Словесность

Наши проекты

Наши авторы в переводах

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Таня Скарынкина

[Написать письмо]

Таня Скарынкина

В детстве я боялась, что иголка уколет палец, незаметно войдет в него и поплывет к сердцу. Ночи напролет не спала, слушала, как она, покалывая внутренности, медленно продвигается к цели. Или вдруг случится пожар и что же, кого же в первую очередь спасать? Маму, конечно, а после - книги. "Робинзона Крузо", "Детство" Льва Толстого и т.д. Подобное перечисление - хорошее средство от бессонницы и ночных страхов. Маму теперь я вряд ли подниму, впрочем, как и тогда. Всю жизнь- разные весовые категории. "Робинзона Крузо" у меня сто лет назад увели. А Толстой Л.Н. по-прежнему остается одним из лучших мертвых друзей. Хотя будь он жив еще неизвестно, как бы сложились наши отношенья. Вот собственно и все. Если не вдаваться в детали.

Ворошить голубую траву
(8 мая 2012)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]