Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




АННА ЭММЕРИХ


Действующие лица:

    БРЕНТАНО
    АННА ЭММЕРИХ

I

БРЕНТАНО: А это А.

АННА (повторяет): А.

БРЕНТАНО: А это?

АННА: А это?

БРЕНТАНО: А это Б.

АННА (повторяет): Б.

пауза

БРЕНТАНО: А если я солгал? Если я вру? Если это не А? Если это не Б?

пауза

АННА: Нет, ты не врешь, я знаю, что это А, а это Б.

БРЕНТАНО: Откуда ты это знаешь?

пауза

АННА: Потому, что я спросила Святую Деву, не врешь ли ты, правда ли, что это буква А, а это буква Б, и она сказала, что это правда.

БРЕНТАНО: Ты видишь Святую Деву?

АННА: Да, я вижу Святую Деву.

БРЕНТАНО: Расскажи мне о ней. Какая она? Я не знаю, какого цвета у нее глаза, какого цвета ее волосы. Я не знаю, какое и нее лицо, какая у нее походка. Какая она? Я не ты, я никогда не видел ее.

пауза

АННА: Посмотри в окно. Ты видишь какую-нибудь женщину?

БРЕНТАНО: Вижу.

АННА: Какие у нее волосы?

БРЕНТАНО: Рыжие.

АННА: Какие у нее глаза?

БРЕНТАНО: Серый и зеленый.

АННА: Ты видишь ее губы и лицо?

БРЕНТАНО: Вижу.

АННА: Видишь, как она идет?

БРЕНТАНО: Да.

АННА: У Святой Девы такие же волосы, такие же разные глаза, такое лицо, такая походка.

пауза

БРЕНТАНО: У Святой Девы не может быть такое лицо, глаза, волосы, походка. Потому что я знаю эту женщину. Здесь живет старик, который прячется во время дождя в дупло дерева, а ее дети, видя торчащую из дупла бороду, кричат, что дерево съело козла. У Святой Девы нет детей, которые кричат, что дерево съело козла. А ты говоришь, что у нее такие глаза, походка, лицо, волосы.

пауза

АННА: А это А?

БРЕНТАНО: Да, это А.

АННА: А это?

БРЕНТАНО: А почему бы Святой Деве самой не научить тебя читать и писать?

АННА: Кто я такая, чтобы она учила меня читать и писать, если у меня даже язв Христовых на руках нет, и только вода, если окунуть руки в воду, становится кровавой.

БРЕНТАНО: Это правда?

АННА: Это правда.

БРЕНТАНО: И ты думаешь, это кровь Христа?

АННА: Да, это кровь Христа.

пауза.

БРЕНТАНО: А что, если ты обманщица?

пауза

АННА: А это В.


II

БРЕНТАНО (у могилы): Добрые святые сестры, добрые святые отцы, сестра Анна ушла к Господу. Она любила Его, она видела Святую Деву воочию, как мы видим проходящих мимо простых людей. Придет весна, и я посажу на ее могиле розовый куст, который обовьет дерево креста на ее могиле. И когда она, словно некое тихое божество розовых цветов, начнет творить чудеса на своей могиле, я отдам то немногое и малое, что у меня есть, ради причисления ее к Лику Святых Господа Иисуса Христа.


III

БРЕНТАНО: Кто здесь?

АННА: Я.

пауза

БРЕНТАНО: Анна?

АННА: Да, Анна.

БРЕНТАНО: Ты?

АННА: Да, я.

пауза

БРЕНТАНО: Этого не может быть. Ты мертва. Тебя нет. Я сошел с ума.

АННА: Ты здоров.

БРЕНТАНО: Почему я тебя вижу?

пауза

АННА: Ты видел Святую Деву?

БРЕНТАНО: Нет.

АННА: Ты верил, что я вижу Святую Деву?

БРЕНТАНО: Да.

АННА: Так о чем ты спрашиваешь? Я видела, ты верил, теперь ты видишь, так чему ты не веришь?

пауза

БРЕНТАНО: Ты пришла с того света, ты будешь говорить о том свете, я - словно слепой, который говорит о голубом цвете неба, зелени листьев, - буду говорить с тобой о том, что не видел и никогда не увижу.

пауза

АННА: Разве небо всегда синее?

БРЕНТАНО: Нет.

АННА: Разве оно не может быть красным, как бывает лист?

БРЕНТАНО: Разве лист бывает красным?

АННА: Бывает. Осенью.

БРЕНТАНО: Я забыл об осени.

АННА: А разве лист не может быть голубым, как бывает небо?

пауза

БРЕНТАНО: Посмотри в окно. По дороге идет местный мытарь, который снял сапоги с местного крестьянина. Вглядись в него. Таков был Пилат. К нему приводили разбойника, а он снимал с него сапоги и отпускал, к нему приходил поп, а он снимал с него сапоги и прогонял. Будь у Христа сапоги, он бы не распял Его.

пауза

АННА: У Христа были сапоги.

пауза.

БРЕНТАНО: Были?

АННА: Были.

БРЕНТАНО: Ты думаешь?

АННА: Я не думаю, я знаю.

БРЕНТАНО: Как ты можешь это знать?

пауза

АННА: Как я могу это не знать, когда я вижу Его. Вижу Крест. Вижу Пилата.

БРЕНТАНО: Видишь сапоги.

АННА: Вижу сапоги. Здесь нет прошлого, нет будущего, нет того, нет этого света.

пауза

БРЕНТАНО: Так что же сеть?

АННА: Я и ты.

БРЕНТАНО: Я и ты?

АННА: Ты и я.

пауза

БРЕНТАНО: Так значит ты и есть пришедшее ко мне Небо?

АННА: Я не Небо. (пауза) Я мертвая женщина, которая даже не знает букв азбуки. Вот это буква А. Это Б. Вот В. А это?

БРЕНТАНО: Это Э.

АННА (эхом): Э.

пауза

БРЕНТАНО: А это Я.




© Ростислав Клубков, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Петрушка: и Анна Эммерих. Маленькие пьесы [И как - что ты хочешь - это должно быть все таки хорошо, человеконенавидеть здесь, и - человеконенавидя - хочешь чего - умереть в другой стране, как будто...] Анатолий Добрович: Загадки Бориса Клетинича [Его недавно опубликованные в Нью-Йорке стихи меня ошарашили. Почему он не показывал нам их раньше, если они были написаны в Израиле лет 15 назад?..] Владимир Гоголев (1948-1989): Зов утопающей жизни [И зов утопающей, тонущей жизни опять... / Недвижимость пищи и вечера дивного след. / Внимай, о народ, отворяя молитвенный рот, / Не меньше, чем...] Михаил Рабинович: ... На границе холода с теплом [То ли табличку повесили: "Переучет" - / там, на окошке божественной вечности дальней, / то ли убрали ее - вот и время течет, / и протекает, как...] Полина Орынянская: Стихотворения [Пока нам не роют окопов с траншеями, / Пока среди ночи не газует под окнами воронок, / Ты можешь спокойно бросаться на шею мне. / Всё ОК...] Сергей Петров: Тонкая материя [Рана, нанесенная мечом, заживёт, нанесённая языком - нет. Главное: оставайся самим собой, не изменяй себе и будешь жить в душевном покое...] Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита..." [Презентации двухтомника Антологии Литературных чтений "Они ушли. Они остались" и "Уйти. Остаться. Жить" в Санкт-Петербурге и Ленинградской области...] Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва [В Культурном центре академика Д. С. Лихачёва в Москве, в литературном клубе "Стихотворный бегемот", руководимом поэтом Николаем Милешкиным, прошел...] Юлия Долгановских: Стихотворения [но я плыла - а что мне оставалось? - плыть / Офелией, рекой, отцом, ребёнком, / зеркальным шаром - быть или не быть - / звучащим жалобно и тонко...] Юрий Рыдкин: Симметрия смерти [так исчезло то / чего никогда не было / но как же всё-таки существенна / и болезненна / эта тоска по отсутствию...]
Словесность