Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




РАССКАЗЫ

ДРУЖБА ВСЕМУ ГОЛОВА
ДРУЖНЫЕ ПОМОЩНИКИ
КТО ЖЕ ПУКНУЛ?
ДЯДЯ ФЕДЯ



ДРУЖБА  ВСЕМУ  ГОЛОВА

Однажды у Вали сломались часы. "Что же делать?" - подумал Валя. - "...Пойду-ка я к своему другу Вите; может быть, он подскажет? Он же мой друг".

Витя сидел дома один. Уроки на завтра он уже сделал, и поэтому он сидел и раздумывал: не поехать ли ему покататься на каток, или, может быть, пойти на лыжах; но можно было почитать и книгу. А недавно дядя Коля, мамин брат, подарил ему набор самолетиков, которые нужно было сделать самому, предварительно вырезав из картона детали и склеив прилагавшимся к набору клеем. Клей лежал в левом верхнем углу коробки в специальном углублении. В инструкции поэтапно разъяснялось, что к чему и как нужно приклеить... Но тут размышления Вити были прерваны появившимся на пороге Валей и возгласом мамы: "Вот, Витя, к тебе пришел Валя". Валя вошел в комнату и сказал: "Здравствуй, Витя. У меня сломались часы. Может, посмотришь?" И он протянул руку с часами своему другу.

Витя взял часы и стал их рассматривать. Тут он заметил, что не хватает колесика, которым часы заводились. "Что же делать?" - подумал Витя. - "Ведь Валя мой друг. Ему же надо ходить в школу и на тренировку... Надо срочно что-то придумать". И он в раздумье стал разглядывать цветастый ковер, который мама купила по случаю год назад. И тут Витя вспомнил, что у них были одинаковые с Валей часы, ведь они вместе покупали их на проспекте Лебедянского. Спасительная мысль озарила Витю. Он взял с комода свои часы, не раздумывая, открутил от них колесико и починил часы друга.

"На, носи", - сказал Витя.

Валя пришел домой, доделал уроки, пообедал, подмел пол и погулял с маленькой сестренкой Лелей во дворе их нового, недавно построенного дома. Вечером пришел папа, проверил его дневник и отпустил погулять до восьми часов. Поиграв с друзьями в футбол, Валя пришел домой, поужинал и лег спать.

На следующий день, когда Валя пришел с тренировки, на которую он ходил каждый день после школы, если у него было четыре урока, к нему зашел Витя. "Привет, Витя", - сказал Валя. - "Как у тебя дела?" Витя тяжело вздохнул. "Да вот, понимаешь, у меня остановились часы. Я думал, может быть, ты посоветуешь, что делать?" Валя взял протянутые ему часы и посмотрел на них. Ему бросилось в глаза отсутствие колесика для завода. "Колесика нет, вот оно что", - подумал Валя. - "Что же делать? Ведь Витя мой друг. Как же он будет ходить без часов за братиком в детский садик? Да и в школу тоже... Надо что-то придумать". Тут ему на глаза попались его собственные часы. "У нас же одинаковые!" - вспомнил Валя и посмотрел на колесико. Рука его сама потянулась, чтобы отвинтить его. "А как же буду я? Ведь часы мне так нужны. Мне надо и в школу и на тренировку, а Вите - только в школу. Мне самому нужней", - решил Валя и отдал Вите неисправленные часы.

Вот так и познаются друзья.

12-13.11.94  





ДРУЖНЫЕ  ПОМОЩНИКИ

- Мама много трудилась и теперь она очень устала, поэтому ей надо отдохнуть, потому что если она не отдохнет, то она будет чувствовать себя усталой и неотдохнувшей, - сказал папа Вениамин Петрович Лепкин.

- Да-а, - задумчиво поддержала разговор бабушка, - вот и я говорю: непросто все это, никто не знает, как жизнь-то обернется.

- Бабушка, а папа меня с собой возьмет на дачу? - закапризничала Маша.

- Да куда ж он денется: работа-то не волк, в лес не убежит, - бабушка любила говорить с хитринкой.



На улице все предвещало грозу: и сильный ветер, и тучи на небе. Еще мгновение, и сверкнула молния, и грянул раскатистый весенний гром.

- Ты упала? - спокойно спросила бабушка, не отрываясь от штопки чулок.

- А-а, - сказала она сама себе через минуту, так и не получив ответа на свой вопрос.



- Пап, ты в туалете?

- Да, я в туалете, - ответила с кухни бабушка.



Смородиновые кусты росли с одной стороны участка, раскинувшись от одного края до другого и образуя ровный зеленый ряд.

Бабушка, закончив обирать первый куст, перешла ко второму.

- Как же ты нашла этот куст? - радостно спросил вышедший из дома папа Вениамин Петрович Лепкин.

- А что, нельзя? - жалобно откликнулась бабушка.



- Папа, - сказала Маша, - бабушка-то уже всю смородинку собрала. Остался один куст, который поспевает позже. Может, оставим его, а, пап? Мама ягодок поест. Бабушка сейчас рвет только самые крупные ягоды... Бабушка, что ты делаешь?

- Я рву только крупные ягоды, - ответила из кустов бабушка.

- Ничего она не крупные рвет, - резко сказал папа Вениамин Петрович Лепкин и ушел в дом.



Маша с бабушкой готовили суп к обеду. Бульон был уже готов, и надо было сделать заправку. Маша мыла овощи, а бабушка их резала. Она порезала свеклу и свекольную ботву. "Будем делать ботвинник", - сказала бабушка. Поэтому капусту, которую Маша достала из холодильника, помыла, отрезала старые листья и положила на досочку, бабушка отложила в сторону. Также Маша помыла много морковки и молодой картошки; их-то уж бабушка в суп положила. Суп стоял на плите и доготавливался. "Теперь можно и передохнуть", - сказала бабушка, присев на табуретку. "У медведя-то ноги хоть и большие, зато у зайца длинные", - добавила она с доброй усмешкой.

Через 10 минут суп был готов. Маша позвала папу Вениамина Петровича Лепкина, и все сели за стол. "А суп-то пустой", - сказал Маша, разливая суп по тарелкам. - "Одно мясо". "Как же?" - изумилась бабушка. - "Мы ведь клали и свеклу, и ботву... Да и картошку с морковкой тоже".

"Да? А куда ж все делось-то?"





КТО  ЖЕ  ПУКНУЛ?

Петя сидел в комнате один и делал уроки. Уроков было много. По русскому языку надо было написать сочинение, а по математике Маргарита Витальевна, которая болела две недели, задала задание с учетом всего пропущенного материала. Поэтому биологию и географию Петя сделал еще вчера, заранее. "Придется сегодня не идти гулять", - подумал Петя, - "ведь надо еще сколотить табуретку по труду".

Вдруг он услышал приглушенный звук и почувствовал неприятный запах. "Кто же пукнул?" - задумался Петя. "Ведь я же в комнате один!.. Может быть, Володя? Нет, вряд ли: ведь Володя ушел от меня три часа назад на кружок. А Сережа болеет уже третью неделю, он заболел еще раньше Маргариты Витальевны. У него ангина, он из дома не выходит: мама не пускает. Значит, это и не Сережа", - догадался Петя. Он поелозил на стульчике, и у него нечаянно слетел тапочек с левой ноги. Пришлось лезть под стол - за тапочком.

"А может быть, это мама?" - предположил Петя. - "Но ведь мама готовит обед на кухне".

- Мама! - закричал Петя. - Что ты делаешь?

- Я готовлю обед, - ответила с кухни мама.

"Значит, это и не она", - решил Петя. Он вылез из-под стола и забрался на стульчик. И тут снова тот же самый звук, и сквозняк донес до петиного носа запах пука.

"А может быть, это я?" - озарило Петю Он принюхался. "Да, пожалуй, это я сам и пукаю", - обрадовался Петя. И, улыбаясь, он продолжил делать уроки.

20.01.95  





ДЯДЯ  ФЕДЯ

1. Дяди Федины подарки

Дядя Федя считался человеком одиноким и потому особенно любящим родственников. Его приезды были не частыми, но запоминающимися. Иногда, но как правило, эти приезды совпадали с семейными праздниками семьи Лепкиных. Тогда дядя Федор приезжал с подарками. Так, на сорока-пятилетие папы Вениамина Петровича Лепкина дядя Федя подарил очень дорогую зажигалку производства США. Зажигалка была золотого цвета, имела форму пистолета, и на русскоязычном листочке, вложенном в коробочку, значилось, что она могла служить еще и автомобильным фонариком и брызгалкой. При этом на ней было электронное табло, извещающее пользователя какой именно функцией зажигалки он пользуется в данный момент, а также потные ли у пользователя руки. К зажигалке прилагалась длинная инструкция, на китайском, арабском, японском и немецком языках. Вся семья Лепкиных и дядя Федя радостно обратились к Маше, дочке Лепкиных, которая училась в пятом классе и уже целый год изучала в школе немецкий язык. Как все Лепкины, Маша была очень добросовестным и ответственным человеком. Она взяла инструкцию и попыталась в ней разобраться. Сначала она попыталась разобраться в инструкции, которая была на китайском языке. Затем она перешла к инструкции на арабском, потом японском и, наконец, добралась до инструкции на немецком языке. Первые три текста Маша разобрать не смогла, но приложила очень много старания. Очевидно поэтому для перевода с немецкого Маша уже устала и чтение инструкции было отложено. Все и так были достаточно рады подарку, потому что даже невооруженным глазом было видно, что подарок непростой и недешевый. Хотя деньги, конечно же, не главное. А поскольку Вениамин Петрович не курил, то зажигалка дяди Феди стала бережно храниться в самом надежном, дальнем углу нижнего ящика папиного стола. Дяди Федины подарки всегда были дороги.

Дядя Федя был внимателен ко всем родственникам, на день рождение которых он приезжал. Не обошел он своим заботливым вниманием и бабушку. На ее семидесятилетие дядя Федор подарил необыкновенную зубную щетку. Это была электрическая зубная щетка, которая, как прочитал с коробочки папа (там было написано по-английски), чистила зубы сама, без дополнительных усилий со стороны обладателя зубов. Кроме того, эта зубная щетка могла проникнуть во все труднодоступные места. Последнее обстоятельство очень порадовало Машу, поскольку она знала в доме довольно много таких мест и проникнуть туда было ее давней мечтой. Однако реализовать свою мечту Маше так и не удалось. Дело в том, что бабушка сама стала пользоваться подарком. И даже очень активно. Сначала она действительно чистила им свои вставные зубы. А потом обнаружила, что, добавляя немного чистящего средства "Санитарный", можно почти без труда очистить плиту и другие кухонные предметы. А поскольку плита была у бабушки перед глазами целый день, а вставные зубы только утром и вечером, то выбор был сделан сам собой. Бабушка была очень рада подарку. Пока, правда, не кончились батарейки. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха! Вечные подарки все-таки большая редкость!



2. Профессия дяди Феди

Какую-то часть своей жизни дядя Федя был капитаном дальнего плавания. Вернее, то, что он был капитаном, было известно точно, а какого именно плавания - относилось к семейным легендам. Напрямую на этот вопрос сам дядя Федя почему-то не отвечал, а только хитро улыбался и кивал головой на свои подарки, скопившиеся в доме Лепкиных. В настоящий момент в семье Лепкиных считалось, что дядя Федя стал серьезным бизнесменом.



3. Дяди Федина забота

Дядя Федя очень любил своих родственников, поэтому всегда хотел им помочь. И когда семья Лепкиных переехала на новую квартиру, только что сделав ремонт, дядя Федя тут же приехал. Он быстро обошел всю квартиру и сказал, что сломает две стены, перенесет встроенный шкаф из комнаты на кухню, выломает весь паркет и покроет все ковролином. Балкон велел застеклить, ванну убрать и поставить душевую кабину, старую мебель пока переставить, а потом выбросить, потому что он купит новую, современную, а не эту безобразную рухлядь. На радостях мама Алевтина Николаевна озадачилась грядущими переменами, папа хотел что-то сказать, а бабушка заплакала. Маша же стала с нетерпением ждать. С этими радостными чувствами семья Лепкиных прожила на новой квартире следующие полгода, и только потом эти ощущения постепенно стали забываться и, наконец, совсем стерлись.

К сожалению, дядя Федя не мог приезжать часто, и новый всплеск положительных эмоций от искренней родственной любви Лепкины испытали только года через полтора, когда дядя Федя приехал показать свой новый автомобиль: чтобы Лепкины продали свою новехонькую Волгу и купили такой же, как у дяди. Это был довольно подержанный Фольксваген, который дядя купил по случаю. До этого дядя скептически относился к автомобилистам и говорил, что водить машину очень неудобно и несолидно для делового человека - руки-то заняты, да и вообще некогда отдохнуть. Но, став автовладельцем, дядя вдруг стал и заядлым автомобилистом. Ох уж эти русские увлекающиеся натуры!



4. Дядя Федя и национальный вопрос

Как все истинно русские люди, дядя Федя не то, что был ярым шовинистом-националистом, но все время говорил, как он не любит евреев. Кроме того, он поминал людей этой национальности каждый раз, когда что-то где-то происходило. Евреев дядя Федя винил также и во всех своих неудачах.

Дядя Федя, по его собственному утверждению, был убежденным антисемитом. Правда, однажды к величайшему изумлению семьи Лепкиных выяснилось, что у дяди Феди есть жена, с которой он живет уже лет 20 и зовут ее Шифра Иосифовна Левит. Шифра Иосифовна оказалась дамой лет на 7 старше дяди Феди, кучерявая и с усами. Но всем она очень понравилась. Хотя дядя Федя так и не привез ее в гости к Лепкиным. А встретили они ее лишь на дядином юбилее, который он отмечал на работе. Дядя Федя был очень занятым бизнесменом.



5. Дядя Федя и гости

Дядя Федя не любил гостей. Он считал, что люди и так достаточно устают на работе и им главное знать, что у них есть друзья и родственники. Дядя Федя всегда заботился о своих родственниках. На юбилее выяснилось, что дядя берег своих родственников больше, чем кого бы то ни было другого. По крайней мере, больше, чем господина Борзаряна, который был то ли дядиным компаньоном, как представил его дядя, то ли каким-то чиновником, дающим заказы дядиной фирме, как сказала тетя Шифра (Лепкины были очень родственными людьми и сразу признали Шифру Иосифовну). Но это и не важно. Дядя никогда ни перед кем не заискивал. И то, что, по словам тети Шифры, господин Борзарян с супругой часто приходил к ним в гости, лишь подтверждало, что дядя всегда в делах, всегда горит на работе и неустанно бережет родственников.



6. Дядя Федя - бизнесмен. Начало

Бизнесом дядя Федя начал заниматься давно, если быть точным, то, пожалуй, еще до зари перестройки. И толчком послужило все то же дядино человеколюбие и забота о ближнем. Однажды выяснилось, что состоятельному соседу семьи Лепкиных Петру Петровичу Пономарьскому крайне необходим новый аккумулятор для его Жигулей последней модели. У дяди когда-то в молодости был мотоцикл, и иногда дядя вспоминал о нем и что-нибудь прикупал по случаю (дядя не был тугодумом). Правда, где стоит сам мотоцикл, никто, включая дядю, уже не помнил, но это было и неважно, потому что это транспортное средство уже давно не могло никого никуда транспортировать. Новые свои приобретения дядя отвозил к себе домой. Как-то по случаю же он приобрел и аккумулятор для легковой машины. Узнав о беде Пономарьского, дядя Федя немедленно решил ему помочь и сразу продал свой аккумулятор страждущему Петру Петровичу по первой же цене, которую тот назвал! Дядя не стал торговаться! Дядя Федя никогда не был торгашом, торгашество в принципе чуждо его широкой русской натуре. Единственное, что омрачило впоследствии хорошие отношения соседа к семье Лепкиных и их родственнику, было то, что дядя, видимо, запамятовал (с его-то загруженностью и не мудрено!), что аккумулятор был подержан и изрядно, то есть работать он, к сожалению его нового хозяина, наотрез отказался. Да, собственно, он и не отказывался, бывший дяди Федин и нынешний Петра Петровичев аккумулятор просто вообще не подавал никаких признаков жизни. Но ведь это не главное, главное - желание помочь, немедленно прийти на выручку! Вот дядя и решил помогать людям и дальше. И вынужден был пойти в бизнес, чтобы помочь максимальному числу людей.



7. Дядя Федя - бизнесмен. Продолжение

Однажды дядя Федя позвонил папе Вениамину Петровичу Лепкину и пригласил его к себе в офис для делового разговора.

Папа Вениамин Петрович Лепкин сказал об этом маме Алевтине Николаевне, мама Алевтина Николаевна рассказала об этом бабушке, а Маша как-то узнала об этом сама. Все семейство одевало папу, как он ни сопротивлялся. Наконец, в жмущих, но дорогих ботинках, во всем новом: костюме, галстуке, ремне, рубашке, маечке, трусах и носках - Вениамин Петрович отправился на встречу.

Дядя Федя сидел в своем кабинете за огромным столом в дорогом кресле с множеством функций: оно поднималось, опускалось, складывалось, наклонялось на 90 градусов в обе стороны, раскладывалось и даже прыгало. Дядя для наглядности хотел было попрыгать, но, видимо, случайно нажал на какой-то не тот рычаг, кресло эффектно наклонилось вправо, и дядя еле в нем удержался. Пришлось срочно звать секретаршу. Правда, ее не оказалось на месте. Тогда дядя Федор попробовал нажать где-то там же, и кресло успешно вернулось в исходное положение. На дядином лице испуг сменился довольной улыбкой, он даже радостно потер руки, но демонстрацию других достоинств кресла решили отложить на потом.

Для начала дядя Федя ввел Вениамина Петровича в курс своих дел. Оказалось, дядя Федор изобрел новую форму менеджмента и со свойственной ему охотой делился своим изобретением с другими: он открыл "Школу самых новых менеджеров", набрал несколько групп, собрал деньги и давно собирался начать обучение. Только ему все время мешали. С одной стороны, он никак не мог найти квалифицированных преподавателей - не было специалистов нужного ему высокого уровня и широкого профиля (ведь он радел за своих учеников), а некоторые другие, конечно же, недостаточно хорошие, почему-то отказывались. Да они и не нужны были дяде. С другой стороны, у самого дяди не было ни минуты свободного времени. Он был занят оборачиванием средств, которые, по основополагающему принципу его теории, должны были работать. Однако выбор надо было делать с умом. Поэтому дядя не сидел сложа руки, а все искал и искал, где они могли бы приносить достаточно прибыли. Дядя Федор был неординарным человеком и стандартные варианты вложения денежных средств его не устраивали принципиально. Несколько раз дяде Феде даже удалось найти новые яркие инвестиционные решения, но, к сожалению, в силу разнообразных козней завистников и стечения обстоятельств деньги так почему-то и не возвращались.

Папе Вениамину Петровичу, между прочим, дядя Федя тоже предложил поступить в его Школу, пока еще не поздно. Что касается оплаты, то дядя решил поступить по-родственному и не брать с Вениамина Петровича больше, чем с других. Вениамин Петрович Лепкин был польщен предложением, однако отказался, чтобы не смущать других обучающихся своими кровными узами с преподавателем. Папа был очень скромным человеком и любил справедливость.

Затем дядя Федор перешел к рассказу о фирме. Она была самой профессиональной, самой быстрой, самой техничной и просто самой лучшей фирмой на рынке оборудования профилактических, лечебных и оздоровительных учреждений. Собственно, никто никогда нигде таких вещей, какие были в арсенале дядиной фирмы, не предлагал. Дядя занимал на рынке исключительное, монопольное положение. Кроме мини-саун, мини-бассейнов и мини-тренажерных залов, дяди Федина контора предлагала разместить в помещении мини-скалы, мини-лыжни, мини-горные реки всех степеней сложностей спуска и многое-многое другое не менее необходимое и полезное для здоровья. Поэтому перспективы у фирмы, конечно же, были огромные. Однако у дяди Феди, к сожалению, не хватало времени, чтобы в полной мере их осуществить. У дяди неожиданно объявилась возможность торговать окнами - непосредственно от производителя! Поэтому рынок окон также был открыт и только и ждал дядю Федора. Но и это было еще не все. У одного дядиного приятеля были подержанные пианино, а у другого - подержанные авто, кроме того, дядя знал все о лекарствах и считал себя специалистом по производству матрешек. Вдобавок ко всему только что перечисленному, напомним, что дядя был капитаном! Поэтому основную часть своего времени дядя посвящал переговорам, на которых пытался реализовать одновременно все свои возможности, знания и умения.

Вениамину Петровичу Лепкину, как человеку родному и потому надежному, было предложено взять на себя часть переговоров. Дядя Федя не мог больше ни на кого положиться. Проблема заключалась в том, что папа Вениамин Петрович на тот момент работал в другой компании. Дядя Федор немедленно обосновал все преимущества семейного бизнеса, назначил зарплату в три тысячи долларов, и папа Лепкин уже не смог отказать родственнику.

Когда дядя Федя и папа Вениамин Петрович Лепкин ударили по рукам, дядя занял у папы сто долларов - перебиться пару дней, поскольку у него пятнадцать тысяч долларов лежали на счете, но он пока в силу козней конкурентов и бюрократов не мог их снять, а завтра должны были прийти еще сто пятьдесят, но такая сумма должна была быть подтверждена документально, еще триста чего-то там были у дяди Федора в деле, было еще что-то и еще что-то, но папа немножко запутался от обилия цифр и, конечно же, дал. А на следующий день вышел на работу.

Три месяца папа ходил на работу каждый день, иногда дядя вызывал его и на выходных. Правда, Вениамин Петрович за это время так и не разобрался, в чем собственно состоят его обязанности. Возможностей становилось все больше, и дядя Федя все больше боялся прогадать и не мог остановиться ни на одном предложении. За эти три месяца папа Лепкин так и не увидел зарплату и своих ста долларов, более того, дядя занял у него потом еще столько же. В третий раз папа не дал, потому что Алевтина Петровна почему-то этому не радовалась. Когда скромные сбережения Лепкиных подошли к концу и папа Вениамин Петрович с болью в сердце вынужден был перейти на другую, увы, не семейную и не такую разнообразную и живую работу, дядя Федя почел папу ренегатом, попросил еще сто долларов на пару дней, не получил в силу их отсутствия, обиделся смертельно и с тех пор с Лепкиными не разговаривал.

15 июля и 9-10 декабря 2001  




© Феликс Пуччини, 2001-2018.
© Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность