Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Предисловие
к книге Александра Грановского
"АНЖЕЛЮС"


Александр Грановский живет в Крыму. Крым место особое - полуостров застыл на перекрестке времен, государств, эпох, культур. Скажете, Крым это автономная республика в составе Украины? Крым был частью Российской Империи? Крым принадлежал Советскому Союзу? Крым принадлежал и принадлежит вечности. Греки, генуэзцы, татары, турки, украинцы, русские, караимы составляют население вечности. Крым - перекресток. И, наверное, не случайно в рассказах Александра Грановского персонажи живут не в Москве, Симферополе, Киеве или где-то еще, они живут в мировой культуре, они путешествуют из века в век, из мифа в миф. Древний Китай, античность, Россия 19 века, современность, Иудея сменяют друг друга, мелькают, как в безумном калейдоскопе, иногда в пределах одного рассказа. Персонажи засыпают и видят сны, и попадают в невероятные места, и тонут в веществе фантазий и снов, и чувствуют себя так, "словно не принадлежат ни этому времени, ни этим людям". В прозе Грановского "время не имеет никакого значения", да и пространство, кажется, тоже. Нет в этой книге ни времени, ни пространства. Вечность. Как написал земляк Грановского, поэт Андрей Поляков: "Привет из Крыма! Я уже бессмертен".

Александр Грановский повествует о ментальных путешествиях, о путешествиях души. Душу влечет какая-то неведомая сила, и душа скользит по невидимым силовым линиям, и в блужданиях своих может встретиться с Сальватором Дали, с Борхесом или Картасаром, а тот, кто был Гешей, через секунду может превратится в Марка Аврелия. Конечная цель - встреча с Богом, каковая зачастую оборачивается встречей со смертью.

Впрочем, всё не так пафосно и мрачно, в книге есть ирония, есть юмор, сарказм, чуть-чуть эпатажа и насмешки, есть пародийное начало и есть свобода. Кроме того, Грановский умеет писать так, что читать его элементарно интересно, интересно узнать, а что дальше, чем закончится очередная история, как повернется сюжет, какие приключения уготовил автор очередному своему персонажу. Это и отличает лучшие рассказы книги - внутренняя напряженность, непредсказуемость и погруженность в контекст мировой культуры.




© Андрей Урицкий, 2003-2020.
© Сетевая Словесность, 2003-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ирина Жураковская: Три рассказа [Земляне гибли и исчезали сотнями, а средства массовой информации рассказывали о новых приобретениях самых богатых людей, фото пестрели голыми девицами...] Владимир Алейников: Путешествия памяти Рембо [Нет не видеть зари никого не любить говоря / это ночью бела золотая сирень сентября / и как будто во сне одиночество легче вдвоём / и как будто...] Аркадий Шнайдер: Russian Literature [господин подполковник, господин уголовник, / стало жить невозможно нам в столице огромной: / где извозчик за рубль? - лишь такси за червонец, / ...] Андрей Бикетов: Век футуризма в итальянской поэзии [Стихи итальянских поэтов-футуристов: Фольгоре Лучано, Арденго Соффичи, Маринетти Филиппо Томазо, Альдо Палаццески.] Виктория Кольцевая: Благовещенье от Якова [...Спи, я говорю с тобой. / Я есть. / Что такое женственность и честь / против одиночества и воли. / Нам теперь укромно до зимы. / А когда отдашь...] Владимир Коркин: Часики тикают [Осенний Бог, я говорю с тобой / В пустом лесу нагих озябших веток, / Где сон предзимний до предсмертья крепок, / Где до зимы почти подать рукой...]
Словесность