Словесность

Наши проекты

Сергей Кравченко. Кривая империя

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Тенгиз Гудава

(1953 - 2009)

Тенгиз Гудава  

Я - Тенгиз Гудава,
Родился в Имеретии, Грузия, в доме у железнодорожного полотна. Отец работал начальником железнодорожного узла.
Потом мы жили в Тбилиси, где я кончил школу и поступил в Медицинский институт в Москве, отделение биофизика.
Тут начались другие университеты: дважды был осужден и отсидел около 5 лет за "антисоветскую деятельность". Последний раз сидел в Пермском лагере N 35.
В 1987 году был "добровольно" выслан из SU в US, вместе с диссидентской семьей. В Вене родился мой сын Зураб. В Мюнхене - второй сын Николай.
Жил в Бостоне, Вашингтоне и Нью-Йорке, потом в Мюнхене, потом и по сей день в Праге.
С 1987 по 2004 гг. - работал на Радио Свобода, редактором Русской редакции. Ныне - свободный журналист.
Имею много статей в разных газетах.
В 2003 году в московском издательстве "Аграф" вышел мой роман "Его звали Анжелика".

До и после Библии (типология божественного)
Монография
(18 марта 2010)
Тюремные рассказы
(12 июля 2006)
Лагуна
повесть
(15 марта 2006)




Тенгиз Гудава: Хельголанд
Неистовая книга известного диссидента. Яростная политически, сексуально, а главное метафизически. Трогательная при этом. Если в текущей словесности вас не хватает Радищева, Чернышевского, романа "Как закалялась сталь" и горьковской "Матери", - эта книга - для вас.
[Купить книгу]








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Третья осень в Урюме [Уже ноябрь. Березки, черемуха и верба в моем дворе облетели. В деревнях, как правило, срубают все, что не плодоносит, или, по крайней мере, не заморское...] Ольга Кравцова: "Не стенать на прощанье и влюбляться навек": о поэзии Александра Радашкевича [Поэзия Александра Радашкевича притягательна своей смелостью, даже дерзостью ума и речи, загадочна именно той мерцающей магией чувств, которую обнаружит...] Андрей Мансуров: Начистоту – о рассказах А.И. Куприна [...после их прочтения остаётся тягостный осадок: что герои такие тупые и безвольные, и не испытывают ни малейшего желания улучшить свою судьбу и жизнь...] Алексей Миронов: Сомнительный автограф [Так бы хотелось быть воздухом лётным, / невыдыхаемым, неприворотным. / За поворотом бы ахнуть в потьме / так бы хотелось, конечно, и мне...] Георгий Чернобровкин: Качание эпох [Подумаешь, что можно вдруг шагнуть / за грань стекла и за вечерним светом, / зимы познать действительную суть, / что ведома деревьям и предметам...] Леонид Негматов: Улица Леннона [Ночь привычно шаркает на запад, / шлейф с подбоем синим волоча. / Вслед её походке косолапой / не смотрю. Я наливаю чай...]