Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Время падения с луны



ЛУИСВИЛЛ


Памяти С.П. Соседкина

Плашкоут взял валютный курс на Запад. Значит, вчера Солнце взойдёт не с как положено, а как "положено" на нас, и мир станет на попа, тысячелетие кликушествующего Руси об Армагеддоне. Армагеддон on-line - телевизионно-сказочный - не жуток, причиной чему люди, не ведающие ни черта, кроме расплёсканного на домашние тапки кофе:

- Ох, бандюги, что творят... Ой, батюшки!..

Люди, затыкающие уши бытом. Люди, истыкивающие заколками плюшевых мишек - навести порчу соседу. И плюющие на правое плечо.

А люди, пьющие денатурат, закусывая сигареты фильтром во вне - шатки, как капитаны на мшистых от водорослей днищах-палубах опрокинутых любовных лодок.

Есть грибы - ну, хрен хреном - кавернозное тело, головка - аж страшно подрезать. И трава у комелька, что зелёная мохнушка. Вопреки этому, грибы размножаются спорами. Люди тоже размножаются спорами. О несоответствии прожиточного минимума потребительской корзине, о соответствии роста - длине члена, или величины носа - длине члена. То есть о смысле жизни. Люди размножаются спорами - потому что в спорах родится истина. Истина рождается в муках и спорщики часто расходятся с разбитыми харями.

Где споры - там вечно толпа и мат, особенно в патовой ситуации. Всё это мужчины - люди одного пола бетонной стяжки, d=20mm, 11-57*, если помнишь...

Женщины тем временем сидят на диетах, как на порожних ночных горшках, кряхтя от желания понравиться зеркалу.

Женщины ведут бортовой журнал: графа - мой гардероб, графа - мои знакомцы. Они ставят галочки - знакомые должны лицезреть каждое платье. По разу! Но - каждое... Бывает сложнее - ведётся учёт "подиумированных" сочетаний элементов гардероба - не из бедности, а от гордыни и наивности. У женщин хватает ума на это, но не хватает понять, что в конце концов время откушает их плоти и они останутся за бортом журнала.

Это - дуры, на которых раком стоит мир.



Когда ты, парализованный "левой" водярой, подыхал в неотделанной комнате на обоссаной груде фуфаек под табуреткой-столом, что продудели тебе иерихонские трубы опорожнённых "поллитр", в смятении раскатившиеся по углам? И когда проворный Азраил за шиворот волок тебя в преисподнюю, дал тебе он, цирковой ангел, волю облететь напоследок наш "шарик", всмотреться в Землю - огромную и живую, с верхотуры, недосягаемой тебе даже в горячке.

Я ещё не летал, но смежив веки уже - вижу...

Если так, то не пронёсся ли ты над штатом Кентукки, там есть городок - Луисвилл; наверняка ты не миновал его - там лучшее виски, ты не мог не почуять... Не видал ли ты высокой девочки Мери с локонами волос - Чёрными дырами, всосавших моё сердце и безмятежными, как необжитые Галактики, глазами.

Если случится так, что она снизойдёт до твоего адища прежде меня, просто шепни ей, что я люблю её, и не шибко топи котёл, в котором будет метаться её непостижимая мне душа. Говори ей это всегда, говори вечность, которую ты уже купил себе за пару "палёных" бутылок...



А чтоб ты услыхал меня - различил мой вопль из человечьего улья, вот позывные - твоя пьяная азбука Морзе, мой старина токарь в тельняшке, с фиолетовыми пальцами-сардельками алкоголика, почерком штабного писаря и душой мудилы, частичку которой ты вдохнул в меня: "грибы... родной, роднуша, роднулька... грибы... грибы... грибы... et cetera..."



Следующий рассказ
Оглавление




© Анатолий Яковлев, 2003-2021.
© Сетевая Словесность, 2003-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность