Словесность

Наши проекты

Наши авторы в переводах

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Эдуард Коркотян

[Написать письмо]

Эдуард Коркотян

Для начала попробуйте родиться не совсем там, где следовало бы. Именно с этой мыслью спасайтесь от восточного гостеприимства. Будьте еврейским мальчиком с армянской фамилией и армянским же самомнением. Будьте армянским мальчиком с еврейскими родственниками и еврейским же комплексом неполновесной неполноценности. Как в магазине, где вас обвешивают и сразу же обсчитывают. Пусть вас бьют и любят за одно и то же.

Попробуйте так тщательно симулировать акцент, чтобы собственная речь без акцента начала казаться вам фальшивой, расплывчатой. Вообще, всё время старайтесь не слишком выделяться, подозревая, что именно это и выделяет.

Попытайтесь ненавидеть стихи, считать их ничем не оправданным нагромождением рефлексий, снабжённых игривыми окончаниями. И, разумеется, пишите их. Будьте равнодушны к наукам, считайте себя чем-то вроде агностика, только не так торжественно. И это - защищая диссертацию. Мечтайте уехать на запад, запить; имейте успех у женщин, имейте и женщин и успех. При этом обнаружьте себя на ещё большем востоке, хоть и ближнем. Вообще, из ближних не любите в том числе и восток. Живите не с ним, но на нём.

Изучайте мозг. Лезьте туда пальцами. Сочиняйте ему мадригалы и публикуйте в научной периодике. Живите с руками по локти в крови четверолапых жертв мадригалов. Получайте зарплату из расчёта: мучительная жизнь наяву за безболезненную смерть под наркозом. Сходите к психиатру, прочтите свои симптомы в его воспалённом взоре. Успокойте его, оставьте свой телефон. Пообещайте, что всё будет хорошо. Старый мудрый Алонович - он, кажется, не поверит. Когда говоришь не в стихах - тебе не верят.

Для конца попробуйте говорить в стихах.

Рефлексии
три поэмы
(5 января 2001)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]