Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СТРАСТЬ



От нее пахло лимоном так, что сводило скулы. Она ему очень нравилась. У него была пониженная кислотность. Он мог съесть целый лимон, не поморщившись. Ее полочка в комнате была сплошь уставлена парфюмерией с лимонным запахом. Она как никто умела готовить цукаты из лимонных корок. Их страсть, навеянная этим запахом, возникла на улице. Она плакала, сидя на поребрике, а он подошел успокоить ее, отнял руки от ее мокрого лица и сразу же почувствовал притягательный запах лимона. Отчего она плакала - теперь неизвестно. Известно только следствие - восемь лет вместе. К годовщине свадьбы она купила шляпку лимонного цвета - не подействовало. Его волновал только запах. Когда он оставался дома один, то мог вылить на себя целый флакон ее духов, пахнущих лимоном. Она не сердилась. Продавщица ее любимого парфюмерного магазина давно была с ней на "ты". Он торжествовал. Выращивание на балконе небольшого лимонного дерева приводило их в невероятное возбуждение. Стоило только минут пять порыться в его земле, или, принюхиваясь, погладить его листья, как у обоих усиливался пульс, сердце билось как колокол, и они уходили с балкона в сторону постели. Лимонное дерево из-за этого росло не очень. Он мечтал о выращенных плодах, а пока довольствовался магазинными. Еще он пару месяцев лежал в больнице, а она приносила ему лимоны и прочую снедь по вторникам и субботам. Он вообще был потребителем, а она дарителем. Сама-то она не так уж и любила лимоны. Они жили дружно, редко разговаривая. Время от времени происходил диалог:

- Лимоны дорожают.

- Правда?

- Сама сегодня видела. Вчера было столько, а сегодня уже не столько.

- Я так и знал.

- Может засахарить баночку?

- Да уж, засахари, будь добра.

Вот и всё, что было. По ночам, и днем в метро, ему снились странные тропические леса с огромными солнечными плодами лимонного дерева. Он просыпался от восторга и видел рядом ее, терпко пахнущую лимоном. Теперь ей уже почти не нужны были духи. В такие моменты, просыпаясь, он чувствовал себя особенно счастливым. А сам как-то быстро старел, сдавал, и вот уже дерево на балконе начало давать по десятку шершавых красивых лимонов. Оно цвело, а он чах, не говоря уже об этой его пониженной кислотности. Она, однако, умерла первой. Как раз недавно, когда они купили соковыжималку и, наконец-то, сами начали делать лимонный сок. И вдруг она оставила его одного. Даже лимон долго не лез ему в горло. А вскоре оказалось, что прошло только восемь лет, всего восемь лет этой изнурительной страсти. Оказалось, что ему еще нет сорока и не скоро будет. Старение прекратилось. Страсть закончилась. Лимонное дерево цвело. Лимонного цвета шляпка висела в шкафу. Тропические лимонные сны остались при нем.

- Лимоны дорожают...

- Правда?..

- Сама сегодня видела. Вчера было столько, а сегодня уже не столько...

Его вторая жена обожала лютики. Она культивировала их на балконе. Лимонное дерево понемногу сдавалось. Она засадила лютиками могилу первой жены. Она украсила лютиками ее лимонного цвета шляпку и стала носить. Ей было двадцать лет, у нее было много сил и много времени. Однажды вечером он стоял на балконе, смотрел на цветы и думал о лимонах. Потом он вернулся на кухню, взял из холодильника лимон и надкусил. Его лицо скривилось. Всю ночь, пока жена спала, он рвал лютики и бросал их вниз, на асфальт. Началось воспаление глаз: куриная слепота. Утром он ушел к своей первой жене, нарвав для нее букет из уцелевших лютиков. Они были того же цвета, что лимоны.



© Евгения Голосова, 2001-2018.
© Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность