Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


        Образ мира:
        Психологический натюрморт



                Н.М. Коряк - от благодарного ученика

          Иконный свет небес через оконный холод
          проходит без труда. Щека теплеет. Голод
          опутывает ум, где как под Новый год
          неспешно снег идет, и водят хоровод
          казенные уроды, моды громких слов
          нам демонстрируя. И замутненность снов
          прорвав, раздвинув шторы ночи, выходит вдруг
          на круг и в центр встает мой ненавистный друг,
          возлюбленный мой враг - мое второе Я, -
          в дурацком колпаке, с подарками в чулке,
          с пузырчатым вином в хрустальном колпаке;
          он открывает рот и говорит, смеясь:
          Приветствую, мой князь. Хоть ты - увы - не здесь,
          а там, и бьет там-там в кирпичной голове,
          и смотрят за стекло прозрачные зрачки,
          и мысль мутным-мутна, как зоркие очки,
          когда в тепло лицо с мороза ты вносил
          и веки опускал, как будто свет гасил,
          и в этой темноте себя не находил,
          в подводном мире жил под черною звездой,
          вворачивая мысль в свой череп костяной
          о том, что воли нет, что есть лишь то, что есть,
          что мрачен горизонт и ночь - благая весть;
          ты помнишь это все - как ширились круги,
          как хрупко бились рты в осколки тошноты,
          теперь же здесь, со мной, среди своих мозгов,-
          извилин бытия, уродцев прошлых снов,-
          ты молча говоришь со мной, то бишь с собой,
          запутавшись в сетях минут и дней; покой
          морского дна уже не кажется судьбой,
          хотя еще с трудом ты двигаешь рукой,
          и вертишь головой, и открываешь рот,-
          лишь пузыри летят к холодной грани вод,-
          ты вырвался из сна мохнатых стариков,
          по лестницам косым плетущихся, и вот
          ты здесь, со мной, всегда, здесь жить и умирать,
          чертить на дне слова, со дна на дно всплывать,
          и знать, и понимать, и вглубь вещей вникать,
          поступки совершать, дышать, смотреть, бежать,
          и ногу опускать на леденящий пол,
          идти в сортир, достать свой мужественный пол,
          поссать, потом смотреть на зеркало, глаза,
          как зеркало воды, морщиня, видя за
          их вялой синевой тревогу и невроз;
          ты весь застыл, в ночи подъездной жилки слез
          на матовом лице рельефны, но твой мозг
          в спокойствии пребудет, запах черных роз
          слегка ноздрей коснется, девочка же та
          из виду пропадет, и будет тошнота
          густеть, по лестнице, прошорканной до дыр
          ты будешь восходить, из-за дверей квартир
          титиканье часов, обрывки голосов,
          журчание воды, сдвигаемый засов,
          надсадный скрип пружин, железный лом на дне,
          и крики детские в зелено-взрослом сне
          услышишь; вот ты пьешь шершавый воздух из-
          под крана, страх растет, стекает вниз
          рябая ночь в оскале сосен, ты один,
          глядишь в стекло окна, бессильный властелин
          судьбы своей, а в небе тихо гаснут звезды...

          11 марта 1985




          © Евгений Горный, 1985-2022.
          © Сетевая Словесность, 2001-2022.






 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность