Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



Автор эмблемы конкурса:
Светлана Смирнова (СПб)
     Ксения Щербино


1 * * *

мон женераль да-да я травести
что ж надо же кому-то быть мужчиной
пусть с грыжей страха сгнившей сердцевиной
пусть с женственностью хрупкостью кости
игрушечного роста с длинной челкой

мон женераль красивых слов желе
размазывать (а может быть когда-то
пожалуйста уже не мужем братом
вы ни о чем не будете жалеть)
наверное не надо и нелепо

дрожа рассыпать как драже прощайте
вы все-таки со шпагой и в строю
я бойко барабаню боль свою
трублю любовь и кашеварю память
(мне лучше в кружевах и неглиже

не пасть в бою и порасти травой
а пасть в постель и с вами) чертовщина
мон женераль мне страшно быть мужчиной
на кой вам хуй мужчина? все равно
как не зови но роза будет розой

я вас люблю. я очень вас люблю.




2 * * *

расступись, земля, развернись, изба, раззудись, рука,
дурака, ох господи, дурака - чья нелегкая, а его - легка
уж на что тонка я - его на руках несу
спотыкаюсь, падаю, но люблю - все равно несу
и беснуется смерть и не знает за что хвататься
то ли за сердце, то ли за косу

ох емеля скоро ли вымелешь боль свою лютую боль
бог отмерял тебе немеряно - сыпал сквозь решето
господи кто я никто но за мной любовь
сохрани любимого моего

щукой оборочусь за щекой пряча отче наш
и богородице дево - меня отдашь
богу воды на откуп и дальше себе пойдешь

вот оно, русский размах, русская канитель!
едет емеля незнамо куда в запредельную бель
и непонятно, то ли емеля метель,
то ли метель емелю




3 * * *

спи девочка просвечивай сквозь сонм
своих мужчин несбывшимся спасеньем
предмученичеством ученика маги-
стра страсти юдоли безумства
которого ты скоро превзойдешь
в искусстве нежном самоистязанья

храни их как старьевщица их вкус
их женственность их жертвенность их верность
как бабушкины платья рукава
смешные разукрашеные лифы

спи девочка светлея изнутри
предчувствием бессоницы не зная
как спится c нелюбимым как не спится
с нелюбящим угадывая сны
в которых ему видится другая
спи девочка пока он спит один

спи девочка пока ты спишь одна
моллюском не сращенная с чужой
горячей плотью не молясь не медля
не откликаясь на молитвы мантры
не мудрствуя лукаво не целуясь
не обещая не сходя с ума
спи девочка




4 * * *

1. Элейн

лисы в голове у элейн
изнутри мозги ей грызут:
баламуть моя безумная топь
боль моя болина люболь
слеп куриный бог ланселот
с бессердечной дыркой в груди
женевьева мне - жернова
белый хлеб из мУки элейн

не крапивный я скроила кафтан
лебедине моей белой беде
нитью жильной костной иглой
жизнь его прожитую шью
(словно нить чужую жизнь длить
шелком усмирять его смерть
сжиться с ним прижаться к нему
женской лаской раны срастить
чтоб ни рубчика ни шва - только шелк)

волчьи женствен нежен нежить моя
женевьева словно черная моль
проедает нас изнутри
выплетает нас в кружева
в красный королевский наряд

нем харон мой черен и хром
правит лодкой и не двинет веслом.. "
а элейн кувшинкой желтой сквозь дно
проросла...

2. Офелия

что же ты, берегиня, не уберегла? у берега
не стояла? вырвала бы, вымолила бы, выманила,
море бы на измор взяла, из моря вывела,
в водоросли бы вырядила - вдруг не выдадут?
что же ты, берегиня, не уберегла? вылюбили,
выебали меня, душу из тела вынули, как чеснок вычистили,
в воду плыть пустили венком из лилий прокляли меня, мокрую,
нарядили в платье из волн в ожерелье желтых кувшинок
волосы заплели, бедра сдвинули, сказали, лежи, шлюха, как положили
что же ты, берегиня, не уберегла?

3. Итог

гамлет голем пол исполин
спи галина гол твой король
спи гулена сокол твой сыт
плачь калина мертв твой топор
уголь - гамлет лен - ланселот
астолат почти эльсинор
а река для дев колыбель
а река для дев голуболь
благодать волшебный грааль
гроб хрустальный призрачный дом
разве ляжет лен чужой головы
столь же лживо нежно в ладонь
что ты дашь ему галина? любовь
а когда ему любовь не мила,
что ты дашь ему гулена? любовь
а когда ему любовь не мила,
что ты дашь ему калина? любовь
я вяжу снопы изо льна
из снопов я кукол вяжу
кукол жгу на ясном огне
гори гори ясно гори гори грустно
гори гори грозно
чтобы не погасло сердце
богородице щебечет с небес
не тронь не люби не смей




5 Once upon a time....

что ж дания сгнила до половины.
куда теперь направимся мой принц?
махнем в гранаду в кордобу в севилью
твой вечный йорик снова на мели
заводит карусели в тиволи
как сумасшедший кельтский часовщик
остановись мгновенье ты прекрасно
а розенкранц и гильденстерн мертвы.
мой милый принц вложите сердце в ножны!
разряженный как будто бандерилья
ты будешь больше девочка чем я,
ах эти кудри, золотые кудри,
ах эта нежно-яблочная кожа!
тебе наверняка подарит розу
карминную кудрявый марокканец.
перебери ее по лепестку -
быть иль не быть: что благородней духом -
а я буду гадать: не может может
не хочет хочет хочет но не встанет
я вас любил любовь еще быть может
я вас любил как сорок тысяч (тьфу!)
стать устрицей и спрятаться в алькове
при чем тут к черту быть или не быть
а дальше или в монастырь иль замуж
или устроим бурную корриду
в моей постели - непременно с кровью.
не бойся - гордость чаще ставит раком
чем самый датский самый гамлет гамлет
сыграем пьесу заново - без крыс
без призраков на русском и испанском
двух киноварно-страстных языках
с субтитрами - о мадре миа резче
чем в эль-синоре лучше чем в аль-гамбре
хотя наверно ты остался прежний
слегка мудак слегка навеселе
нескладный светлый длинноперый ангел
чудаковатый суматошный страус
о так любить и так бояться женщин
какая безнадега милый принц!

твоя, насквозь твоя и мчц
офелия. пятнадцатого марта.




6 Анна Болейн

на золотом крыльце сидели
царь царевич король элвис пресли
sgt pepper и марлен дитрих
аннабель ли и лили марлен и
анна болейн и генрих гамлет
эвридика в чадре и отелло
смерть с косой с нею конь в пальто
а ты будешь кто?

**********

1
молились ли вы на ночь, Генрих Rex? -
да, путаясь в словах, как никогда -
в корсетах, даже пьяный; вместо ave
maria вырывалось ave анна,
я, кажется, заснул, мне снились англы
и ангелы с вишневыми глазами
и чувственным уродством рук, и я
выл от желанья поиметь их сразу
всех скопом - а они курлы-
кали как голуби - она-
она-она-о-с-анна-анна-анна
я болен, Анна? - Генрих Rex, вы - Болейн.

2
в книге спит мой ласковый любовник
словно роза вжатый меж страниц
старого французского романа.
правда, Генри? лепестки ерошу,
правда, Генри, Генри, мой хороший,
тебе снится твоя мистрис Нэн?

3
конь ли твой споткнулся, рыжий сокол
закричал надсадно, хвост поджала
гончая любимая - навстречу
тебе едет твоя мистрис Нэн.
то не тьма накрыла Лондон, то не
лондонцев чума расцеловала,
и не проклят ты - а расчесала
кудри острым гребнем мистрис Нэн.

4
молилась ли ты на ночь, Анна Болейн?
я выучила нежный катехизис
на хинди на иврите на фарси
не ведая строения мужчины
на уровне экфрасиса - "возлюблен
ный мой руку протянул
сквозь скважину и внутренность моя... " -
ты шлюха, Анна Болейн. - да, мой Генрих.

********

я садовником родился
не на шутку рассердился
все цветы мне надоели
кроме..........




7 * * *

шепчешь будь осторожна там гололедица
хрупкая моя тонкая вдруг в тебе что-то сломается
крестишь за мною двери как за покойницей
воздух молитвами расшиваешь, глазами-пяльцами
мой силуэт зажимая - не смеет, не свалится!

чертова фруктина-междуребрица
колет и колет и колется-колется-колется
мати-мати моя, меня и беда сторонится,
страшно со мной- у меня душа не срастается




8 Из цикла Te Deum

9.
Твою ладонь клюющие птенчики-плечики
С нескрываемой нежностью, нежностью, нежностью, жадностью.
В общем, девочка, даже более девочка,
Чем тебе кажется, может быть, и чем надо бы.
Гладишь узко, жаляще, жалобно. Кутаюсь
В эту ласку - греюсь. Дрожу отчаянно.
У тебя сумасшедший взгляд, сумасшедший пульс.
Я тебя люблю. Улыбаюсь зеленочайно и
Щекочусь щекой. Ты скуляще тычешься в шею и
Говоришь: "Пожалуйста!" - почему-то на древнегреческом.
Я смотрю на тебя вслепую. Выигрываю сражение
С собственным отражением. Девочка, слишком девочка.

13
я хожу по дому в твоей рубашке.
мне хочется то смеяться, то кашлять
мне летуче, неловко, воздушно, страшно
я ощущаю себя бумажной
ты считаешь меня сумасшедшей.

15
мой щелкунчик! посмотрите ж!
расправляю ситец платья
я волной брабантских кружев
вы мне... нужен-нужен-нужен
барабанно разрываюсь
от тревоги - звонкой, ложной.
вы смешно и деревянно
гладите плечо как кошку
разве можно? как скорлупку
расколов на половинки
стягиваю кофту - к черту -
ненавижу этот черный
шерстяной щемящий траур
мама спит. какая сказка
совершается в сочельник
осторожно, нежно глажу
ваши худенькие плечи
можно я не буду важной,
можно я побуду - вашей?
чтобы вас от крыс сберечь, я
прорастила свою душу
в куст орешника, из ветки
смастерила эту дудку.
мой хороший! я кружусь по
комнате - неловко голой
перед ставшим незнакомым
вашим взглядом. вы домашний
бог мой самый самый самый
никому вас не отдам!

засыпаю, прижимая
дудку, дудку к пересохшим
перепуганным губам.




9 Синхрофазотрон

Проснись, Нижинский! Некому танцевать здесь зимой,
Снегом лететь, все эти балансе небес,
фуэте мозгов, что-со-мной, что-со-мной?
Стеклярусом изо льда боль свою расшивать,
как индеец сиу кисет, как русский кокошник,
как виртуозно хвост украшает бес;
маленькой девочкой умереть,
проснуться в гробу хрустальном, в теле мужском,
в вате лежать, в футляре из мышц и кожи.
Бо-боженька-боже,
сделай так, чтобы мне было хорошо.
Чужое тело нужно уметь носить,
как красный лак на ногтях,
как платье а -ля мерилин,
как мужскую любовь,
как женскую красоту.
Я никогда к тебе не приду:
у меня менструальный сплин,
и за спиною сошлись лопатки - как будто клин
вбивают - чтоб вышибить сердца клин.
Что-то ходит и ходит внутри - как дите в темноте,
и стучит и стучит, словно бомба на много лет.
Давай сочиним все заново: ты будешь Джулиетт,
а я РомИа - и мне будет двадцать два.
Я научусь петь,
а ты собирать слова
как огромный паззл - и к чертям верон и ворон,
любовь - бесконечный перрон, где поезд со всех сторон,
а ты под ним - и в руках непробитый билет.
Анна, Анна - небо как синяя борода
Вронского, ключ по почте, адрес обратный: свет
изнутри, милая, посмотри, это балет
снега и льда, милая да-
па-слушай-меня: Бога нет и Шекспира нет,
и мы уже были и РОмио и Джулиетт
по разу - развод и психушка; и боже, какая метель:
будто белая мать-корова телится-телится-тель-
лится в небесах; и блуждают тильтиль и митиль;
пани померла, и пан почему-то пропал;
и снеговые сны, и засохший тюльпан
одеяла, вывернутая постель -
мидморнинг блюз кровати - спаси меня, мати о мати!
Нижинский смеется, он знает, что боль это бал,
а бальное платье врастает как маска дель арте,
и как это горячо, когда половодье жил,
когда из тела по капле проходит зима;
когда прорастает солнце; рок-факинг-ролл.
И кто-то потом расскажет: на золотом крыльце
сидел король. И этот король был гол.
И я сидела со смертью в третьем лице,
по локоток в серебре, по колено в дерьме,
и Эльза вязала нам платья без рукавов
из шерсти и из крапивы, и кто-то сказал: любовь
слепа словно полынья и светла. И я говорю, проснись,
проснись, Нижинский, станцуй мне жизнь.




10 Письмо

прощайте светлый искуситель
прощайте светский обыватель
мой хлестаков вальмон жуан
анфан террибль адюльт шарман
а в общем баламут и нежить
которого хотелось нежить
и баловать и лаской плавить

когда б надежду я имела
быть вашей не душой а телом
хоть редко хоть в неделю раз
я вас...
люблю еще быть может.
я вас люблю (к чему лукавить?)

бес просится в ребро к сединам
по юности он много ниже
простим горячке юных лет
молитвы: пусть он ляжет ближе

... искать забвения в Париже
после того как мы в москве...
и повторять сквозь сон как стон
уж не пародия ли он?!

прощай евгений все пропало
и королева амигдала
и ее солнечный набу
и танька ларина в гробу




© Ксения Щербино, 2002-2022.
© Сетевая Словесность, 2002-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность