Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Феликс Пуччини

Феликс Пуччини

Настоящее имя - Феликс Шароевич Пуччини, старый русский детский писатель.

Для детей пишет давно и плодотворно. До сих пор почти не публиковался, поскольку из принципиальных соображений предпочитал раздавать уникальные экземпляры своих произведений в рукописном или машинописном виде детям на улице, где и может быть встречен довольно часто.

Считает себя продолжателем традиции Л.Н.Толстого, а также основателем нового века русской литературы, а именно - дубового (следующего за золотым и серебряным...).

Публикуемые рассказы дошли через руки его последователей-учеников, успевших, следуя за Метром, отобрать у уличных детей бесценные шедевры дубового века, пока Метр не видел.

Взрослой дубовой литературой занимался давно, под разными именами, ставшими весьма и весьма известными. Последнее время стал публиковать свои творения и высказывания под псевдонимом Фель Пучи.

В своих произведениях Феликс Шароевич учит крепкой дружбе и семье, любознательности, наблюдательности и логическому мышлению, послушанию и многим-многим другим прекрасным человеческим качествам. Он воспитывает, сея свое слово, взращенное на плодотворной ниве русских классиков.

Ф.П. взвалил на себя тяжкое бремя учить, учить и учить...

Дружба всему голова
Дружные помощники
Кто же пукнул?
Дядя Федя

(26 декабря 2001)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Средство от тревог [...Идеальный текст, идеальный текст... Идеальный текст - это как... бутылка пива в утреннюю сушь. Заходит радостно, стремительно, внезапно, с лёгким удивлением...] Александр М. Кобринский: Подвеска на ниточке [...и в этот момент Пейл осознал, что он живет в городке, населенном потомственными сумасшедшими...] Владимир Спектор: Три рецензии [- О книге Юрия Буйды "Стален" / - О романе Евгения Гришковца "Театр отчаяния. Отчаянный театр" / - О книге Александра Цыпкина "Женщины непреклонного...] Ольга Андреева: Город лишних подробностей [...Лоза струится вниз со всех карнизов. / Я тоже - жизнь, и я бросаю вызов. / Вливается глубокий альт озона / в сопрано свежекошеных газонов.] Сергей Антонов: Мама мыла раму [...Их крики и предсмертные судороги, их боль и отчаяние растворились в воздухе без следа, но запах, вобравший в себя энергетику сотен, тысяч смертей,...] Ирина Жураковская: Стена: и Восхождение: Два рассказа [Она устала. Устала ждать. Устала плакать. Устала бояться. Устала принимать подаяния. Устала стесняться. Устала примерять чужие одежды и обувь. И бельё...] Максим Жуков: У коровы есть гнездо [...Но родителей слушая, - внемлю / Тем, кто впроголодь жил и страдал, - / Я люблю мою бедную землю / Оттого, что иной не видал.] Анна Арканина: Стихотворения [Все что было - узнаешь впервые - / дом у речки и яблочный Спас... / Будто жили не мы, а другие, / но похожие очень на нас...]