Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


А. ВЕРБНИКОВ

Дедушка Мухомор и мальчик Бананан
или
Грибники-шкурники

Глава 1. Дедушка-мухомор


Часть 5

Далее, мне кажется было бы уместным привести свидетельства о мухоморе таких крупнейших авторитетов в области психоделической микологии как Р.Г. Уоссона и Т. Маккенны, как они даны в книге последнего "Пища Богов", которую издал в 1995 году Трансперсональный институт.

Теория Уоссонов о мухоморе

Гордон и Валентина Уоссоны - основатели энтомикологии (науки, изучающей употребление людьми грибов и собирающей знания о них) - первыми выдвинули мысль о том, что сома была грибом (в частности, что это был гриб с красной шляпкой и белыми пятнышками - мухомор, Amanita Muscaria, чрезвычайно древнее опьяняющее средство, до сих пор используемый тунгусскими племенами арктической Сибири).

Доказательства, собранные Уоссонами, обширны. Изучая эволюцию языков, связанных с обсуждаемой темой, прослеживая мотивы художественного творчества, а также вновь внимательно исследуя и истолковывая ведический материал, они пришли к выводу, что за тайной сомы скрывается гриб. Им принадлежит первое ботанически обоснованное, фармакологически грамотное исследование идентичности сомы. В другом исследовании Уоссоны обнаружили существование еще действующих шаманских грибных культов в горах Сьерра Масатека Оахаканской Мексики. Гордон Уоссон привез образцы мексиканских грибов Альберту Хофману - швейцарскому химику-фармацевту, открывшему ЛСД, и этим подготовил описание и выделение псилоцибина в 1957 году. Того самого псилоцибина, который, согласно моему утверждению, был причастен к возникновению человеческой саморефлексии на лугопастбищных угодьях Африки несколько десятков тысячелетий назад.

В 1971 году Гордон Уоссон опубликовал книгу "Сома: божественный гриб бессмертия". Там кандидатура мухомора представлена в самом полном виде. Уоссон блестяще развивает идею, что в тайне сомы замешан какого-то вида гриб. Он менее преуспевает в доказательстве того, что этот таинственный гриб и есть мухомор. Подобно многим из тех, кто и ранее пытался идентифицировать сому, Уоссон забыл, что чем бы сома ни была, это было потрясающей силы визионерское опьяняющее средство и не имеющий себе равных галлюциноген. Однако он вполне отдавал себе отчет в том, что европейская ученость сделала из сибирского шаманизма "образец" для всего шаманизма Архаичного и что мухомор давно использовался в Сибири для проведения шаманских путешествий и инициации шаманов-неофитов во всю полноту их наследия.

В результате открытий самого Уоссона в Мексике было известно, что другие грибы (не мухоморы) могли содержать визионерские опьяняющие вещества, но грибы псилоцибиновые считались феноменом именно Нового Света, поскольку никакие другие опьяняющие грибы не были известны в других местах. Уоссон полагал, что если сома - гриб, то грибом этим должен быть мухомор. Этот чрезмерный акцент на Amanita Muscaria присутствовал с тех пор во всех усилиях идентифицировать сому.

Возражения по поводу мухомора

Генетически и химически Amanita Muscaria крайне непостоянен: многие его виды не обеспечивают надежного экстатического опыта. Почвенные условия, а также географические и сезонные факторы влияют на его галлюциногенные свойства. Использование шаманом какого-то растения совсем не означает, что оно непременно должно вызывать экстаз. Многие довольно неприятные растения используются шаманами для самоопьянения и открытия "щели между мирами". Среди них - разные виды Datura, родственные дурману вонючему; древовидные Brugmansias, чьи свисающие цветы известны как прекрасные украшения пейзажей; ярко-красные и черные семена Sophora secundifolia; Brunfelsias;, а также средства для вдыхания через нос на основе растертой в порошок смолы Virola. Несмотря на их использование шаманами, растения эти не вызывают экстатического переживания, какое могло бы вдохновить на те восторженные восхваления, которые адресовали соме. И сам Уоссон понимал, что мухомор в этом смысле доверия не вызывает, поскольку сам он никогда не испытывал от него экстатических переживаний.

Вместо того, чтобы признать, что мухомор - маловероятный кандидат на ведическую сому, Уоссон пришел к убеждению, что должен существовать какой-то особый метод его приготовления. Однако не были найдены ни один ингредиент и ни одна процедура, которые надежно бы превращали зачастую неприятное субтоксичное переживание, возникающее от приема мухомора, в визионерское путешествие в волшебный рай. Самому Уоссону известно только одно необъяснимое и неповторимое исключение.

В 1965 в 1966 годах мы снова и снова испытывали мухоморы (Amanita Muscaria) на себе. Результаты разочаровывали. Мы ели их сырыми на пустой желудок. Смешивали сок с молоком и пили смесь, всегда на пустой желудок. Нас тошнило, некоторых рвало. Нас клонило в сон, и мы впадали в тяжелую дремоту, от которой, хоть стреляй, не разбудишь, лежали как бревно, даже не храпели, мертвые для внешнего мира. И хотя однажды у меня в этом состоянии и были живые грезы, однако не произошло ничего подобного тому, что было, когда я принял в Мексике псилоцибиновые грибы и не спал вообще. В наших экспериментах в Сугадаира (Япония) был один случай, отличавшийся от других, который можно бы назвать удачным. Рокуя Имадзеки принял свои грибы с mizo shiri - восхитительным супом, который обычно служит японцам завтраком, и при этом он подрумянил на открытом огне грибные шляпки, держа их на вилке. Когда он очнулся ото сна, наступившего по принятии грибов, он был в состоянии восторженного подъема. Часа три невозможно было остановить поток слов, которые он низвергал; он говорил без остановки. Суть его наблюдений состояла в том, что в этом нет ничего общего с алкогольным опьянением, это бесконечно лучше, не идет ни в какое сравнение. Мы не знали в то время, почему в этом единственном случае это так подействовало на нашего друга Имадзеки.

Химические соединения, активные в Amanita Muscaria, - мускарин и мусцимол. Мускарин высоко токсичен и, подобно многим холинэргическим ядам, активность его аннулируется инъекцией атропинсульфата. Мусцимол - возможный кандидат в вещества, вызывающие психоактивность гриба, описывался как простое рвотное и седативное. Воздействие мусцимола на человека в литературе не описано. (Невероятно, но очевидный шаг - испытание мусцимола на человеке для определения его психоделического потенциала, если таковой имеется, не был проведен. И этот факт опять-таки указывает на тот весьма своеобразный алогизм, в который впадает академический менталитет вблизи вопросов, касающихся самостоятельно вызываемых изменений в сознании).

Позвольте мне к выше описанному добавить свой личный опыт с мухомором. Я принимал его дважды. В первый раз это были сушеные грибы, собранные на уровне моря в северной Калифорнии. Моими переживаниями от пяти грамм сушеных грибов были тошнота, обильное слюноотделение и расплывание зрения. При закрытых глазах возникали пассивно плывущие образы, но тривиального и непривлекательного характера. Второй опыт был с сырым грибом величиной с тарелку, собранным на высоте 10 тысяч футов в горах возле Боулдера (штат Колорадо). В этом случае единственными эффектами были слюноотделение и спазмы желудка.

И наконец, здесь приводится отрывок из описания опьянения мухомором одного весьма искушенного человека, профессионального психотерапевта и нейрофизиолога. Принятой дозой была чашка тонко нарезанных грибов. Грибы были собраны в бассейне реки Пекос в штате Нью-Мехико.

"Я то и дело дергался, был весь в поту. Изо рта текла слюна. Я понятия не имел, как проходит для меня время. По-моему, я бодрствовал, а может быть, видел очень похожие на жизнь сны, то есть пребывал в чем-то вроде осознаваемого сновидения. Я лишь смутно слышал звучавшую музыку, а то и вовсе не слышал ее. Я сбросил одеяло: было жарко до пота, холодно до озноба, но мурашек не было. Меня охватило чувство необычайного покоя. Я находился в весьма необычном переживании. Оно не было похоже ни на что из испытанного прежде: термин "психоделическое" слишком широк, слишком всеобъемлющ, но это было что-то не совсем психоделическое. Все как бы было тем же, но совершенно незнакомым, хотя и выглядело как обычно. За исключением того, что мир этот был почти тенью (или каким-то квантовым уровнем) - иным, в каком-то жутком, глубинном и безошибочном смысле. У меня была атаксия (неспособность координации произвольных движений) и эйфория. Визуального материала было очень мало."


В связи с процитированным материалом хотелось подробнее остановиться на одной, едва ли не уникальной среди всех прочих издревле употребляемых человеком опьяняющих веществ, особенности мухомора. Его яд (если это слово вообще корректно применительно к сушеным грибам) полностью выводится из организма с мочой, что наверняка обеспечивает отсутствие "похмелья" и других неприятных последствий. Но это здесь, на мой взгляд и личный вкус - не главное. Моча, выделяемая после употребления мухомора (уже через 2 часа) психоактивна и "готова" для повторного употребления.

В мифологическом плане об этом явлении можно было бы сказать, что гриб, как предположительно самостоятельная и потому разумная природная сущность, проходя сквозь человека, стремится, точно сказочный колобок, уйти от него - обратно в землю. Но человек, находящийся в ином состоянии сознания благодаря воздействию этого же гриба, сие тотчас понимает и не "дает" ему уйти. Возможно это как раз то, что грибу и "нужно" (о человеке и говорить нечего, коли он идет на такой контакт). Гриб таким образом напрочь, до полного растворения-слияния внедряется в человека, который сам этого хочет (в скобках нужно заметить, что научно-химический механизм этого феномена должен, видимо, быть следующим: из весьма большого объема потенциально психоактивного вещества сушеных грибов, поступающих в мозг только после соответствующих реакций в желудке и кишечнике, мозг использует лишь ничтожную часть, либо не в силах "переварить" все остальное, либо "осознавая", что этого было бы слишком много и все остальное исторгается вон). Визуально этот процесс легко представить как круговорот, как зацикливание - сматывание клубка, как превращение самого человека в колобка, как закругление; как достижение безотходной "экологической" цельности по тому принципу, что при помощи современных технологий возведен в "принцип" у космонавтов, неделями и месяцами живущих внутри орбитальных околоземных и межпланетных станций. Т.е. употребление мухомора выводит человека на "космическую высоту", выводит, иначе и проще говоря, в космос, космизирует. Греческое слово "космос" по-русски означает "порядок". Т.е. "намухомориваясь", человек упорядочивается. Эта "игра слов" имеет прямые глубинные связи как с сибирскими шаманами, кои "садясь" на мухомор "улетали" в Космос, так и с частой мухоморной расцветкой детсадичных "ракет" - а не только "грибков" - а равно и с косметическими эффектами уринотерапии. О пользе и "чудесах" этой терапии написаны целые книги, где человеческая моча - в зависимости от ее консистенции и времени "сбора" называется то "мертвой", то "живой" водой. В вышеупомянутых книгах и руководствах приводятся - в соответствии с доминирующе-научным мировоззрением и доверием современного человека к цифрам и формулам - всяческие расчеты, пропорции и т.п.. Однако, может быть, "секрет" - в каком угодно понимании этого слова - успеха здесь в другом. Просто в том, что пия собственную мочу - то, что выходит низом, исторгается вон и имеет как бы по определению слегка неприятный запах и вкус - человек буквально поднимает свое низменное наверх, возвышает, сублимирует его, "спасает", уравнивает "низкое" и "высокое", "горькое" и "сладкое". Иначе говоря, человек не лечится (английское, например, "leech" - лечить, имеет еще одно значение - "пиявка"), он исцеляется, делает себя цельным, безотходным. В связи с этим и с не-винностью мухоморов приходят на память евангельские слова Христа о том, что нечистым является не то, что входит в уста, но то, что выходит из уст (т.е. слова, мысли, облеченные в вербальную речь); ибо входя в уста, затем исторгается вон... Современные же священники-буквоеды, будучи приглашены для "освящения жилища" никогда не освящают и обходят стороной так называемое отхожее место - будто это и впрямь обиталище Сатаны, т.е. нечистого духа.

Говоря, в связи с практикой употребления мухомора, о верхах и низах, нельзя не отметить следующий важный момент: сборщики мухоморов, впрочем как и любые другие "обычные" грибники, вынуждены все время нагибаться-склоняться к земле, физически умаляться, иначе говоря, кланяться ей, "бить поклоны". Отправляясь в лес он/она в прямом смысле идет на поклон Земле-матушке и Природе-матери. Однако сборщики мухоморов, в отличие от "нормальных" грибников кланяются, конечно, гораздо ниже в метафизическом, что ли, смысле, ибо они обращают свое внимание на и берут то, что "никому не нужно", то, что считается бросовым-поганым. Здесь, как ни странно, воскрешается христианский мотив целования "прокаженных", и, кстати, даже в православной традиции имеется одна канонизированная юродивая "грибница", которая ругалась матом, а людям, шедшим в церковь, кричала, что мол те идут "грузди собирать" - т.е. бить поклоны.

За это умаление - в полном соответствии со сказочными архетипами - мухоморщики "взлетают" гораздо "выше" нормативных грибников, при том даже, что они могут иметь с мухоморов и "преисподние" видения.

Естественно, псилоцибиновые грибы, растущие в основном, на коровьем навозе и дающие гораздо более сильный "улет" и ярчайшие видения, заставляют человека в некотором смысле склоняться гораздо ниже - и в силу своих, большей частью крохотных размеров и, главное, потому, что экскременты вещь куда более табуированная, "страшная" и "отвратительная", чем моча, которая имеет цвет от серебристого до золотого. Однако мухоморы обладают в этом "со-ревновании" - на мой взгляд - несколькими преимуществами. Псилоцибинщик поедает порождения экскрементов существ иного биологического вида, тогда как мухоморщик пьет собственную мочу, т.е. в каком-то смысле самоедствует. Псилоцибин, используемый в психиатрии для лечения амнезии и докапывания до самых ранних, детско-младенческих "файлов", где может храниться память о травматических факторах, исцеляет, что называется на высшем уровне, действуя исключительно на мозг-сознание. Чтобы пойти на такую терапию (а равно и на ЛСД-терапию, на холотропное дыхание-ребефинг, на сеанс холодинамики и т.п.) человек должен, как минимум верить в преобразующую и целительную силу всех этих тонких и тончайших "материй" - сознания, осознания, восприятия, "прошлых жизней", кармы. Гомеопатические же дозы псилоцибина не "работают". Не действителен псилоцибин-мескалин-ЛСД и как "наружное". Мухомором, напротив, путем втираний-компрессов устраняют ревматизм, ожоги, язвы, свищи, а также используют его небольшие, не оказывающие влияния на психику дозы для заживления внутренних язв, рассасывания тромбов-бляшек, устранения астмы и, главное - как уже указывалось - для борьбы с раком. Псилоцибиновые грибы (как, вообще говоря, и все психоделики, включая марихуану) способны при правильном, т.е. "ненаркоманском" использовании приостановить, либо вообще прекратить рост и размножение раковых клеток - но только через "верхние этажи", через трансформацию всего мировоззрения, через смену ценностей, через приобретение Веры. Принимая по каплям или по чайным ложечкам вытяжку из мухомора, человек, взыскующий исцеления вовсе не "призывается" к столь радикальным трансформациям. Он, говоря образно, может себе спокойно сидеть под грибком, точно ребенок, укрывающийся от дождя или - что обязательно в случае онкологических больных - от солнца. Он может не бояться, что у него вдруг "поедет крыша" настолько, что ее придется "чинить". Но если, все-таки поедет, то вполне вероятно, что починить ее можно будет посредством более глубокого знакомства с тем же "грибком".

Назад Продолжение
Содержание





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность