проспит до утра, и все дела.

- Что дальше? - немного успокоившись, спросила Анельриетта.

Помощник вождя потянулся к порозовевшему после любовных баталий телу зеленоглазой хозяйки салона, но, встретив ее предостерегающий взгляд, облизнул губы и коротко попросил:

- Оденься, и пойдем, надо успеть до рассвета.



Колдун отодвинул свечу и просверлил взглядом вошедшую вслед за человечком зеленоглазую хозяйку салона.

- Действительно, очень красива, - произнес он, скорее отвечая своим мыслям, чем, делая ей комплимент.

Анельриетта настороженно улыбнулась. Ей было немного не по себе в этом таинственном подвале, под тяжелым взглядом Колиастро, и она изо всех сил старалась казаться совершенно спокойной.

- Не бойся, я не причиню тебе вреда, - проницательно усмехнулся колдун и, поднявшись с кресла, подошел к старинному бюро.

Черные глаза Колиастро напряженно уперлись в изящные инкрустированные дверцы, которые под его взглядом медленно открылись. Он достал какой-то предмет, завернутый в черную бархатную ткань, развернул ее и ослепленная Анельриетта, зажмурившись, покачнулась. На платиновом стебле, чуть прикрытый серебряными лепестками, сверкающими бриллиантовой росой, сиял огромный темно-зеленый изумруд.

- Это цветок псилофита, - объяснил колдун. - Много веков назад он расцветал один раз в тысячу лет. Я единственный из людей, - он гордо вскинул голову, - кто сумел увидеть его и воссоздать в драгоценных камнях и благородном металле.

Анельриетта робко протянула руки и осторожно взяла драгоценный цветок.

- Он твой, если ты захочешь, - неожиданно снизив голос до шепота, произнес колдун.

Анельриетта встрепенулась.

- Что я должна для этого сделать?

- Очень немного, - уже обычным голосом небрежно проговорил колдун. - Уговори вождя, чтобы он оставил меня в покое.

Колиастро взял из рук хозяйки салона цветок и, аккуратно завернув, водворил его на место. Анельриетта сцепила пальцы, пытаясь унять дрожь в руках.

- Может быть, что-нибудь другое? - Она попыталась улыбнуться.

- Нет, - колдун презрительно скривил рот, - только это.

- Я попробую, - не очень уверенно пообещала Анельриетта.



* * *

Ранним утром вождь, еще небритый, в помятом джинсовом костюме, стоял у одного из шкафчиков интерьера, отличающегося от других свинцовой синеватой поверхностью. Хмуро размышляя о том, куда могла запропаститься на всю ночь его ветреная любовница, он достал из большого эмалированного, заполненного доверху сырым мясом ведра сочный кусок и подкинул его на ладони. Свободной рукой вождь нажал на потаенную кнопку и с ловкостью баскетболиста забросил мясо в полуоткрытые свинцовые двери. Из глубины шкафчика, к его удовольствию, раздавалось глухое урчание и какой-то отвратительный клекот. Появление Анельриетты в сопровождении мужественного главкома на мгновение отвлекло вождя, и в не захлопнутых вовремя дверцах показалась омерзительная морда карликового ящера. Анельриетта вскрикнула, ухватив за руку молодого генерала.

Ящер уже успел высунуть сероватую, покрытую складчатой кожей шею, когда вождь стремительным движением захлопнул дверцы. Салон огласил жуткий вопль обиженного чудовища. Главком смотрел на закрытый шкаф с любопытством, смешанным с отвращением.

- Подарок вернувшихся к жизни первобытных народов, - переводя дыхание, объяснил вождь и посмотрел на обоих подозрительным взглядом.

- Что означает эта ночная прогулка?

- Как ты можешь держать такое страшилище в доме, Осип, - укоризненно проговорила Анельриетта.

- В желудке этой летающей твари, - многозначительно заметил вождь, - изменники исчезают надежней, чем в ванной каменного бандита, будь то мужчина или женщина.

Анельриетта, бросив взгляд на побледневшего спутника, беззаботно рассмеялась и без всякого стеснения чмокнула вождя в лысину.

- Твое чудовище, Осип, может получить на завтрак главкома, он как раз оказался изменником.

Вождь недоуменно взглянул на не знающего, куда девать единственный глаз молодого генерала.

- В чем же он провинился?

Анельриетта весело глянула на вождя.

- Ваш верный главком, товарищ вождь, по неподтвержденным слухам, - комично отрапортовала она, - удалился на всю ночь с молодой швеей моего салона в неизвестном направлении.

- Такой поступок, действительно, заслуживает самого сурового наказания, - усмехнулся вождь, - придется писать объяснительную записку, и как можно подробней. Идите, - обратился он к совершенно обалдевшему генералу, - и немедленно займитесь товарищем Колиастро.

- Слушаюсь, - звонко щелкнул каблуками главком и, бросив благодарный взгляд на усмехающуюся Анельриетту, повернулся к выходу.

Вождь положил руки на плечи любовницы.

- Осип, - лицо Анельриетты приняло озабоченное выражение, - ты должен меня выслушать.

- Ты недовольна моим решением по поводу главкома? - шутливо спросил вождь.

Анельриетта покачала головой.

- Не смейся, Осип, мне страшно за тебя, за нас...

- Говори ясней, - потребовал вождь.

- Мне снился колдун... Это было ужасно, Осип. Он хохотал, а ты медленно превращался в камень. Осип, прошу тебя, помирись с ним, хотя бы на время.

Вождь грозно ощетинил усы.

- Ты никудышная толковательница снов. Смеется тот, кто бьет первым.

Анельриетта хотела возразить вождю, но раздалось знакомое щелканье каблуков. Вождь удивленно посмотрел на главкома, вновь появившегося в салоне вертолета.

- Просили передать, - отчеканил молодой генерал, протягивая вождю какой-то предмет, - мной проверено, взрывное устройство отсутствует.

- Кто передал? - поинтересовался вождь, поднеся к глазам маленькую видеокассету.

- Какой-то стриженный под ежик тип. Задержать не удалось, - опережая следующий вопрос вождя, виновато сообщил главком.

- Хорошо, - буркнул вождь, - я разберусь, - и, не скрывая раздражения, добавил: - Завтра же утром жду вашего рапорта об исполнении приказа относительно Колиастро. Вам предоставлены самые широкие полномочия, упустите колдуна - пеняйте на себя.

Главком отдал честь и круто развернулся на каблуках. Анельриетта, предчувствуя недоброе, напряженно следила за тем, как вождь, удобно усаживаясь в кресло, включает телевизор.

При первом же кадре она вздрогнула и застыла от ужаса. На экране замелькали рыжие кудри и мужественное лицо с повязкой на глазу. Лысина вождя медленно побагровела. Он придвинулся почти вплотную к экрану, будто боясь упустить мельчайшую подробность из любовной сцены, происходившей на его глазах. Анельриетта, которой в этот момент изменила ее обычная находчивость, в конце концов, сдалась и покорно ожидала своей участи. Вождь некоторое время задумчиво смотрел на потухший экран, затем медленно повернулся к своей неверной любовнице.

- Со мной ты никогда не была такой страстной, - обиженно произнес он.

Анельриетта, ожидавшая чего угодно, только не упреков, растерянно произнесла:

- Он же моложе, не обижайся, Осип.

Вождь тяжело поднялся с кресла.

- Ну что же, тебе повезло, ты сохранишь свою молодость.

Неожиданно он резко вытянул руку, больно ухватил ее за волосы и поволок к шкафу со свинцовыми дверцами.

- Нет! - в ужасе завопила Анельриетта, - только не туда, Осип.

- Права выбора тебе никто не предоставлял, - зло усмехнулся вождь и потянулся рукой к кнопке в дверце.

Анельриетта рванулась изо всех сил, оставив в его руке клок рыжих волос. Вождь попытался вновь схватить ее, но Анельриетта в отчаянии изо всех сил пихнула его в грудь. Вождь покачнулся, сделав шаг назад, споткнулся об эмалированное, наполненное мясом ведро, и, падая, стукнулся головой о тяжелые свинцовые дверцы.

Глаза вождя бессмысленно вылупились, со лба стекала струйка крови.

Еще не веря в свое освобождение, Анельриетта с беспокойством взглянула на лежавшего в беспамятстве вождя и, и недолго думая, бросилась к выходу.



* * *

Министр безопасности, так удачно подставивший под удар верного вождю главкома, упрямо шел к намеченной цели. Теперь перед ним стояла самая трудная задача: привлечь в союзники мощную личность колдуна. Расчетливый бандит хорошо понимал, что без Колиастро с его страшным оружием власти в руках не удержать.

- У нас нет выбора, - подергивая от напряжения покрасневшим шрамом, уговаривал он Колиастро, еще не зная о драматической сцене, произошедшей в вертолете вождя.

- Почему ваша участь должна совпадать с моей? - надменно спросил колдун, выслушав министра у входа в логово и даже не сочтя нужным пригласить его в дом.

Министр искоса бросил взгляд на сотрудников в черных спецовках, стоящих по обе стороны от колдуна со страшным оружием в руках.

- Ваша может решиться значительно раньше. Главком уже получил приказ о вашей высылке. Почти уверен, что вас угробят по дороге.

- Вы хотите, чтобы я оказал сопротивление армии? - горько усмехнулся Колиастро.

- Нет, - покачал головой министр, - даже для вас это самоубийство.

- Тогда что же?

- Небольшая совместная беседа с вождем, - предложил министр и бросил взгляд на стоявшего рядом телохранителя.

Молчун согласно кивнул головой.

- Я не убийца, - гордо вскинул голову колдун.

- Об этом и речи нет, - успокоил его бандит. - Вождь должен понять, что в его интересах подчиниться нашей власти.

- Не понимаю, - пожал плечами колдун, - почему вы вдруг скинули со счетов армию во главе с преданным вождю главкомом.

- Этот одноглазый болван, - гнусно усмехнулся министр с бандитской рожей, - сам того не зная, уже обречен. Ваш арест будет последним делом в его дурацкой жизни.

- Откуда такая уверенность? - усомнился колдун.

- Храбрец в генеральских погонах самолично отдал в руки вождя компромат на себя, подкинутый ему моим помощником.

Молчун, вспомнив о своем подвиге, широко ухмыльнулся.

- Чем мог скомпрометировать себя такой верный офицер? - все еще не доверяя бандиту, поинтересовался Колиастро.

- Короткометражный фильм, отснятый мною лично, - довольным голосом произнес министр, - под названием " В постели со шлюхой вождя".

- Жаль, - прошептал колдун, - зеленоглазая девушка хорошо смотрелась с изумрудным цветком...

- Почему с цветком? - не понял министр.

- И все же затея ваша очень рискованна, - произнес колдун, не отвечая на его вопрос. - Вождь подозревает измену, даже когда ее нет, и может принять меры для самозащиты.

- Не успеет, - уже чувствуя победу, уверенно произнес бандит.

Молчун тронул министра за плечо и выразительно посмотрел, как бы напоминая о чем-то. Бандитский шрам нервно дернулся на физиономии министра.

- Есть еще одно дело.

- Говорите, - нехотя произнес колдун, догадываясь, о чем пойдет речь.

- Наш министр иностранных дел, он хитер и опасен...

- Только без кровопролития, - предупредил колдун, - этот человек мне симпатичен.

- Черт с ним, пусть живет, - после небольшого раздумья махнул рукой бандит.

- Тогда за дело, - черные глаза колдуна отчаянно блеснули в полутьме.



* * *

Анельриетта, оставив своего ревнивого повелителя, лежащим с разбитой головой у эмалированного ведра, выскочила из вертолета, лихорадочно обдумывая, где бы найти укрытие от мстительной руки вождя. Перебирая возможные пути к спасению, она мысленно отбросила излишне преданного присяге одноглазого главкома, опального колдуна, искавшего опоры в ней самой, и уже в полном отчаянии внезапно вспомнила о единственном министре, пока еще не попавшем под огонь вождя.

- К дипломату, - решила Анельриетта и стремительно направилась в отель.

Министр, увидев взволнованную хозяйку салона, удивленно блеснул очками и приложил палец к губам.

- Беседовать будем там, - шепнул дипломат, указывая пальцем на соседнюю комнату, - это единственные апартаменты, защищенные от бдительного ока министра безопасности.

Анельриетта молча прошла за дипломатом в другую комнату и от неожиданности покачнулась, ухватившись за его плечо. Прямо напротив нее на диване сидел живой и здоровый министр финансов в неизменном бушлате.

- Разве тебя не убили? - не веря своим глазам, обрадовано воскликнула Анельриетта.

- Не дождутся, - мрачно отозвался с дивана грубый финансист.

- Ваш маленький вурдалак, - объяснил дипломат, - вместе с каменноруким министром, по счастливой случайности, погубили совершенно другого человека, правда, разительно похожего на нашего небритого друга.

- Кто же этот несчастный? - сочувственно спросила Анельриетта.

- Доброволец, решил заменить нашего приятеля в обмен на освобождение из лагеря, впрочем, никто не ожидал такой кровавой развязки.

Анельриетта устало опустилась на стул.

- Кажется, меня ожидает такая же судьба.

- Вас? - удивился дипломат.

- Почему бы нет, - проворчал финансист, - будет знать, с кем связываться.

- Можешь упрекать меня, сколько влезет, - неожиданно всхлипнула Анельриетта, - только мне уже ничего не поможет.

- Не надо отчаиваться, - попытался успокоить ее дипломат. -Из каждой ситуации, как бы трудна она ни была, как правило, находится выход. Думается, ничто так не подтверждает моих слов, как цветущий вид нашего бывшего министра.

Анельриетта улыбнулась сквозь слезы и с надеждой взглянула на дипломата.

- Как здоровье нашего вождя, - осторожно осведомился министр, - кажется, он был к вам очень расположен.

- Он собирался накормить мною домашнего ящера, - всхлипнула Анельриетта.

- Жаль, что не успел, - мстительно заметил финансист.

- Мне все же не очень понятно, - попытался тактично прояснить обстановку дипломат, - разве у вождя не было под рукой менее роскошного корма?

- Кто-то подкинул ему эротический фильм с моим участием, - призналась Анельриетта.

- А...- протянул дипломат, - ну это, конечно, работа нашего любезного министра безопасности.

- С какой стати? - удивилась Анельриетта. - Я никогда не имела я ним никаких дел.

- Это не обязательно, - пояснил дипломат, - просто в его каменной башке мог зародиться очередной бандитский план. Скажите, - немного помедлив, спросил он, - помнится, наш храбрый главком отчаянно защищал вас на стадионе. Может быть, он постарается и на этот раз?

Анельриетта покачала головой.

- Он мой партнер по фильму.

- Ну и блядь же ты, - не выдержал финансист, - самое место тебе в желудке динозавра.

- Это не динозавр, - вздохнула Анельриетта, - а летающий ящер.

- Не вижу для вас в этом существенной разницы, - заметил дипломат. - Кстати, можно попросить убежище в логове колдуна.

- Колиастро висит на волоске, его должен арестовать главком по приказу вождя.

Дипломат присвистнул.

- Кажется, наш милый министр безопасности затеял крупную игру. Следовало бы предупредить вождя.

- Не надо! - вскрикнула Анельриетта.

- Милая соседка, думаю, это единственный верный способ заслужить прощение вождя.

- Осип никому ничего не прощает, - побледнев от страха, прошептала Анельриетта, - придумайте что-нибудь еще, - попросила она, - вы ведь такой сообразительный.

- Ну хорошо, - согласился польщенный дипломат и, блеснув очками, хотел предложить еще один спасительный вариант, когда за его спиной раздался незнакомый голос:

- Добрый вечер, всех прошу следовать за мной.

Анельриетта, прикусив палец, смотрела на человека в черной спецовке, державшего наперевес прозрачный баллон. Финансист приподнялся с дивана.

- Вы, очевидно, ошиблись адресом, милейший, - произнес, медленно оборачиваясь, дипломат, как бы невзначай приспуская галстучный узел. В ту же минуту его сильным ударом в челюсть сбил с ног ворвавшийся в комнату телохранитель министра с каменной рукой.

- Советую подчиниться, - сухо произнес человек в черной спецовке. - Я имею приказ в случае вашего неповиновения применить оружие. Эта штука, - бесстрастно пояснил он, указав на стеклянную стенку баллона, в котором бурлила холодная жидкость, - в считанные секунды превратит вас в три каменные глыбы.

- Чей приказ? - поинтересовался, с трудом вставая с пола, дипломат.

Всякие разъяснения запрещены, - холодно отчеканил человек с баллоном и, подняв грозное оружие, внушительно попросил:

- Не будем терять время.

- Уже идем, приободрилась Анельриетта, догадавшись, что захват их происходит без ведома вождя.

- Хотел бы я знать, кто за этим стоит, колдун или бандитская рожа? - на ходу бросил дипломат приятелю.

- Один хрен, - безнадежно махнул рукой финансист.



* * *

Тот, против кого объединились заговорщики, пытаясь предотвратить собственную гибель, открыв глаза, обнаружил себя лежащим на полу с разбитой головой. Он тут же вспомнил о бежавшей изменнице, скрипнул зубами и тяжело поднялся, утирая со лба кровь платком. Единственным желанием его в эту минуту было, как можно быстрей отыскать и отомстить обманувшей его любовнице. Вождь ринулся к кабине пилота, намереваясь издать приказ о повсеместном розыске зеленоглазой хозяйки салона, но неожиданно остановился, пораженный какой-то мыслью.

- Что позволено простому смертному, - прошептал он, - не позволено вождю. Я не сумел сдержать свои чувства и совершил непоправимый просчет. - Он с досадой стукнул кулаком по двери кабины. - Чертова девка, если она предупредила главкома, против троих я бессилен. - Вождь горько усмехнулся. - Теперь они придут требовать от меня отставки, а может, и моей жизни. Сколько раз уже это было, один неверный шаг, и даже самые жестокие тираны проваливались в бездну. - Хватит, - он решительно ощетинил усы, - пусть я буду первым, кто нарушит логический конец этой проклятой истории.

Вождь распахнул дверь кабины и положил руку на плечо единственного оставшегося ему верным глухонемого пилота.



* * *

С мудрой прозорливостью оценивая сложившуюся обстановку и категорически признав свое поражение, вождь начисто выпустил из памяти личность министра иностранных дел. Дипломат, выпав из поля зрения вождя, оказался в руках его более осторожных противников. Трое захваченных в отеле " Северное сияние" были доставлены их молчаливыми охранниками в глухой кабинет колдуна, скрытый в жутких лабиринтах его таинственной лаборатории. Обстановка кабинета была знакома лишь Анельриетте. За овальным столом Колиастро сидел человечек в огромной шляпе и, откровенно скучая, раскладывал пасьянс. При виде вошедших он оторвался от карт, встретил горящие ненавистью глаза небритого финансиста и от удивления громко икнул.

- Я удавлю тебя, как бешеную собаку, - двинулся на него бывший министр финансов.

Человечек спрыгнул со стула и присел, хищно оскалив рот. Дипломат удержал приятеля за рукав бушлата.

- Вполне разделяю ваши чувства, дорогой коллега, но сейчас не время сводить счеты.

- Я же загрыз вас собственными зубами, - не удержавшись, воскликнул человечек.

Финансист вновь попытался вырваться из рук крепко державшего его дипломата.

- Попался, так хоть помалкивай, - бросила ошеломленному помощнику вождя дальновидная Анельриетта.

Дипломат понимающе взглянул на девушку.

- Как это ни печально, но последние часы в нашей жизни нам придется провести в одной компании.

- При чем тут я, - взвизгнул человечек, - я могу выйти отсюда, когда пожелаю.

- Не думаю, - уверенно произнес дипломат, - зачем же тогда было помещать нас всех в одно место?

Человечек растерянно оглянулся на Анельриетту, но зеленоглазая хозяйка салона, уже забыв обо всем на свете, как завороженная, смотрела на бронзовые ручки старинного бюро.

- Что вас там привлекло? - поинтересовался дипломат.

Анельриетта с трудом оторвала взгляд от тайника Колиастро. В это время сквозь решетчатую форточку в кабинет ворвался зычный голос мужественного главкома.

- Мне нужен Колиастро, я имею приказ о его высылке!

- Слава богу, явился, - воскликнула обрадованная Анельриетта, - значит, вождь не успел с ним расправиться.

- Или ему кто-то помешал, - задумчиво проговорил дипломат.

- Какая разница, - беспечно отмахнулась Анельриетта, - он все равно вытащит нас отсюда.

- Должен вас разочаровать, - покачал головой дипломат, - главком не знает, что мы здесь, и его присутствие лишь усугубляет наше положение.

Как бы подтверждая мнение дипломата, вновь прозвучал голос одноглазого генерала.

- Если Колиастро откажется выполнить требование вождя, я имею полномочия взорвать ваше заведение к чертовой матери.

- Колдун улизнет от них тайным ходом, - хихикнул человечек.

- А мы? - широко раскрыв зеленые глаза, дрогнувшим голосом спросила Анельриетта.

- Взлетим в воздух, - мрачно изрек молчавший до тех пор финансист.

Человечек забегал глазами по всей компании.

- Так что, Глюк, - вежливо поинтересовался дипломат, выведете нас из лабиринта или предпочитаете погибнуть вместе с нами?

Финансист, как бы невзначай, закрыл проход к двери широкими плечами.

- Ты откажешься спасти меня, Глюк? - Анельриетта бросила нежный взгляд на маленького вампира.

Человечек покрутил головой и нахлобучил шляпу на самые уши.

- Идите за мной, - прошипел он и засеменил к выходу.

Пленники были уже у самых дверей, как вдруг Анельриетта неожиданно бросилась назад и стала отчаянно дергать бронзовые ручки бюро.

- Что за черт! - вырвалось у обычно сдержанного дипломата. - Что вам еще там надо?

- Помоги мне, - не отвечая на вопрос, умоляюще крикнула Анельриетта.

Дипломат быстро подошел к старинному шкафу, слегка отстранил Анельриетту и спокойно снял с его пыльного верха бронзовый ключик, давно забытый колдуном, использующим вместо него свои исключительные способности. В два поворота ключа дипломат легко открыл тусклую дверцу, и Анельриетта, торжествуя, вытащила завернутый в черный бархат цветок.

- Вам не кажется, что данная вещь не принадлежит вам? - вежливо осведомился дипломат.

Анельриетта, не обращая никакого внимания на его предостережение, развернула засверкавший бриллиантовыми каплями на серебряных лепестках изумрудный цветок. Зеленые глаза Анельриетты сияли таким счастьем, а драгоценный цветок так удивительно сочетался с их цветом, что дипломат только махнул рукой и направился к выходу. Зеленоглазая хозяйка салона, быстро заткнув уникальную драгоценность за пояс юбки, поспешила за ним.

Все трое, по знаку человечка, легли на холодный пол и поползли, петляя по лабиринту среди каменных фигур, следивших за ними живыми злобными глазами. У выхода из жуткой лаборатории дремал, прислонившись к двери, сотрудник колдуна, не выпуская оружия из рук. Рядом на стуле сидел телохранитель министра безопасности. Дипломат неуловимым движением захлестнул галстучную петлю на горле молчуна. Телохранитель министра безопасности взмахнул руками и, придушенно захрипев, свалился со стула. Сотрудник с оружием мгновенно открыл глаза и тут же рухнул под ударом кулака Финансиста. Бывший министр финансов, подхватив выпавшее из рук поверженного сотрудника колдуна оружие, повертел его со всех сторон.

- Интересно, как обращаются с этой хреновиной?

- Надо нажать вот сюда, - виновато хихикнул человечек, указывая на красную кнопку с правого края баллона.

Финансист метнул на своего врага мрачный взгляд, но все же понимающе кивнул головой. У чердачного окна, тихо переговаривались, люди Колиастро. Подкатив тележку, устанавливали на ней внушительных размеров орудие, формой напоминающее то, что держал в руках финансист. На вбитых в подоконник крючках висел целый арсенал из маленьких баллонов. Беглецы замерли и переглянулись.

Внезапно какое-то животное свалилось на рыжие кудри Анельриетты и, громко мяукнув, царапнуло ее по щеке. Девушка испуганно вскрикнула, мгновенно зажав рот ладонью, но было уже поздно.

Сотрудники Колиастро, обнаружив за своей спиной посторонних, бросились к висевшему на крючках оружию. Побег из логова колдуна мог стать последним делом в жизни министров, если бы финансист вовремя не сообразил, что единственный шанс на спасение находится в его руках. Он крепко зажмурил глаза и изо всех сил надавил на красную кнопку. Сотрудники колдуна, не успев коснуться оружия, стали медленно корчиться, покрываясь серо-грязной коркой. Через несколько секунд их каменные изваяния попадали наземь, раскалываясь на внушительные обломки.

- Вперед, - поторопил беглецов человечек и, бесцеремонно наступил на камни, сохранившие отдельные формы человеческих тел, быстро полез в окно.

Он легко спрыгнул на землю и присел, наблюдая за тем, как, нащупывая выступы на стене, спускается дипломат. Финансист, с отвращением отбросив страшное оружие, подал руку зеленоглазой хозяйке салона. Анельриетта, опираясь на его широкую ладонь, забралась на подоконник, но, зацепившись юбкой за крючок, беспомощно посмотрела на бывшего любовника.

- С тобой только и жди неприятностей, - проворчал финансист и, крепко ухватив Анельриетту за талию, буквально сорвал ее с крючка. Вместе с треском разорвавшегося пояса раздался тихий стук упавшего на чердачный пол драгоценного цветка.

Фигуры, осторожно спускающихся по стене беглецов, привлекли к себе внимание решительного главкома, уже собиравшегося от угроз перейти к действию. Он опустил ракетницу, выстрел из которой должен был послужить сигналом к уничтожению логова колдуна, и изумленно смотрел единственным глазом на подходящую к нему рыжеволосую любовницу. Анельриетта шла в окружении соратников вождя, один из которых только недавно загрыз другого прямо на его глазах.

- Как вы все там оказались? - только и сумел произнести вконец обалдевший главком.

- Это долгая история, - заметил, протирая очки концом галстука, дипломат.

- Ты снова спас мне жизнь, - улыбнулась Анельриетта.

- У тебя есть еще один спаситель, - мрачно заметил финансист, указывая на стоящего неподалеку и посматривающего в их сторону человечка.

- Сам черт не разберет, что у вас происходит! - в сердцах произнес главком и снова поднял ракетницу над головой.

- Стойте! - внезапно вскрикнула Анельриетта, схватившись рукой за разорванную на талии юбку. - Цветок! Я потеряла его там! - Она отчаянно бросилась обратно к зловещему дому.

Над логовом колдуна с шипением загорелась красная ракета.

- Назад! - рявкнул главком и, в два прыжка догнав любовницу, обхватил ее своими руками.

-Глюк! - умоляюще крикнула Анельриетта, безуспешно пытаясь вырваться из железных объятий главкома. - Сделай что-нибудь, Глюк.

Человечек бешено закрутил головой.

- Поздно...Уже поздно.

- Не дай ему пропасть, Глюк! Я сумею быть тебе благодарной!

Человечек посмотрел на помрачневшее лицо финансиста, тяжело задышал и, внезапно решившись, ринулся к заминированному логову.

- Остановитесь! - почти одновременно выкрикнули дипломат и главком, но человечек, уже взлетев по стене, скрылся в темноте чердачного окна.

Оглушительный взрыв бросил на землю главкома с Анельриеттой. Над рухнувшими стенами логова колдуна взвилось к небу огромное пламя, и повалили клубы черного дыма. Главком, отряхиваясь, встал на ноги. Анельриетта, приподняв голову, сквозь слезы смотрела на горящие руины. Какой-то предмет, слегка коснувшись ее волос, шлепнулся рядом с ней на землю. Мужчины вздрогнули. Огромная черная шляпа помощника вождя беспомощно притулилась возле зеленоглазой хозяйки салона. Анельриетта медленно взяла шляпу в руки и надела на свои рыжие кудри.

- У каждого своя судьба, - вздохнул, нарушив воцарившееся молчание, главком.

- Хочу заметить, что наша может решиться раньше, чем мы того желаем, - произнес дипломат и указал пальцем на небо.

Из-за посеревшего, тающего в воздухе дыма выплывал, сверкая разноцветными огнями, вертолет вождя.



* * *

Вертолет стоял еще на земле, темнея серой массой, с потухшими огнями, когда в салон вождя тихо прошли два человека. Он сидел к ним спиной, задумчиво уставившись в окошко иллюминатора. Министр безопасности хрипло прокашлялся и осторожно постучал каменным кулаком по столу. Вождь продолжал сидеть в той же позе и, как оказалось, даже не думал оборачиваться к вошедшим. Заговорщики недоуменно переглянулись. Колдун бросил пристальный взгляд в ссутулившуюся спину вождя. Министр безопасности нервно дернул жутким шрамом.

- Мы просим выслушать нас, - хрипло проговорил он, - дело не терпит отлагательства.

Вождь продолжал молчать, все так же внимательно разглядывая что-то сквозь иллюминатор.

- Не надо испытывать наше терпение, повысил голос министр, - мы не уйдем отсюда, не договорившись с вами.

Вновь не получив ответа, он вопросительно взглянул на колдуна. Колиастро, нахмурив брови, смотрел на спину вождя так, будто предчувствовал что-то такое, чего министру с бандитской рожей понять было не дано. Шрам на щеке бандита свирепо покраснел. Обнаглев от охватившей его злости, он почти вплотную подошел к упорно молчавшему вождю.

- Отвечай, пока с тобой говорят по-хорошему.

Каменный кулак бандита поднялся над головой вождя. От страшного удара голова его внезапно отвалилась и покатилась к ногам колдуна. Безголовый манекен, набитый под джинсовой курткой каким-то старым тряпьем, шлепнулся на бок у иллюминатора. Министр безопасности растерянно смотрел на чучело вождя.

- Лысый гад устроил нам ловушку, - заорал он, выхватывая пистолет.

Колиастро с усмешкой взглянул на перетрусившего министра.

- Вождь, - глухо проговорил он, - принял наиболее правильное в сложившейся ситуации решение. Он своевременно исчез, чтобы явиться, когда в нем вновь возникнет необходимость.

- Как мог он, сейчас предвидеть то, что будет неизвестно когда? - недоверчиво воскликнул министр.

- Это не так уж трудно, - пожал плечами колдун, - существует неизбежный ход истории.

- К черту вашу историю, - повеселел бандит, - если то, что вы говорите, правда, тогда власть наша!

- Не надо делать поспешных выводов, уйдем отсюда скорей, - колдун поежился, - я предчувствую недоброе.

Словно в ответ на его слова раздался стук внезапно заработавшего двигателя, и вертолет, оторвавшись от земли, стал быстро набирать высоту.

- Почему он взлетел?! - испуганно заорал министр и бросился к дверям кабины пилота. Он бил в них ногами, тяжелым каменным кулаком, но наглухо закрытые двери не поддавались его напору.

- Я понял, - взревел бандит, кинувшись к Колиастро, - ты устроил мне западню в месте с вождем.

Колдун устало взглянул на беснующегося министра.

- Не теряйте человеческий облик, нужно уметь принять свою участь достойно.

Бандит, не думая уже более ни о чем, кроме спасения своей драгоценной жизни, ринулся к открытому люку. Бездна, открывшаяся перед ним, заставила его шарахнуться назад, внутрь салона.

- Где-то должен быть парашют, - прорычал он и, бросившись к шкафчикам, стал с силой распахивать все дверцы, попадающиеся ему на глаза. На пол салона со звоном летела хрустальная посуда, падали книги, блокноты. Совершенно обезумевший министр налег на ручку последней оставшейся закрытой свинцовой двери. Тяжелая дверь не желала поддаваться его усилиям, и бандит, с отчаянием треснув по ней кулаком, случайно попал в скрытую от глаз тайную кнопку.

Свинцовые дверцы медленно растворились, и на министра уставились злобные глазки свирепо оскалившегося ящера. Бандит в ужасе попятился, выхватил пистолет и, непрерывно стреляя в выползающего из своего убежища первобытного зверя, стал отступать к открытому люку. Пули, выпущенные дрожащей от страха рукой бандита, с треском били стекла иллюминаторов, впивались в обшивку, по которой мгновенно побежали огненные струйки. Одна из пуль, достигнув цели, окрасила кровью толстую шкуру на груди чудовища. Ящер ужасающе взвыл и бросился на министра. Начальник безопасности сделал последний шаг назад и с жутким воплем вывалился в открытый люк вертолета. Ящер стремительно ринулся за ним и, оказавшись на свободе, широко раскрыл мощные перепончатые крылья. Еще до того, как пламя успело подобраться к колдуну, он, твердым взглядом уставившись в бушующий огонь, тихо прошептал:

- Кажется, я разделю участь всех своих предшественников, закончив жизнь на костре.



Трагические события, разыгравшиеся в апартаментах вождя, были еще неведомы стоящим на земле, когда дипломат первым увидел вертолет вождя.

- Нет ли у вас какого-либо маленького зенитного орудия? - невинно поинтересовался он у главкома.

- Я присягал на верность вождю, - нахмурил брови одноглазый генерал.

- Ты уже доказал это, когда передал ему кассету, - зло напомнила Анельриетта.

- При чем тут кассета? - удивился главком.

- Смотрите, смотрите, - прервал их дипломат, призывая всех посмотреть на небо.

От странно болтающегося в воздухе вертолета отлетал доисторический ящер, сжимая в челюстях знакомую фигуру с безжизненно повисшей каменной рукой.

- По-моему, все идет неплохо, - пробормотал дипломат.

В тот же момент яркое пламя охватило серебристую машину. Звук от взрыва, разнесшего вертолет вождя на осколки, слабо донесся до стоящих на земле людей.

- Не хотел бы я быть сейчас там, на их месте, - покачал головой мужественный главком.

- Нашему положению тоже не позавидуешь, - заметил дипломат и, отвечая на удивленные взгляды друзей, пояснил: - Расхлебывать дела всей этой компании теперь ведь предстоит нам.

- Ну, нет, - финансист поднял воротник бушлата, это вы уж как-нибудь без меня.

- Как ты можешь! - возмутилась Анельриетта. - Вспомни, ведь это он спас тебя от каменной руки.

- Не принимайте всерьез ворчание моего любезного соседа, - успокоил ее дипломат. - Он собирается удирать со дня нашего знакомства.

- Ладно, черт с вами, - махнул рукой финансист и в первый раз широко улыбнулся.

Страшная ночь была позади, и в наступившем рассвете виднелись кривые домишки и руины бывшего логова колдуна, над которыми еще стелился белый дым.

- А ты? - спросила Анельриетта главкома.

- Мне нужно исполнить кое-какие формальности, - сухо произнес одноглазый воин.

- Так валяйте, - весело предложил дипломат.

Главком, не разделяя веселого настроения министра, удалился на необходимую для его намерений дистанцию и, развернувшись на каблуках, широко расправил плечи. Четким шагом, с высоко поднятой головой, шел он к невозмутимо поблескивающему очками дипломату, одновременно отдавая честь стоящим в стороне небритому мужчине в бушлате и девушке с выбивающимися из-под черной шляпы рыжими кудрями.




© Александр Шахнович, 2002-2020.
© Сетевая Словесность, 2007-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Никита Николаенко: Коронный номер [Напасть свалилась неожиданно. Коронавирус какой-то! Сразу же, неизвестно зачем, на столичных улицах появились полицейские броневики и полицейские же машины...] Александр Калужский: Незадолго до станции стало смеркаться [Незадолго до станции стало смеркаться, / так что место прибытия, скрывшись в потёмках, / показалось лишь запахом жёлтых акаций / да полоскою неба...] Сергей Славнов: Бывшие панки [Некоторые из тех, кто однажды были панками, / кто кричали про анархию / и распевали о том, что будущего нет, / дожили теперь до седых волос...] Игорь Андреев: Горка во дворе [Именно близ горки находилось целое отдельное государство. Страна детства...] Феня Веникова. "Диван" и "Бегемот" в защиту доктора Гааза [Два московских литературных клуба временно объединились для гуманитарной акции.] Георгий ЖердевВ тенётах анналов [] Виктор ВолковПтица в горле [Едва ли я дождался бы звонка, / Едва ли ты могла в мою теплицу / Своим добром с резного потолка, / Нежданно и негаданно пролиться...]
Словесность