Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ДЕНЬ  РОЖДЕНЬЯ


* МОЛИТВА ИММИГРАНТА
* ЖАЛОБА АБОРИГЕНОВ
* Памятью Домовитова и Окуджавы
наполнены эти строчки
* ПРЕОДОЛЕНИЕ
* ВЕТХОЗАВЕТНАЯ НОЧЬ



    МОЛИТВА  ИММИГРАНТА

    О Господи, благодарю, что живы,
    Что регистрационный лист в порядке:
    Пока волков случайные наживы
    Не привлекут укусывать за пятки.

    Спасибо, что не каждый дом неласков
    И что лицо не каждое второе
    Сочится гноем национализма.
    Спасибо, Господи, что есть другие лица!

    Я помню чистый воздух и мацони,
    И виноград, и горы Эрзерума,
    Мы держим нашу родину в ладони
    Щепотью рыночной вкуснейшего изюма,

    Так дай мне, Господи, среди бомжей и снега
    Не потерять, откуда солнце всходит,
    И понимать, когда оно садится -
    Такая странная вокруг творится небыль...

    Не позабыть, не сгинуть, не напиться
    И точно знать, что с нами происходит.

    _^_




    ЖАЛОБА  АБОРИГЕНОВ

    Разве мы не заслужили наград?
    Жизнь наша нынче Курск, Сталинград,
    Мы в блокаде всей душой, всем нутром,
    И на нас идет мужик с топором.

    Что по крышам, что по белой земле,
    С замороженною мыслью в себе,
    Поощипанные, будто птенцы,
    Разжигаем мы внутри кострецы.

    Призываем мы тиранов из тьмы,
    Подавая им копье тишины,
    Но не видим, что они между нас
    Прямо в воздухе висят с января-с.

    Государь, мы за тобой хоть в огонь,
    Так теперь нам не хватает погонь
    За неверными умами других,
    Как деленья на чужих и своих.

    Почему в столовой тухлый обед
    Подает бритоголовый скелет
    И его звероподобная стать
    Нарушает нам желанье жевать?

    Почему нам дан в соседи изгой,
    Когда мы хотели жизни мирской?
    Он молитвами нас стал удобрять,
    Мы могли, но не успели слинять.

    Ни поесть, ни поседеть у окна,
    Глядя как круги свершает луна,
    Мы, Господь, не заслужили наград,
    Нами сдан Воронеж, Курск, Сталинград.

    _^_




              Памятью Домовитова и Окуджавы
              наполнены эти строчки


    Мне сто пятьдесят, я за вами, живыми, слежу,
    Как в зале уютном вы мне похвалы воздаете,
    Я в этом пространстве подвальном, как вижу, в почете,
    И взглядом потомка на вас, оперенных, гляжу.

    Мне триста, я слышу, уже приближается срок
    Забвенья не то что моих, и чужих поколений,
    И псевдоклассический дворик вздыхает от лени,
    И мир перед варваром пуст, потому и широк.

    Четыреста стукнуло, в дверь постучала зима,
    Я лыжи надел, навострив их подальше от стужи,
    Но слышу, снаружи кричит мне младенец досужий:
    "Эй, ты, выходи, вызываю вальяжного льва!"

    И там, за порогом, где должно пустыне лежать,
    Снегами по горло залитой до самого края,
    Ступня, прикоснувшись, тепло от земли ощущая,
    Не верит, и я не могу ни спросить, ни сказать.

    Четыреста лет, а земле хоть бы что, без забот
    Что вложено косточкой малой, лозой отдает,
    И заросли тянутся, стройно стремясь, к горизонту,
    Туда, где младенец источником новым растет.

    _^_




    ПРЕОДОЛЕНИЕ

    За запах ладана я завтра отомщу:
    Ты где-то там остался, безучастен,
    Без рук, без ног, не обладая счастьем,
    Но здесь без счастья я одна грущу.

    За морем илистым песочный океан
    Забвеньем разрушает стену плача,
    За клеткою грудной моя удача -
    Неразговорчивый парчовый барабан.

    Трагедия вначале и в конце,
    Как ужас пустоты и нижней бездны:
    Как вы, слова, глупы и бесполезны,
    Когда не в первом сказаны лице.

    _^_




    ВЕТХОЗАВЕТНАЯ  НОЧЬ

    От переживаний твоих не сдвигаются новостройки,
    Хоть ты смотришь на них в упор из-за занавески,
    Ни одна живая душа не прочтет строки,
    Промелькнувшие в голове твоей неожиданным всплеском.

    Ни одно окно не светится в полшестого
    Снежным утром, это значит, что у тебя нету
    Современников кроме открытого Льва Шестова
    И склонившихся над балконом незнамо каких веток.

    Это значит, что собеседники слишком стары,
    Чтоб поддерживать разговор посреди ночи
    И для мыслей твоих пока не нашлось тары,
    Упаковывать их не придет ни один рабочий.

    Штабелями складывать рано, в кострах жечь поздно,
    Остается после пройденной вечности лечь и смотреть на звезды.

    _^_



© Ольга Роленгоф, 2004-2020.
© Сетевая Словесность, 2004-2020.






 
 

За малые деньги шкаф купе в прихожую по выгодным ценам.

www.cupedoors.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Средство от тревог [...Идеальный текст, идеальный текст... Идеальный текст - это как... бутылка пива в утреннюю сушь. Заходит радостно, стремительно, внезапно, с лёгким удивлением...] Александр М. Кобринский: Подвеска на ниточке [...и в этот момент Пейл осознал, что он живет в городке, населенном потомственными сумасшедшими...] Владимир Спектор: Три рецензии [- О книге Юрия Буйды "Стален" / - О романе Евгения Гришковца "Театр отчаяния. Отчаянный театр" / - О книге Александра Цыпкина "Женщины непреклонного...] Ольга Андреева: Город лишних подробностей [...Лоза струится вниз со всех карнизов. / Я тоже - жизнь, и я бросаю вызов. / Вливается глубокий альт озона / в сопрано свежекошеных газонов.] Сергей Антонов: Мама мыла раму [...Их крики и предсмертные судороги, их боль и отчаяние растворились в воздухе без следа, но запах, вобравший в себя энергетику сотен, тысяч смертей,...] Ирина Жураковская: Стена: и Восхождение: Два рассказа [Она устала. Устала ждать. Устала плакать. Устала бояться. Устала принимать подаяния. Устала стесняться. Устала примерять чужие одежды и обувь. И бельё...] Максим Жуков: У коровы есть гнездо [...Но родителей слушая, - внемлю / Тем, кто впроголодь жил и страдал, - / Я люблю мою бедную землю / Оттого, что иной не видал.] Анна Арканина: Стихотворения [Все что было - узнаешь впервые - / дом у речки и яблочный Спас... / Будто жили не мы, а другие, / но похожие очень на нас...]
Словесность