Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




КАНАЛИЗАЦИЯ


Следователь тяжело опустился в кресло, развязал и небрежно сунул галстук в карман пиджака. Прикурил дрожащими руками сигарету и закрыл глаза, пытаясь изгнать видения допросов, грязных камер и ежедневной бюрократической волокиты, но ничего не получилось. У сигареты вдруг появился мерзкий привкус и дым, наполнявший комнату, перенес ее обитателя в атмосферу задворок городской жизни. Он тратил всю жизнь на поимку преступников и взбесившихся психов, но их не становилось меньше. Более того, иногда он чувствовал себя одним из них. Бесила бессмысленность работы и в такие моменты в голове начинала работать электрическая пила, с визгом вгрызаясь в зыбкое равновесие собственной психики.

Он вспомнил, как однажды чистил засорившийся водосток в умывальнике. Для этого пришлось разобрать г-образное колено снизу. Когда же он увидел, что послужило причиной поломки, желудок свело спазмом и весь ужин выплеснулся наружу: большой комок спутанных склизких волос вывалился из разобранной трубы ему прямо в руки. С тех пор следователь часто сравнивал человеческое сознание с канализацией: когда мусора становится слишком много, оно засоряется.

Люди из века в век прячут все темное внутри себя, при этом затрачивая огромные усилия на соблюдение внешней приличности. Эти скрытые мысли, тайные нереализованные желания, застоявшиеся эмоции оседают в сознании как накипь в трубах. Иногда они копятся всю жизнь. Но чаще, достигая своей критической массы, они воплощаются в каком-нибудь необъяснимом, совершенно безумном деянии. Наступает их время, они управляют человеком, живут его жизнь.

Человек в камере, закрыв глаза, сидел на нарах. За несколько часов он не изменил положения, лишь иногда легкая улыбка касалась его губ и тогда становились заметны движения глазных яблок за прикрытыми веками. Он видел полутемную комнату, синеватый дым, кольцами вьющийся у настольной лампы, видел старую тетрадь на краю стола с единственным словом на обложке: Дневник. Человек в камере улыбнулся, не раскрывая глаз.

Дым резал глаза и следователь часто заморгал, смахивая слезы. Потянулся за тетрадью, пролистал прочитанные страницы и, найдя нужное место, уткнулся в посветлевшие от времени строки. Через несколько минут напряженное выражение его лица сменилось умиротворенностью, разгладилась глубокая морщина, прорезавшая лоб. За дверью послышались шаркающие шаги: старый уборщик работал ночью, когда никто не мешал ему, снуя по коридору взад и вперед. Мельком взглянув на дверь в кабинет следователя, из-под которой пробивался приглушенный свет, он продолжил работу.

Никогда еще он не был так спокоен и расслаблен. Как будто кто-то промыл мозги проточной водой, смывая застарелые проблемы в канализацию. Грязными хлопьями отслаивались тяжелые воспоминания, не дававшие покоя многие годы, проваливаясь в сток, чтобы никогда больше не возвращаться к своему хозяину. Следователь глубоко вздохнул, на миг оторвавшись от чтения, и взглянул в окно. Наступал новый день.

Спустя час в кабинете уже никого не было. Старая тетрадь, прошитая металлической пружинкой, пылилась, небрежно брошенная на полку к другим, давно забытым документам.

Кап, кап… Никелированный смеситель истекал водой в дальнем углу туалета. Жидкость просачивалась на волю сквозь решетчатое отверстие слива.

Уборщик, никогда не страдавший избытком воображения, дико закричал, обнаружив в раковине спутанный клубок мокрых волос, медленно ползущий вверх по эмалированной поверхности. Оставленный им слизистый след переливался на свету, как мыльный пузырь. Еще один след уводил из унитаза вверх по стене. Несчастный вскинул взгляд, но крикнуть во второй раз не успел: большой, размером с голову взрослого человека волосяной шар отклеился от потолка и с чавканьем свалился на перекошенное от ужаса лицо.

Человек в камере открыл глаза: яркие солнечные лучи косо падали из окна, освещая противоположную стену. То, что должно было случиться и чего он ждал всю ночь, уже произошло. Можно было расслабиться, отдохнуть. Человек повернулся лицом к стене и уснул, натянув одеяло на голову. Он улыбался во сне.

Кап, кап… Раковина наполнилась доверху и вода переливалась через край.




© Сергей Ильницкий, 1999-2022.
© Сетевая Словесность, 1999-2022.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]
Словесность