Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Феликс Тамми

[Написать письмо]

    О СЕБЕ

    Если разделить жизнь на условно "бывшую" и еще более условно "настоящую", то, наверное, можно написать так:

    Феликс Тамми, "бывший":

      - Житель шахтерского города Кохтла-Ярве Эстонской ССР с 1960 года (года своего рождения) по 1977 год. С 1977 по 1982 год - курсант московского Военного института иностранных языков.(Так что привет всем бывшим однокурсникам и "вияковцам" вообще!)

      - С 1982 по 1992 год - офицер, "военный переводчик - референт со знанием двух иностранных языков" - как записано в дипломе. Десять офицерских лет перемежались двумя годами Мадагаскара, пятью Риги (в которые вклинился один месяц Симферополя) и тремя Алжира.

      - Алжир закончился увольнением из рядов Вооруженных Сил "в связи с бесперспективностью дальнейшей службы", - как я написал в своем прошении по приезду в Москву. (Приказ министра обороны о возможности оставить службу таким благословенным способом стал для многих советских офицеров, вдруг ставших офицерами российскими, воистину манной небесной!).

    Феликс Тамми "настоящий" (с 1993 г.) :

      - житель города Таллинна, свободный предприниматель, переводчик на вольных хлебах.

Предчувствие весны
стихи
(14 мая 2004)

Переводы
(20 декабря 2002)
Серж Гэнсбур. Евгений Соколов
Серж Гэнсбур. Стихотворения









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Вячеслав Тебенко: На своей стороне [Роман о событиях зимней войны 1939-1940 гг.. Произведение художественное, но основано на реальных событиях.] Сергей Пагын: Между небом и тихой землёй [...Хватит вдосталь вечности и хлеба, / тишины затепленной свечи... / Но горчит под нёбом и под небом, / да и в небе, кажется, горчит.] Мария Гладцинова: Чем-то летящим ещё [нарастает гудение улья / и под дулом чернеющих пчёл / сам становишься ульем и пулей / или чем-то летящим ещё...] Семён Каминский: Шутики мистера Калименко [В этот день распоряжением сверху занятия в школах сократили, учеников отпустили по домам, а преподавателям во время трансляции похорон с Красной площади...] Никита Николаенко: Конец стоянки [Конец стоянки для меня означал конец целой эпохи. Почти тридцать лет я провел за рулем, а теперь вот стал пешеходом...] Ирина Кадочникова: Из цикла "Рассказы" [Незримый кто-то, с фонарем, / Светоподобный, шестикрылый, / Пришел и вскрыл тебя живьем - / И не было того, что было...]