Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Простые стихи


ВИНОГРАД  МЕДЕИ



    1.

    Копится влага в разбитом сосуде -
    прян аравийский туман.
    Вновь полукружьем рассажены люди,
    Черпает кровь атаман.

    Над головами - похмельная тяжесть.
    Нимбом довлеет судьба.
    Тело Отца, зачерствевшее за ночь,
    вскрипывает на зубах.

    Взгляды невинны. Речи недлинны.
    Тайное - явно. А вровь
    с тёплыми сводами - смех Магдалины
    чистый, как Евина кровь.

    Век на излёте, но вечность - на взводе.
    Краски соединены.
    Равноапостольный Буонаротти
    слушает голос Стены...

    Бражникам с неба роняясь на плечи,
    пухло снуют сизари.
    Вечная вечеря - сон человечий.
    Песнь виноградной зари!

    Время из-за рубиконовой грани
    смотрит, мотая клубок,
    как отражается в синем Граале
    вилами писаный Бог.



    2. ВИНОГРАД МЕДЕИ

    Даждь, Дионисе!
    торными
    горными
    высями
    высятся
    рощи кагорные,

    корни вползают,
    как бы археологи
    в знанье,
    взрезая
    скалы отлогие.

    с болями, с боем колышутся рощи,
    слыша прибои колхидского прошлого -

    валы подряд
    нагоняет история,
    бья в виноградные
    их акватории:

    лозы ветвей
    испивают, златея,
    соки детей
    непутёвой Медеи -

    пульс от вина
    и неверен, и тонок:
    в каждом бокале -
    заколот ребёнок...

    пей же, столетьями копленной крови
    вечных медей - причащайся любови!

    чёрная месса -
    песня
    застольная.
    вздорная,
    здесь не читалась Нагорная -

    здешние ночи
    ещё непорочны -
    строчками
    ловчая
    птица хохочет...



    3. АМФОРА

    знойною метафорой
    средиземной Трои
    отыскалась амфора
    в водоносном слое -

    в меле, будто с холода,
    схваченная льдом -
    надвое расколота
    каменным вином -

    с таинством, означенным
    в контурах богинь,
    с любопытным пальчиком
    археологинь,

    с гидроэксаватором
    посреди Земли,
    с полюсом, с экватором,
    с Космосом вдали,

    впитанная, вбитая
    в золото Микен -
    амфора, испитая,
    в сущности, никем.



    4. ПРОДАВЕЦ ВИНА

    Высохшего в конверте
    профилем древнегрека
    выслушайте, столетия,
    маленького человека.

    Не был жрецом Исиды.
    Хитростью брал - не Трою.
    Не городил Атлантиды
    и Парфенона не строил.

    В будни иже на праздники -
    смертному всё одно -
    с ветхого виноградника
    я продавал вино.

    Шли поперёк столетия.
    Вдоль навивались дни.
    Но виноградные плети
    я правил судьбе сродни -

    переболеть под тучами,
    перебродить в лучах,
    в небе, усами скрученном,
    солнышком на жердях.

    И вечерами летними,
    где почивала мгла,
    люди вставали светлыми
    от моего стола.

    В будни или на праздники -
    третьего не дано -
    с праздного виноградника
    я продавал вино.

    Ложь продавал, как будто бы
    куплена красота.
    Красною каплей куплена,
    в женском изгибе рта.

    Куплена стихотворною
    бронзовою строфой.
    Куплена смехотворною
    для красоты ценой.

    Но проливаясь тайною -
    бродом не перейдёшь -
    гривны, гинеи, талеры
    стоила эта ложь...

    Тысячелетья в радужку
    сложивший, как в итог,
    живший, как Богом на душу -
    если на свете Бог -

    в заводи ли истории
    или в её котле,
    счастьем попутным, горем ли,
    каплями на челе -

    амфорами, бокалами
    вычерпанный до дна -
    я, человечек маленький.

    Продавец вина.



    5. ВЕЧЕРЯ

    От века я в том мире поселён,
    где суета имеет обаянье.
    Клён угасает, умиротворён,
    и снег в страданье -
    но не в наказанье.

    И лист на лист - как сталь летит на сталь.
    Уж валится октябрь, обезоружен.
    А мы дежурно начинаем ужин,
    вливая смерть в серебряный Грааль.

    Та чаша не минует никого.
    Но губы свежи, а напиток млечен.
    И кажется, круг жизни неочерчен
    для каждого, ступившего в него.




© Анатолий Яковлев, 2003-2021.
© Сетевая Словесность, 2003-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность