Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Игорь Селютин
Настя Панченко

[Написать письмо]

Вторая половина
Отрывок из романа
(24 июня 2010)

Я родился в 1960 году в городе Макеевка Донецкой области.

В 1986 окончил Харьковский художественно-промышленный институт, отделение графический дизайн.

В течение пяти лет преподавал в Донецком художественном училище.

Потом работал дизайнером в различных рекламных агентствах и расширял поле деятельности: писал рассказы, создавал эскизы костюмов для танцевальных ансамблей и участвовал в модельных показах.

В 2001 поступил на работу в книжное издательство в качестве художественного редактора. Кроме того, рисовал иллюстрации к фантастике и детским книжкам. А также написал ряд книжек по изобразительному искусству для детей.

В 2006 вышел мой первый роман. Он называется "Стеклянный меч". Забавно, что он был окончен и распечатан целиком 17 июня, именно в тот день, когда начинаются изложенные в нём события. И в тот день была такая же гроза, как описано в романе.

Когда я познакомился с Настей Панченко, ей было тринадцать лет, но мы тут же подружились. Нужно сказать, что она и в том возрасте казалась взрослее и мудрее многих взрослых.

Однажды я прочёл написанную Настей повесть и почувствовал, что мне в самом деле очень интересно это читать. Я сделал свою версию. Наше произведение было опубликовано в Киевском журнале "Лицей" и в одной местной газете.

Когда Настя училась в Донецком институте конструирования и моделирования одежды, мы затеяли роман "Вторая половина". Вёл работу я, она написала несколько фрагментов и дала множество дельных советов (в частности, спасла от смерти главного героя).

Сейчас Настя учится в текстильном институте в Иваново. Побеждает в различных модельерских конкурсах. Я с благодарностью вспоминаю годы общения с ней.


Игорь Селютин

    Игорь Селютин
Настя Панченко








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]