Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность




ПОЖИРАТЕЛЬ ВРЕМЕНИ


Воскресенье, утро. Я тихонечко медитирую во дворе и смотрю,  как набегающие на солнце облака размывают и покачивают тени на асфальте, а еще, как ворона дразнит кошку, спрятавшуюся от овчарки на крыше железного гаража. Ворона подлетает к ней и делает вид, что хочет смазать ей крылом по морде. Кошка шипит и трусливо машет лапой по воздуху, пригибая при этом голову. Одновременно я наблюдаю, как  мужчина в линялом спортивном костюме остервенело делает зарядку на волейбольной площадке. Выражение его лица являет собой смесь неимоверного напряжения, которое чередуется с проблесками понимания бесполезности и тщетности усилий, и еще какого-то тяжелой, угрюмой разочарованности в жизни. Но эта угрюмость и разочарованность вынуждают его напрягаться еще сильней, потому что иначе будет совсем непонятно, что же делать. А делать что-то надо, неважно что, потому что ничего не делать - еще страшней. Ладно, попробую помедитировать на Вас и разобраться в Ваших комплексах: что-то там такое сидит у Вас внутри, интересно, что это?... Так...так... подключаемся и наблюдаем...

Во-о-о-т оно что... да-а-а, не слишком приятная картина... жизнь идет по циклу: утро, день, вечер, ночь, утро, день, вечер, ночь, и так без перерыва и без пощады - раз, два, три, четыре, раз, два, три, четыре... Даже выходной день ничего не меняет к лучшему: вы просыпаетесь,  а в душе у вас вместо нежных трелей воскресного утра уже явственно громыхает тяжелый, черный понедельник. Вы начинаете хмуро и сосредоточенно делать зарядку: берете скалку и полотенце, становитесь на письменный стол, вытягиваете правую ногу вертикально вверх, оттягивая носок, и начинаете делать быстрые махи левой ногой, стараясь удержать правую на весу, или еще что-нибудь в это же духе - неважно, потому что одно не лучше другого, то есть так же занимает время и так же бесполезно. При этом вы считаете вслух или про себя: "Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре!..". и далее по циклу.  Учащается дыхание и пульс, но настроение не улучшается. Вы слезаете со стола, высовываетесь в окно по щиколотки, держась пальцами правой ноги за штору. При этом вы завязываете полотенце в узел, просовываете в этот узел скалку и размахиваете получившейся конструкцией, пытаясь зацепить воронье гнездо на дереве напротив. У вас ничего не выходит, потому что гнездо построено из стальных прутьев и залито железобетоном. При этом вы исступленно считаете: Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре! - как и при первом упражнении. На счет "четыре" следует удар скалкой по железобетонному гнезду, без видимого вреда для последнего. Неясно, чем вам помешало гнездо, ворона - тоже птица, -но в этот удар и счет "четыре" вы пытаетесь вложить все свое разочарование и злость на все, что есть на белом свете. Пытаетесь, но не можете выскрести эти чувства из себя, как не может выскрести желудок рвотных масс после того как проблевался уже решительно всем, вплоть до черной пузырной желчи. Снаружи - кипучая деятельность, а внутри пустота и бессилие. Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре! Нет, все пропало, зарядка не задалась... Да что там зарядка - вся жизнь не задалась!... Раз, два, три, четыре! И двадцать лет назад , и десять лет, и год назад, и вчера, и завтра, и прямо сейчас...Ничего не меняется, только календарь, место работы, должность, да прибавляются морщины на лице... Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре!... Никакого развития сюжета, Вы живете как заведенные часы, и Вам кажется иногда, что часовая пружина вот-вот лопнет... Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре!...  "Да хоть бы уже и лопнула, да пока вот не лопается!" - думаете Вы... Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре!... Вы все чаще думаете "Чем я провинился? Перед кем? Что я делал не так, или делаю не так?" Раз, два, три, четыре...

Раз... два... три... четыре... стоп! Скажите "пять" и остановитесь, остановитесь немедленно, потому что вы действительно все делали не так. Не открывайте рта, я и так заранее знаю, что вы мне скажете. Вы скажете, что что-то скверное застряло внутри, что вы это чувствуете и пытаетесь вытолкнуть это из себя на счет "четыре", а оно упрямо сидит и не выталкивается. Оно сидит внутри вас, выкатив буркала,  как лягушка, и ритмично надувает голосовые пузыри, отчего на счет "четыре" у вас распирает горло и раздувает черепную коробку. И вам хочется бежать, все-равно куда, отталкивая ногами загаженную землю, подбежать к огромной черной луже и выхаркнуть в нее это гадкое создание. Вы представляете себе, как оно липкое, зеленое, с брызгами вылетает у вас изо рта и с жирным шлепком плюхается в грязь: чпляк! Оно поднимается, злобно грозит крохотным грязно-зеленым кулачком, поджимает безобразные губы в оборочку и обиженно зарывается в липкий, густой ил. Все именно так, вы правы. Только в одном вы ошибаетесь. Вы думаете, что это отрыжка, а это роды. Вы сами породили это создание, вы сами, а не кто другой. Но и родов пока не предвидится, оно пока живет внутри вас и питается вами. Оно тоже считает вместе с вами: Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре! И на счет "четыре" оно открывает липкую бездонную пасть и откусывает маленький кусочек у вас изнутри. И оно становится все больше и больше, а вас - все меньше и меньше. И так, пока оно не съест вас изнутри до конца и не займет ваше место. Да-да, вот так именно оно и будет. От вас останется только чехол-оболочка, что-то вроде целлофанового пакета, в который заворачивают младенца, чтобы он задохнулся и умер. Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре! Этот счет - девиз вашей жизни. Раз, два, три, четыре!

Вы думаете, ничего нельзя изменить? Можно! Я сейчас вас научу. Во-первых, перестаньте считать до четырех. Отсчитайте только до трех, а на "четыре" - замолчите. Не говорите "четыре" вслух, даже думать не смейте про "четыре"! Думайте про что-нибудь другое. Раз, два, три, оооооо... Раз, два, три,  хмммммммм... Раз, два, три, тсссссссс! Раз, два, три - и молчок! Все! Четыре больше не существует, нету больше цифры "четыре", после трех идет сразу пять! Или шесть, или семь - как вам больше нравится. Или - вообще ничего не идет, вот так будет лучше всего. Ваш счет замирает и останавливается на полдороги...И вот теперь эта гадость начинает потихоньку задыхаться внутри вас. Ей становится тесно, душно и неуютно. И вам вместе с ней. Она начинает не на шутку беспокоится: она озирается жабьим взором, сучит ножками, плямкает сморщенными губами, но цифры "четыре" нет, и она не может вас укусить, а без этого ей - смерть. И она начинает дергаться, корчиться и извиваться, она требует цифры "четыре", она страшно жаждет окончания текущего цикла и начало нового. Вот она уже захлебывается в судорогах, и вам все труднее удерживаться от цифры "четыре", все труднее не думать, не сказать, не заорать. Оно содрогается в разрядах, оно пронизывает Вас насквозь электрическими иглами, оно властно требует, чтобы вы и дальше нарезали для него свое время мелкими дольками. Вот у вас закатились глаза, сжало в груди, забулькало в горле. Ну все - теперь уже можно, теперь уже не страшно... И вот "четыре" громогласно рвется наружу, как Ниагарский водопад. Это четыре - конец не цикла, а всего отсчета ваших мучительных циклов. ЧЕТЫРЕ! ЧЕТЫРЕ! Ваше последнее ЧЕТЫРЕ вырывается из самых недр вашего нутра вместе с липкой коричневой слизью, и в этой слизи выплюхивается на асфальт ваш внутренний враг, ваша личная нечисть, ваш злой демон, пожирающий ваше время и вашу радость. Он корчится в отчаянии, воздевает вверх уродливые лапы, покрытые слизью и просится в вас назад, домой. Но вы шепчете "четыре", "четыре" и уходите прочь, унося странно полегчавшее тело на онемевших, негнущихся ногах, а это залезает в канализационный люк и затаивается, думая о том, как найти нового хозяина. Все, дружище, теперь самое страшное позади, и для вас есть теперь и пять, и шесть и семь, и так далее. Теперь целый мир принадлежит вам. Ну что, вы теперь счастливы, мой друг?

...Мужчина, делавший зарядку, вдруг резко остановился на середине движения, пошатнулся и схватился за голову. Затем отошел к ржавой ограде, ухватился за нее обеими руками, тяжело отдышался, сощурился на солнце и вдруг увидел воробья, нагло выклевывавшего крошки прямо из-под носа неповоротливого голубя. Вот он вгляделся пристальнее и в первый раз неуверенно улыбнулся. У него довольно приятная улыбка. Интересно, сколько лет он уже ей не пользовался?

Ну вот и все, прощайте, читатель, для кого я воспроизвел этот крохотный эпизод проникновения в чужую спираль времени. Я оставляю тот двор и краткий миг, и никогда больше туда с Вами не вернусь. Но Вы не беспокойтесь - с Вами никогда такого не случится. Только не забывайте улыбаться от души каждый день и радоваться маленьким пустякам. И еще - никогда не подходите близко к открытым канализационным люкам - мало ли кто там сидит! И Бога ради, никогда не делайте зарядку под счет - делайте ее под музыку!




© Александр Шленский, 1999-2021.
© Сетевая Словесность, 1999-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда
Словесность