Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



НЕ  ТО  ЧТОБЫ  МОДЕРНО


 


      ИЗ  РАЙМУНДА  БАХА

      1.

      стыдно правду говорить.
      с правды черное свисает.

      ищешь памяти чужой -
      изо всех слепящей самой.

      речь моя не будет раной
      в этой памяти большой,
      а будет язвочкой-ковшом.

      2.

      возле дома несет из подвала водой,
      чуешь тополь и суп, ослепляясь тоской,
      говоришь себе: завтра я буду счастливой.
      о олива, олива, о зелень олив.
      узнаваемый в дайверс и греберс отлив.
      логотипная тварь с недотесанной гривой.

      _^_




      ЧЕКА

      1

      пора - из экспедиций возвращаться
      под бельевую ретушь:
      до хордового обморока поздно
      и рано так, что треком беговым
      не трут кроссовья радужного сальца,
      весь холод - наш. иди, смотри, касайся.

      и заново пугает новизной
      сквозь ярмарочный мусор навесной,
      сквозь запаха лесной полуобъем,
      обкатанный смолой и омелой,
      сквозь лестничный убогий мохостой,
      что некому - постой.

      2

      ...ходят утаптывая круги в снегу
      хлопают рукавицами по бокам
      в небе над ними зреет луна-чека
      /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/
      первый из них встает во всю тень растет
      были бы крыши он был бы выше их
      тянет-потянет вытянуть не могет
      /тысячу отжиманий тебе рашид/
      старший смеясь поднимается во весь свет
      где-то фонарный столб положив плашмя
      спичку дотла встревожив срубив комет
      /лучше закрой глаза чем потом менять
      солнце/
      роняет луну на орбиту-след.

      3
              to K.

      бьют полночь. звонарь безымн.
      на внутренний остров тише.
      мой парнокопытный дым -
      последний, кто это слышит.

      ретортою горла слит,
      к июлю он к вам довьется,
      транслитом пуша тростник,
      гудя по трахейным кольцам.

      вдруг там, посреди двора,
      он станет в ряду со всеми,
      и свет, рукава задрав,
      поднимет его, серебрен.

      любимая, брось бежать...
      так мало осталось дыма.
      но в полночь моя душа
      хранима. еще хранима.

      4
            Аверьянову

      представь
      мы хребетны
      мы в сущности корни хребтов
      ага, астероиды
      в хвойную скажем обложку

      где небо легко
      вдоль кварцитиков
      а ниже
      наивный подзол

      и сосны -
      зашитые губы
      и сверху салат покрошили

      представь
      мы свободны
      мы в сущности корни свобод

      5

      попробуй увидеть, как видят кивок и тень,
      тело мое, одиночку кожи, срок ее и моток
      в точных уже деревьях, с которых лететь легко.

      попробуй увидеть как осязают.
      так,
      как видит рубашка, потом и желтизной.
      так баскервили во сне считают собак
      и ангелы напевают блатным блатной.

      но дело не в ангелах, не в дележе тепла.
      недолго, невечно, зрением боковым,
      как будто у каждого зрения нет стекла,
      побыть.

      _^_




      ПАЛОЧНИКИ

      и дал же дарвин плевральные лица совам,
      легкие, на постоянной основе.
      треснувшие полоски дал им на память,
      кажется, память тоже чужое слово.

      и дал же дарвин совам эдиакарий,
      каждой сове дал по океану рая,
      где ни хребта ни диплома ни переклички,
      впрочем, сова смогла бы ответить A Em.

      скажешь, ты третий лишний читать такое.
      это чужие птицы, карбон и тоний.
      я вспоминаю март и стихи цветкова,
      память - чужое слово, всегда готова.

      _^_




      СИЗИФА  РАССТРЕЛЯЛИ...

      сизифа расстреляли в предгорье
      с расстояния в несколько километров
      справедливости ради надо отметить что он сильно зарос
      не узнавал окружающих
      спал с памятником геопорталу
      и опубликовал пособие по восхождению куда макару пох
      но зимой сизифа расстреляли в предгорье
      в упор
      все видели снимки
      справедливости ради надо отметить что он сбросил вес
      и все еще не узнавал окружающих
      и проложил экологическую тропу в одном из местных нацпарков
      перемещаясь
      а в июле сизифа расстреляли в предгорье
      вот он вот
      сколько там того предгорья но искали получается долго
      в наплыве туристов с пособием и туристов на экотропе
      и гисопоклонников
      потерявшихся в нашем недобром мире
      и справедливости ради надо бы что-то отметить
      например сам факт

      _^_




      ИЗ  ФРЕНСИСА  КРОФТА

      1

      тогда не нужно солнца
      и беглости картин
      то время узнается
      по дробности в горсти.
      и - родственнее дрожи -
      почувствует ладонь
      то время новой кожей,
      с которой смыло дом.

      2

      позволь я возьму как подарок
      не равенство и не покой
      но средность музея вдоль парка
      и смерть на доске угловой
      к ним равные тени каштанов
      и разные марши от них
      но я ни с доской не расстанусь
      ни с темной колодой картин

      3

      ... а потом - с поздним снегом, ветрянкой, гнилыми огрызками в парте -
      я забыл, и тогда тонкодневные светики марта
      сменились марелью,
      и, шатаясь, мог лечь подышать у воды
      и опять забывать, и потери своей не приемля,
      говорить, это ты забываешь меня, это ты.

      а потом были книги и книги, а позже тугие вокзалы - это ты забывала -
      шатался по книгам пустым,
      иногда выпадая,
      и город казался казанью,
      только не было парты, над ухом никто не картавил,
      и не слушал, как я говорю - это ты, это ты...

      _^_




      НАГАЙНА

      с мая нагайна спит с наганом
      кожа с холодом барабана
      вдоль головы скоба
      посередине куда попала
      нетто горба

      с мая нагайна спит
      кожа с холодом плит
      вдоль головы пятна
      посередине туда
      бывшая руда

      с мая нагайна
      майна
      до своего дна

      _^_




      ВОДОСТОК

      1

      в необъятном теперь, в янтаре тридевятом и темном
      оперлась, оступившись, о лед водостока.
      несла
      черновик диссертации, пиво и сорную сторге.

      как давно мы измучены - что ты ни сделаешь, мало;
      мне бутылки катились на плечи объятий подобьем.
      я несла
      тьму моих объяснений, статьи, жигули с оболонью.

      как давно мы измучены тем, что тебе не отвечу;
      тем, что не повторишь; гололедом и гриппом.
      несла,
      понимая, что зря, и расплакавшись, оступилась.

      2

      вернулся / но дома / под зноем / но дома
      во сне / как от весел плечо:
      сквозь жесткие кудри овцы надо мною
      шевелится кто-то еще

      два тела тепла тяжело и недолго
      колтун и обломок

      два тела тепла оглушённые воском
      два роста

      мой внутренний остров похож на итаку
      на взятую трою похож
      где кубом гекубова злая собака
      упала на лошади ёж

      два тела тепла / обернись, пенелопа /
      скажи мне кого ты ведёшь

      3

      барбекюшной гарью располосован,
      ветер бьет по мальвам
      и спаниелям.

      на крыльцо конверта садясь пословно,
      герцогинно-альбно -
      она тускнеет.

      на письмо уходит колода марок.
      [я пишу ей редкой, дозревшей карой].

      4

      не могу приехать
      набрать твой номер
      послать тебе открытку
      но все чего у меня нет
      чего нет у тебя
      держи

      тушью немного корявого света на
      хлебнорыжевзахлебной бумаге

      и глаза человека, с которых срощено сны

      держи
      держи
      держи

      _^_



© Александра Шевченко, 2018-2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность