Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


А. ВЕРБНИКОВ

Дедушка Мухомор и мальчик Бананан
или
Грибники-шкурники

Глава 1. Дедушка-мухомор


Часть 7

Если уж так ставить вопрос о мухоморе, то можно было бы вопрошать и о том, могло ли бы быть небо черным, солнце - зеленым, а листва деревьев и трава - белой, т.е. при "нормальных" условиях? Увы, увы... Любых цветов могут быть только те природные сущности, которые в русском языке так и называются - цветы (хиппи, пытавшиеся позволить себе максимальную свободу, так и называли себя "дети цветов" - даже при том, что в английском слово "цвет" ("color") и "цветок" ("flower", "bloom", "blossom") не имеют, на первый взгляд, ничего общего). Мог ли быть, скажем, украшением стола салат "Оливье" увенчанный вместо "мухоморчика", сооруженного из варенного яйца вместо ножки и половинки помидора с крапинками майонеза вместо шляпки - красно-черным, изготовленным, скажем из баклажана и черной икры? Не оттолкнул ли бы такой символический гриб гостей? Не испортил бы им аппетит? При том, что импровизированный мухоморчик на салате неизменно вызывает "слюнки" (но совсем не те, что от мускарина) и не вызывает у кого-либо боязни отравиться!

Сейчас исследователям известно, что в глубочайшей древности, в том времени, которое мы - пока - называем "первобытностью" у человека имелись три главных цвета. Белый - абсолютный свет, абсолютное добро, абсолютная чистота, все это в идеальном качестве, как заведомо недостижимое на Земле; черный - абсолютная смерть, абсолютное небытие, абсолютный мрак, абсолютное зло, тоже в качестве идеальном, при земной жизни невозможном; красный (да-да, именно красный, а не серый, как результат смешения двух первых, как "единство и борьба противоположностей", как пронизывающая до сих пор практически все диалектика, т.е. двоичность, раздвоенность) - представитель всего настоящего, просто как настоящее. (Например, большинство африканских масок, кои так любят коллекционировать европейцы, в цветовом отношении состоят именно из этой цвет/ов/ой троицы, а современные дети во всем мире, впрочем, как и взрослые, до сих пор реагируют сильней и быстрей всего именно на красный цвет).

Таким образом мухомор, "обсаженный" трансцендирующимися мухами может быть увиден как самая первобытная магическая маска или как мандала, нарисованная-созданная самой Природой, как "образ и подобие" самой себя - Божественной - и как образец для уподобления человеку: границы "падежных отношений" здесь, естественно, плывут. Это объемная, по меньшей мере, трехмерная - если не приближать гриб к себе до оказания ему чести быть принятым внутрь - мандала, ибо классический мандалический круг с белым, покрытым живо-черными точками имеет опору в виде белоснежной ножки, или, напротив, он поднят над землей, от земли ввысь белоснежным столбом (столпом), размещенным точно по центру; и можно сказать, что шляпка является проекцией тоже белоснежной окружности меньшего диаметра - так называемой юбочки - и тогда вся сущность этого гриба предстает как трехмерно-концентрическая.*

Из других "грозных" явлений природы такая структура более всего похожа на ядерный взрыв. Опята и некоторые другие грибы (та же Бледная поганка), имеющие аналогичное строение, оказываются вне приведенного сопоставления, поскольку ядерность, т.е. сердечность-энергия-огонь-взрыв ассоциируются прямее и естественнее всего именно с красным цветом. Кроме того ни один другой гриб не имеет на шляпке точек иного цвета и даже другой "ткани", образующей - по типу аппликации с детского урока труда - правильный в принципе узор, правильность коего обычно тянет на "удовлетворительно", но бывает и на "отлично". Сии пятнышки-точки являют собой легко читаемую наглядную аналогию со звездным небом. А поскольку ядерные взрывы (виденные большинством людей по телевизору), формирующиеся почему-то в гриб, демонстрируют "ученым" модель формирования Вселенной, то Мухомор, будучи природной мандалой, может служить едва ли не лучшей, самой простой и наглядной картой-схемой процесса возникновения и роста Вселенной, и, одновременно - детским рисунком Ее/Его лица.

Может быть Мухомор столь ярко и специфично окрашенный (для человека) и столь максимально прото-человекообразный, представляет собой как бы фотографию лика Космоса или Земли-матери на протянутом Им/Ею "удостоверении личности" пред взоры человека, который считает себя "венцом творения" и при этом не может обходиться без таких удостоверений.

Однако, если сей гриб даже и есть "карточка", нет, лучше "снимок" в гегелевском смысле - то это снимок живой, говорящий, действующе-действенный. И тогда это скорее не удостоверение, но пропуск, посредник, связующее звено между космической природой Земли и человеком; красная аварийная кнопка с белой пояснительной тайнописью на ней. "Нажимаешь на кнопочку", - как поется в одной широко известной песне, - и тебе обеспечен "улет в Космос" на той или иной скорости, на ту или иную высоту.

Однако, говоря об этом, уместно было бы - чтоб совсем то не оторваться от земли и не завитать в облаках - привести строго научную трактовку появления и существа белых "звездочек" на пре-красном небе.

"... сначала появляется белое яйцо (курсив мой -А.В.). Затем общее покрывало разрывается, и вырастает... гриб".*

Таким образом еще один сильнейший и древнейший вселенский символ-термин зарождения жизни и самой жизни употребляем и учеными. В соединении с цветовой символикой африканских (по определению - "черных") масок получается, что настоящий росток /пре/красной жизни как цыпленок пробивает идеально белые скорлупу-покрывало-покров яйца. Самый привычный нам цыпленок - курицын - желт, но клюв, которым он пробивает скорлупу, красноватый, и чем дальше, тем краснеет все более. Затем, когда настоящее, здесь и сейчас, берет верх (действительно стремясь в своем росте вверх) над идеальным, белое расступается, разрывается и сжимается в точки-звездочки.

Тут есть еще один "сильный" смысл, еще одна традиционно мощная ассоциация: воскресший Лазарь, порозовевший лицом, восставший в обрывках савана-пелены-смертного покрывала.

Второе (а их всего два на весь 60-тысячный словарь) название мухомора в словаре американского сленга - "death’s cap" - "шапочка смерти", можно было бы добавить - "красная шапочка". Сама смерть, как идеальное небытие, как антижизнь, конечно, наиболее часто и крепко связывается с черным цветом, но путь к ней лежит через красную кровавость; через красный, различных оттенков цвет внутренностей, часто выступающих в случае смерти из-под "белой кожи".

Конечно, красное, как самое истинное-глубинное-нутряное, как самое настоящее, самое "горячее" (если воспользоваться термином из детской игры в "жмурки") окажется нутром и чернокожего-краснокожего-желтолицего человека. Однако - может во всем этом контексте казаться удивительным, но факт - Мухоморы чаще всего встречаются там, где живут именно белые люди с красным нутром (особенно - советская "красная" Россия, но об этом ниже и подробнее). В "черной жаркой Африке", где не видать идиллий - не видать и красно-белых грибов.

Говоря о внешнем виде мухомора, как особого гриба в ряду прочих "особых" грибов, нельзя не отметить его еще одну существенную особенность. Будучи самым распространенным в человеческой культуре - на уровне изображения-символа - представителем грибного мира, т.е. будучи максимально овнутренным и "переваренным" символической культурой (правда, до сих пор крайне слабо обмозгованным) грибом, мухомор является более чем пятизвездочным гостинцем по сравнению с псилоцибными грибами, кои обеспечивают несравненно более скорый, мощный и высокий "улет". Дело в том, что эти, последние, грибки, мало кто знает в "лицо", они в наших краях малы и неприметны и по внешнему виду относятся к разряду самых отъявленных "поганок". Они не откроются, не "выйдут навстречу" человеку до тех пор, пока тот не пройдет целый ряд внутренних трансформаций и не будет "готов" - точно космонавт к выходу на орбиту, а еще точнее, в "открытый космос".

Псилоцибные грибы - это, конечно, "вещь", но в отличие от мухомора, не "вещь в себе"; это вещь для "посвященных". Чтобы иметь от этих грибов хоть какую-то "пользу" их обязательно нужно принимать внутрь. Мухомор же - внутренне воздействуя слабее - оказывает мощнейшее воздействие на расстоянии. Он транслирует человеку свою (и его, человека!) самость, служит "зеркалом". Он себя распространяет и буквально тиражирует мозгами-руками человека (вновь перечислим: солонки, декоративные свечи, распашонки, кофточки, грибки-песочницы, иглодержательницы, книжки с картинками и т.д.). Псилоцибные грибы несомненно отправляют человека в "сказку", точно Алису в страну Чудес (в одноименной книге грибы, кстати, фигурируют откровенно и регулярно именно в этом качестве: уменьшают, увеличивают, растворяют, делают то ясновидящим, то невидимкой и т.д.). Но мухоморы, одним созерцанием их среди зеленой лесной травы под деревьями, на опушке или прямо на лесной тропинке, одним своим видом-присутствием заставляют человеческое сознательное-бессознательное "щелкать" и, таким образом погружают человека не в его личную, детски-местную сказку, а в мировую всеобщую легенду, в сказ-сагу-эпос. Они сами выходят к человеку и своим ярко-красным цветом - психологически тождественным "я", а скажем, астрологически, Овну, первому знаку Небесного Зверинца - вопиют: "Глянь, какой я-ркий! Это я реку! Слушай, это я! Смотри, это же я, Господи! Вот я. Видишь, как я пре-красен! Твой "я" тоже прекрасен. И столь же пре-красен. Будь как я. Будь собой во всю силу! Будь я на твоем месте... И на тебе, как и на мне всюду следы белоснежного покрова чистоты-белизны-не-винности. Будь со мной, и от одного этого будешь собой, будешь царственным и мудрым, как я! Как "я"! Со-бери меня во бору и со-боруйся мною! Сперва мы немного по-боремся, а затем придем к со-борности... А коли не смеешь, робеешь - то просто любуйся! И это благо. Ах ты собрался меня раз пнуть! Раз, другой, третий... а затем и твой "я" закричит. И не только на английский манер "I" - "ай", но и, может статься "ой-ой-ой!" А почему "ты" пинаешь меня? Ты не думал? Почему топчешь мое-свое "я"? Может быть за красоту-красноту? Потому что ты сам краснеешь от красоты-наготы моего преКРАСного "я"? Потому что не хочешь так же краснеть? За себя?!"

Даже если человек обходит стороной столь видные и заметные грибы, отпечаток этой встречи, ее "снимок", как нечто особое падает в глубочайшие "файлы" его психики-памяти, ложится там на дно на сохранение, "спасается" - как говорят современные компьтероманы.

Договаривая здесь о древнейших "наркотиках" в контексте беспрецендентного и санкционированного властями распространения по всему миру электронных наркотиков, было бы упущением не воспользоваться компьютерными аналогиями для сравнения мухоморов и псилоцибных грибов.

По сравнению с последними "серьезными" и серо-неприметными грибами, детский, кричаще-яркий мухомор все равно что компьютерная игрушка типа "Алладина" против компьютерной графики или осознанных и уверенных путешествий в Интернете/виртуальной реальности. Или неосознанных и суматошных путешествий в тех же пространствах электронно вызванных галлюцинаций. Встретить мухомор на лесной дорожке - сродни тому, как неискушенному малышу "случайно", тайком от взрослых или старшего брата, впервые нажать наугад кнопку компьютерной клавиатуры и стать свидетелем "чуда" вспыхнувшего экрана с живой картинкой на нем. Псилоцибин - вещь для опытных, как бы уже наигравшихся пользователей, которым уже не до игр - "дела делать надо". Мухомор есть во многом не средство "трансцендирования", но полное надежды и радости свидетельство чистой возможности оного. Иначе говоря - канун праздника. Рождества или Нового Года, конечно. С елкой и красно-белым Дедом Морозом под ней, с мешком полным "подарков".

Возвращаясь теперь к гипотетически-воображаемому красному мухомору с черными точками (мухи), заметим, что вся "вещь" превращается в известное насекомое под названием Божья коровка - сущность тоже весьма широко (хотя и меньше, чем мухомор) представленную в качестве "доброго" символа в детском мире - детских садах.

А в языке удмуртов (цитировавшийся в самом начале О. Поскребышев из Удмуртии), среди которых мухомор как опьяняющее и космизирующее снадобье использовался задолго до прихода русских православных проповедников с алкоголем, существует около 80 имен для того, что мы зовем "божьей коровкой". И большинство этих наименований содержит в себе какой-нибудь "жутковатый" или "смертельный" смысл.

Действительно, если приглядеться и дать волю своему чувству цвета и ритма, то Божья коровка по сравнению с тем же мухомором окажется раздражителем куда более "негативным". Она и по форме весьма напоминает череп - благо, что натуральный ее размер, в сравнении с мухоморами, невелик.

В детских садах, на верандах, в "группах" встречаются и такие настенные росписи, где божья коровка либо ползет верх/вниз по белоснежной ножке мухомора, либо сидит на его красно-белой шляпке. В этой связи можно лишь выразить сожаление, что настоящие художники - мастера живописи - не обращают внимание на возможность такого натюрморта. Хотя вряд ли сочетание трансцендентальным браком маленького красно-черного насекомого и большого красно-белого волшебного гриба можно было бы без оговорок назвать "мертвой природой".





Назад Продолжение
Содержание





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность