Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Игорь Куберский

Книга отзывов. Архив 74



Архивы:  08.08.13 (152)   01.02.13 (151)   02.02.12 (150)   26.05.11 (149)   15.01.11 (148)   13.08.10 (147)   04.08.10 (146)   09.03.10 (145)   02.12.09 (144)   01.10.09 (143)   30.03.09 (142)   30.01.09 (141)   23.12.08 (140)   19.10.08 (139)   15.08.08 (138)   10.07.08 (137)   28.05.08 (136)   27.04.08 (135)   17.04.08 (134)   03.04.08 (133)   29.03.08 (132)   24.03.08 (131)   17.03.08 (130)   11.03.08 (129)   03.03.08 (128)   02.02.08 (127)   24.01.08 (126)   14.01.08 (125)   07.01.08 (124)   27.12.07 (123)   19.12.07 (122)   11.12.07 (121)   19.11.07 (120)   01.11.07 (119)   25.09.07 (118)   06.08.07 (117)   23.04.07 (116)   13.04.07 (115)   03.04.07 (114)   27.03.07 (113)   12.01.07 (112)   14.12.06 (111)   02.12.06 (110)   21.11.06 (109)   15.11.06 (108)   21.10.06 (107)   26.09.06 (106)   06.02.06 (105)   19.12.05 (104)   12.08.05 (103)   17.05.05 (102)   31.01.05 (101)   06.01.05 (100)   16.12.04 (99)   26.11.04 (98)   10.11.04 (97)   31.08.04 (96)   20.08.04 (95)   18.08.04 (94)   18.08.04 (93)   17.08.04 (92)   14.08.04 (91)   01.08.04 (90)   13.07.04 (89)   05.07.04 (88)   01.07.04 (87)   20.06.04 (86)   19.06.04 (85)   15.06.04 (84)   13.06.04 (83)   06.06.04 (82)   17.05.04 (81)   01.04.04 (80)   08.03.04 (79)   28.01.04 (78)   30.12.03 (77)   08.12.03 (76)   01.12.03 (75)   25.11.03 (74)   09.11.03 (73)   29.10.03 (72)   04.06.03 (71)   21.03.03 (70)   05.02.03 (69)   31.01.03 (68)   23.01.03 (67)   16.01.03 (66)   07.01.03 (65)   30.12.02 (64)   25.12.02 (63)   17.12.02 (62)   13.12.02 (61)   09.12.02 (60)   05.12.02 (59)   29.11.02 (58)   27.11.02 (57)   22.11.02 (56)   16.11.02 (55)   11.11.02 (54)   23.10.02 (53)   08.10.02 (52)   30.09.02 (51)   10.09.02 (50)   21.08.02 (49)   08.08.02 (48)   24.07.02 (47)   11.07.02 (46)   29.06.02 (45)   09.06.02 (44)   28.05.02 (43)   17.05.02 (42)   29.04.02 (41)   11.04.02 (40)   14.03.02 (39)   26.02.02 (38)   19.01.02 (37)   06.01.02 (36)   28.12.01 (35)   14.12.01 (34)   29.11.01 (33)   14.11.01 (32)   30.10.01 (31)   24.10.01 (30)   20.10.01 (29)   16.10.01 (28)   12.10.01 (27)   04.10.01 (26)   29.09.01 (25)   23.09.01 (24)   15.09.01 (23)   12.09.01 (22)   05.09.01 (21)   30.08.01 (20)   27.08.01 (19)   13.08.01 (18)   31.07.01 (17)   26.07.01 (16)   24.07.01 (15)   22.07.01 (14)   20.07.01 (13)   19.07.01 (12)   18.07.01 (11)   12.07.01 (10)   08.07.01 (9)   04.07.01 (8)   02.07.01 (7)   29.06.01 (6)   21.06.01 (5)   19.06.01 (4)   30.05.01 (3)   24.05.01 (2)   07.05.01 (1)  



25.11.03 02:24:16 msk
Анатолий

Простите, конечно же «мной», а не «мною»…


25.11.03 02:14:29 msk
Анатолий

Маэстро! Фильтровать что?! Я отвечаю за каждую написанную мною букву.

Если меня тошнит от сетевой пошлости и потуг на поэтичность рунетовских дурочек, то что мне фильтровать?!

Хотите «получить по морде»? Извольте!

Вы! Не кто-нибудь, а вы сами (!!!) издали кошмар, который на двадцать четвёртой странице (полистайте на досуге) обрамлён словами:

«…лежала на кровати на спине
и между ног смотрела телевизор…»

Я могу -- не лёжа ни на чём -- растереть по паркету каждую строфу этого проекта!

Это -- ПЛОХО!
Это -- ПОШЛО!!
Это -- не имеет ничего общего с поэзией (даже для того, кого приобщили к рифме в простой карагандинской школе).


Что я написал такого нецензурного, что вы меня попросили «фильтровать»? «Авангардный сонет» -- вообще лучшее, что мне удалось здесь опубликовать.

Хотите, я опять перестану здесь писать? Мне ведь от вас ничего не нужно. Мне ведь всего-то и надо было, чтобы хоть кто-то хоть что-то прочитал и прислушался к тому, который …

А… да что там…


25.11.03 01:53:18 msk
фЕМЪ

Как хорошо, что и мужик, урод,
Постыдно не имеющий вагины,
Имеет на лице заметный рот.
Он женщина, но лишь наоборот,
Он женщина, но лишь - наполовину.

Когда но курит, то пускает ртом
Дым кольцами. Бывает -виртуозно.
А что мужчина делает потом,
Что с сигаретой делает потом...
Ну это, господа, уже серьезно!


25.11.03 01:19:17 msk
И.К.

Позвонил в Киев, чтобы спросить на чем это меня так комфортно, стремительно и бесшумно везли в аэропорт. Оказалось – на Nissan Infinity (знатоки пусть не серчают, если ошибся в написании). Еще никогда я не ездил на машине со скоростью 200 км в час. Говорят, можно было добавить еще 50 км, да не было нужды. Успели.

Да, в гостевой снова базар. Как в лучшие времена.
Анатолий, все-таки фильтруйте иногда.


24.11.03 23:35:11 msk
Наташа Нежинская

А это тем, кто думает, что от "точки приложения" зависит качество отношений.

Да, какая нахрен разница, куда? Можно и на расстоянии так приручит, что... что вот так:

В ответе быть еще сложней, наверно,
с руки кормить, рукою - все равно.
Ты мясо съел, по пальцам в клочья нервы,
вот приручила, а зачем? Его...

Вольер свободен, глаз моргает мутно,
по зоопарку разбросав батон,-
похмельем бьет искусанное утро:
в ответе будешь, блядь, за каждый стон!


24.11.03 23:32:21 msk
Наташа Нежинская

по соску листком фиалки
протянуть.
непрерывною спиралью -
закружить, ласкать и мучить.
ведьмин круг.
искать губами, запах легкий
вниз по коже,
вдоль овалов, вскользь,
по ритму,
задрожавшего дыханья...
чтоб сиреневым на теплом
замереть.
не расплескаться!
ни пролить, ни разбазарить,
ни единого касанья
лепестка фиалки той...


а вы: "вагины - рты"... хех, а где ж эстетика, господа поэты????


24.11.03 22:44:43 msk
Анатолий

«…но ни один нормальный мужчина не променяет женский рот на вагину.»

Доктор, я стою на перепутье: либо вы вульгарный сетевой болван, либо вы зрелый и незаурядный читатель, который, наконец, сподобился вникнуть в суть моих скромных сонетов.

Сравнение вами женского рта с вагиной -- в контексте предыдущих постингов -- смелый шаг!

Нам лишь остаётся ждать очередного поэтического сборника, где и то, и другое будет отображено на обложке одинаково выпукло. Трёхмерно. Кому придёт в голову читать содержимое, когда такой «гламур» на форзаце?!

Мне лишь остаётся поступиться врождённой стыдливостью, да и выпустить -- благо средства есть -- сборник моих эссе. С изображением собственной мошонки на титуле.

Никакого скандала, господа! Только в канве новомодного веяния! Если литераторши метят (как коты) свои издания кто ладошкой, кто губами, то отчего и мне не приложиться к обложке чем-нибудь своим, интимным?


24.11.03 22:28:30 msk
фЕБ

Доктор, сильно мыслите!
В стиле Буревестника:

Мы вагину ни за что не променяем
На коварный женский рот!
От вагины всяк кончает,
Шут, правитель и народ!

;)


24.11.03 22:02:34 msk
Доктор

Да, мало есть женщин, которых мы вспоминаем. Но есть и другая сторона проблемы. Как правило, почти любая сексуальная встреча – поражение обоих. Мало кто знает даосские секреты любви, а именно в них – выход из тупика. Женщина, пустившая в себя, считает, что на этом ее функция партнерши кончается и передает бразды правления мужчине. В этом ее величайшее заблуждение. Женщина даже не знает, каким инструментом может быть ее лоно. В 99% случаев она его не знает и им не владеет. Она не знает, что такое мышцы любви, она никогда их не тренировала. Ей дан целый оргАн, а она тренькает на трех балалаечных струнах. Свое крайнее невежество и неумение она пытается компенсировать фелляцией, но ни один нормальный мужчина не променяет женский рот на вагину.


24.11.03 19:33:21 msk
Анатолий

Эпиграф

«Найдется ли в России всей
Такая же, как вы…»
(получатель и составитель сборников стихов)


Авангардный сонет

Такой в России не найти!
(и в Занзибаре их не слишком),
Целующих обложку книжки,
после чего преподнести
умеющих лишь след помады…
Лишь оттиск губ.... А мы и рады,
Не столь читать, сколь любоваться
сейчас на то, что может статься
макулатурою потом…
Одна -- печатает ладонь,
Другая -- пачкает бумагу
разверстым украинским ртом.
И обе, вроде бы, при деле…
…………………………….
Россия, ты сошла с ума!


24.11.03 18:13:57 msk
И.К. - ФЕМЪ

На получение от ФЕМЪ второго сборника стихов

Я помню первый сборник ваш,
Залив и репинские сосны,
И тот в груди ажиотаж
И мужнин взгляд, не то чтоб грозный,
Но все же…Да, и поцелуй,
Вернее – след его помадный
На титуле (муж, не ревнуй!
Три года минуло… и ладно).
И вот явились вы опять,
Мне подарили новый сборник,
Которого, как бы сказать,
Увы, совсем не я виновник.
И рядом снова Алексей,
Я руку жму ему сердечно.
Найдется ли в России всей
Такая же, как вы… Конечно,
Хотелось бы найти, да вот
Нет времени, дела заели…
На титуле ваш нежный рот
Оттиснут, только еле-еле, –
Не то, что в прошлый раз, когда
Читались все губные складки, –
Лишь два неявственных следа,
Два бледных пятнышка помадки…
Как будто в книжной белизне
Растаяла эфемерида,
Неустановленного вида,
Являвшаяся мне во сне.



24.11.03 17:07:42 msk
И.К.

Наташа, спасибо, что нашли меня в рунете. Я вам послал письмо.


24.11.03 03:14:50 msk
Анатолий

Ну всё, накатило…

Интересно, кто бы мне ответил: почему одних женщин забываешь наутро, а о других вспоминаешь потом всю жизнь?

Вот прочитаешь пустяк, -- о городе ли, о гостинице, которую проклинал тогда на чём свет стоит или вообще о похожей ситуации, -- и всё: побрёл уже к холодильнику, а там бутылка...

Старость?


24.11.03 02:51:29 msk
Анатолий

Ну вот, наконец, комп починили. Казалось бы, пустяк -- перегорает лампа подсветки монитора (как оказалось, монитор ноутбука называют «матрицей»), но подобрать такую же штуковину (16 дюймов) во второй столице России оказалось труднее, чем, скажем, в любой захолустной деревушке США (рисую картинку типичной Америки: сквозная автострада, на обочине -- магазин по продаже подержанных Фордов. Автомат по продаже презервативов найти легче, чем телефонный. А починить ноутбук -- никаких проблем)…

Вторая зарисовка автора (о Киеве) мне лично понравилась куда больше, чем первая (о Каире). То ли оттого, что в Киеве я не был ни разу, а в Каире был раз десять, то ли оттого, что просто написано лучше. Почему лучше? -- потому что писано о том, что ближе, понятнее самому автору. Или потому, что журналистика (литература впопыхах) органичнее для автора собственно самой литературы (царства чистейшего вымысла).

Игорь, помните ту женщину, с которой вы встречались дважды на станции метро «Площадь Александра Невского»? У нас с нею была похожая на описанную вами история (она тоже тогда была замужем), -- Египет чуть ли не выстроил перед нами всех своих сфинксов, когда я её банально украл у мужа, увез из Питера в Луксор… Плескал по-есенински на её плоский живот «пригоршнями водяных горошин» красноморские волны…
Мы шокировали арабскую публику, -- её очень просто шокировать, даже не снимая с дамы трусиков, -- но ОНА, наверное читающая сейчас эти строки, не может не признать: я не возбуждался на наготу танцовщиц! Мы честно дробили камень заскорузлой арабской нравственности по бильярдным. Она надевала то, что, кажется, называется лосинами, а я, просадивший состояние на бильярде, прилюдно ставил ей удар на публике в каждом кафе, где только был стол.
Мне не удастся сравнить ваши впечатления европейца, который впервые смотрит танец живота арабской женщины, с впечатлениями араба, который впервые видит не просто европейскую женщину, но европейскую женщину, которая играет на бильярде, -- я вам сильно уступаю по части письма (увы!). Но Египет, как мне кажется, был посрамлён!

Я, вот, ещё потренируюсь в постингах, и напишу в пику вам о впечатлении, когда не ты сам вожделеешь женщину, -- пусть и танцующую, -- а когда ВСЕ окружающие вожделеют женщину, которая принадлежит только тебе…Хорошо, оговорюсь: принадлежала... (Шекспир отдыхает).

Но написано колоритно. Я даже на технические огрехи вашей печати внимания не обращал.
Просто навеяло по прочтении. Пусть и всего лишь первой части. С удовольствием прочитаю продолжение.

Но почему в гостевой?!! Обкатываете перед публикацией в общем разделе? -- Зачем?


23.11.03 13:09:18 msk
И.К.

В аэропорту Киева меня не встретили, вернее, встретили, но не сразу, и эта пауза ожидания, видимо, была мне специально дана, чтобы определиться по отношению к нынешним украинцам – ведь я (украинец по отцу) не был здесь двадцать лет. Много воды утекло, Украина осамостиилась, да еще Чернобыль…
Да, меня сразу окружили таксисты с предложением услуг, и хотя часть их отпала, выяснив, что такси мне не нужно, оставшиеся тем не менее продолжали отслеживать мою самоориентацию, как судьи в лодке возле пловца, вздумавшего переплыть Геллеспонт. Их смущало, что у меня нет никаких адресов, только номера телефонов. И они добросердечно подавали мне разные советы и успокоились, только когда появился мой встречающий. Это их душевное бескорыстие меня тронуло. Да, - растрогано подумал я, - ржа рынка еще не тронула их души. А впрочем, душа славянина всегда остается славянской. Ей от природы присуща мечтательность и бабья расслабленность – расслабленность женщины, готовой отдаться, в силу чего она участлива и соборна.
В субботу я поднялся по Софийской улице. Вышел к Софии, за одну гривну походил вокруг (несколько брачных пар по недоразумению рвались внутрь храма, превращенного в музей, «поставить свечечки»). Выглянуло солнце, воздух был нежный и мягкий.
На другой стороне площади было густо от людей под желто-голубыми флагами, далее пламенел голубым в смеси с лиловым какой-то собор, не отложившийся в прежней памяти.
Когда я подошел, толпа уже растекалась, многие несли в стеклянных баночках с затейливой металлической крышкой горящие свечи. На хоругвях над головами читались названия Житомирщина, Черниговщина… Из динамиков звучал стройный хор, показалось оперный, с прекрасным сопрано и тенором. Какой-нибудь Майборода, подумал я, ловя себя на том, очарован этим сопрано, слитностью и мощью голосов, вздымающихся в звуковом пространстве словно волны. Я прошел на подворье, увидел близко этот ослепительный по красоте Свято-Михайловский собор, вошел внутрь и обнаружил источник пения – хор и кантора перед ним, помавающего руками. Это были неизвестные мне церковные песнопения явно украинского генезиса, но не служба, - это был светский концерт, и люди, входящие в храм, перекрестившись, оставались стоять и слушать. Дивное, почти ангельское в своем возвышении сопрано, принадлежало молодой женщине, маленькой. с круглым лицом, с четко нарисованными тонкими линиями бровей… Почти красивая, большеглазая, обликом своим она принадлежала скорее к антуражу какой-нибудь турфирмы, но никак не к тому миру, который создавала голосом.
Но так часто бывает, - оправдывался я перед своим наивным воображением – ведь здесь главное не внешний образ, а внутренний. Тот самый голос. Разве может голос в человеке жить совсем иную духовную жизнь, чем его обладатель. В каком-то смысле голос человека – это и есть его дух.
А внизу кипел Крещатик и там была совсем другая жизнь.
И совсем другая жизнь была вчера в сумерках на дороге в Бориспольский аэропорт, по который хозяин издательства «София» Юра гнал свой джип на скорости 200 км в час, потому что я опаздывал.


22.11.03 23:20:38 msk
И. Куберский

Веселая земля

Я не видел ее недели две. И вот утром после ночного дежурства, когда я, отпустив шофера, довезшего меня до дома, пошел купить апельсины, в лавочке у зеленщика мы столкнулись лицом к лицу. Она была в легком шелковом платье, выше колен, по моде того времени, ноги загорелые, стройные, волосы светлые, двумя золотыми лентами падающими вдоль высокой шеи, загорелые плечи прикрыты только двумя тоненькими лямками, сухие сильные ключицы – торс легкоатлетки, лицо узкое, щеки впалые, губы по-негритянски вперед (признак натуры чувственной и лиричной ), глаза голубые. Голубой глаз – дурной глаз, по египетским поверьям. И все же эталон красоты здесь – голубоглазая блондинка, Мэрилин Монро. Коран строг, никто не пьет, и вожделение, которое, похоже, испытывают тут все поголовно, ищет себе выход за рамками веры – на чужой территории. Женщинам из России в Каире непросто. Чуть наклоняясь, она держала за руку маленькую рыженькую девочку двух лет. Другая ее рука была отягощена хозяйственной сумкой. В сумке на двух толстых пятернях бананов лежали оранжевые ядра апельсинов.
– О господи!– сказал я, радуясь встрече, которой подсознательно ждал все эти дни. В то же время мой возглас можно было объяснить и тяжестью ее сумки, которую я немедленно взял у нее.
– Спасибо, – сказала она, словно я и в самом деле появился куда как кстати, и пошла рядом со мной, стройная, легкая, на высоких каблуках, пружинящим шагом бывшей спортсменки. Рыженькая, в папу, девочка семенила рядом, не выпуская ее руки, и задирала ко мне голову, морщась от солнца. Папа был из гражданских спецов, обслуживающих ЛЭП – линии электропередач, идущие от недавно пущенной Асуанской плотины. Они, лэповцы, жили в соседнем с нами, военными, доме.
– Как тебя зовут, малышка? – спросил я. Она не ответила и закрылась от меня своей маленькой, какой-то безумно белой ручкой, цвета корешков, прорастающих на пережившем зиму картофельном клубне. Мы обошли еще несколько лавочек и нас, естественно, везде принимали за супружескую пару, ибо ни одному арабу даже в голову не пришло бы вот так прогуляться с чужой женой.
– Рядом с мужчиной совсем иначе себя чувствуешь, –сказала она. – Одной тут лучше не появляться. Такого наслушаешься. Только дочь меня и выручает.
– Вы понимаете по-арабски?
– Что они говорят, в переводе не нуждается.
– Просто вы им нравитесь, а они народ открытый.
– Они нас просто не уважают. Мы чужие. Притом все сексуально озабочены. Им что, жен не хватает?
– Далеко не каждый может позволить себе жену. Ее надо кормить и содержать. Просто вы красивая. Красивым везде приходится туго.
Я хотел проводить ее до самого дома, даже, может быть, до самой двери, но она решительно покачала головой и протянула руку за тяжелой сумкой:
– Давайте лучше здесь. А то увидят меня с вами...
– Муж выбежит с топором...
Она засмеялась:
– Мужа дома нет. Но соседки... Им до всего есть дело.
Когда она брала сумку, я задержал ее руку в своей:
– Мы не можем увидеться?
– Можем, – повела она плечом, глядя мимо меня вдаль, где плели сети из узкой листвы голоствольные эвкалипты. А малышка ее, задрав головку в рыжих кудряшках, внимательно смотрела на меня, словно запоминала для папы наш разговор. – Или не можем…
Потом она внезапно уедет, не попрощавшись, и я так никогда и не узнаю, что же ее потянуло ко мне – скука, одиночество, отсутствие живых впечатлений, любопытство, любовная неудовлетворенность – муж работал в Танте, в шестидесяти километах на север от Каира, возле дельты Нила, и наезжал только в выходные дни – попытка ли обрести самое себя среди осатанелого однообразия быта в чужой стране, где нет ничего твоего, хотя многое можно купить, мечта ли о другой – яркой и полнокровной жизни, столь заманчивой, если судить по многочисленным голливудским фильмам, шедшим в кинотеатрах Каира. А, может, ее ко мне и не тянуло, и на моем месте мог оказаться любой другой, посмотревший на нее тем же арабским проголодавшимся взглядом молодого холостяка. Но им оказался я, потому что выпал из обычного графика, потому что стал жить один, сутки на дежурстве, двое – дома, с утра все хабиры, то бишь специалисты, все лэповцы на работе, только их жены не знают, куда себя деть, даже если у них дети.
Еще лет десять назад я помнил ее имя, а теперь – хоть убей, не могу вспомнить. Помню только букву «л» – Елена, Светлана, Ольга?
Она была из тех чувственных, простодушных и отчаянных в любви женщин, которых, увы, так мало встретилось на моем пути. Они бесстрашны, щедры и терпимы и если отдаются чувству, то без всякой задней мысли, им не свойственны капризы, они самокритичны, а любимых – напротив, наделяют всяческими достоинствами. И если они понимают, что час их миновал, то уходят без слез и упреков. Мечта поэта. Я бы осмелился предположить, что это не русский тип женщины, а, скажем, латиноамериканский, колониальный, где мужчина, мачо, – это все, но если бы я хоть что-нибудь в этом понимал.
Дабы оказаться с ней вдвоем в Гелиополисе в ночном клубе «Merry land», – он недавно был выстроен на месте ипподрома – мне для начала пришлось взять такси на одном конце Наср-Сити и подобрать ее на другом конце, где нас никто бы не узнал. Завидев ее, я велел водителю притормозить. Она заметно волновалась. Я открыл заднюю дверцу, махнул ей, предусмотрительно не вылезая, и она, быстро перебрав разделяющее нас расстояние свежими ногами, удлиненными высоким каблуком, впрыгнула в кабину, опустилась рядом и сама захлопнула за собой дверь, как бы продемонстрировав свою безоглядную решимость.
– Вперед! Алатуль! – сказал я шоферу, и тот, словно поняв правила игры, рванул с места как в каком-нибудь американском боевике.
– Уф! – перевела она дыхание. – Чуть не умерла от страха.
– Не бойтесь, – сказал я. – За нами никто не гонится.
Мы были еще на «вы».
– Все равно страшно. Такого еще со мной не было. За два года здесь я еще ни с кем не убегала от мужа.
Как только дверь за ней захлопнулась, я почувствовал, что она моя, и положил ей руку на плечо. Она была в блузке и короткой кожаной юбке, высоко открывавшей ее ноги, и в ее бедре, на поворотах касающемся моего, чудилось столько радостной силы, что голова моя наполнилась звоном, а чресла жаром.
Прежде я уже был в Мэриленде и чувствовал себя хозяином положения. В тот раз мы пили там всей нашей переводческой кодлой. Да, только пили да говорили – а арабы танцевали со своими арабками. Приглашать арабок никто из нас не рискнул, мы, иноверцы, даже под шафе помнили, что такое шариат, и не лезли на рожон. Чтобы танцевать с арабками, были другие злачные места, здесь же был просто респектабельный ночной клуб для средних буржуа с европейским воспитанием, но тоже блюдущих закон шариата.
Мне тогда понравилось в Мэриленде и вот я вез туда Ольгу. В тот раз мне не понравился лишь фотограф со свой вспышкой. Он все время околачивался возле нас, предлагая фото на память, и хотя мы отмахивались, все щелкал и щелкал бесплатно, слепя своим магниевым светом. Я отворачивался, когда успевал, будучи уверен, что он работает на египетскую контрразведку.
И вот я сидел рядом с красивой женщиной, своей, европейской, больше того – русской, и водитель вез нас в сгущающихся сумерках к островку другой жизни под названием «Веселая земля».
... По красной ковровой дорожке мимо кланяющихся раисов в синих, расшитых золотом халатах мы поднялись на второй этаж этого круглого, как шайба, здания, вставшего посреди сада, где вокруг пруда, в котором плавали лебеди, вились садовые дорожки, иногда взбегая на островок с беседкой, в которой также можно было занять столик, но мы предпочли сидеть внутри, так как в конце марта к вечеру становилось свежо, к тому же нам хотелось потанцевать. На втором этаже был полусвет, лившийся откуда-то из-под карнизов, но вскоре и его выключили, а на каждом столике зажегся розовый светильник да по потолку иногда пробегали всполохи желтых и красных огней – это над кругом танцевальной площадки тихо вращался шар, выклеенный зеркальной мозаикой.
Заканчивался март 1969 года, “Битлз” то ли уже распались, то ли еще нет, и во всех ресторанах мира звучали их песни. Впрочем, арабский ансамбль, вооруженный европейскими музыкальными инструментами пел и на других языках –французском, итальянском, греческом... Европа была рядом – по ту сторону Средиземного моря, и отсюда казалась гораздо ближе, чем из моей страны. До Италии было просто рукой подать.
Еды мы с Ольгой не заказывали – только фрукты, зато пили, но так, чтобы вино не мешало ногам. Мы не пропускали ни одного танца – Ольга двигалась легко, красиво и я старался соответствовать ей. На нас посматривали, за нами следили – в тот вечер мы были здесь единственными европейцами. Танцевали же все примерно одинаково – что-то в духе еще модных тогда твиста и шейка. Но был и медленный фокстрот, когда можно было, как в старые добрые времена, обнять, прижать к себе свою женщину, вдохнуть аромат ее кожи, ее французских или еще слаще – арабских духов.
Внизу за окнами совсем стемнело и все, кто сидел снаружи, перебрались к нам, а там по черным лагунам среди цветов и беседок скользили белые призраки лебедей, и казалось, что они плывут прямо по поверхности черной бездны, пока вдруг не вспыхивал, обнаруживая водную гладь, серебристый отблеск фонарей или брызг, поднятых при резком повороте неслышно работающими лапками птиц; самих же перепончатых желтых лапок не было видно – как они неустанно перебирают, перемешивают теплую черную субстанцию, чтобы та не остыла, загустев словно желе. Мы не клялись в любви друг к другу, но в этот вечер мы друг друга любили. И чем дальше шел наш разговор, тем больше нам казалось, что мы созданы друг для друга, и чтобы устранить ту жизнь, в которой мы наверняка не будем вместе, я заказывал еще вина, и вежливый официант с отменным артистизмом вновь наполнял наши бокалы.
О, музыка, чудо-музыка, ничто не сравнится с тобой – одна ты владеешь нашей тайной, тайной нашего сердца, тем тонким миром, который ведь никак иначе и не обозначить, как только мелодией. Что же ты обещаешь нам, чем морочишь нам голову, зачем cмущаешь наши души?! Ведь уже проверено, что того, о чем ты можешь поведать, того на свете нет. И если даже есть, то мы не в силах увидеть, войти, объять и быть объятым – потому что все это существует в другом измерении. Но вот беда – не можем мы обойтись без этого другого измерения, не можем, да и все тут. Что-то нужно нам, то, что не имеем и иметь не можем. Но нужно, как хлеб. Это и есть хлеб – хлеб души. Мечта, надежда, глупость мечты, дурость надежды, Словно мы жители двух миров, а может и трех, и только благодаря этому мосту из звуков, слагающих мелодию, можно попасть в тот, другой, мир. И хорошо бы не возвращаться, или хотя бы поменять миры – чтобы из того, прекрасного, тонкого, иногда, для контраста и обновления чувств, заглядывать в этот – жестокий и грубый. Вот и Египет оказался для меня таким тонким миром, уже четвертый месяц я живу в другой реальности, и чтобы быть счастливым окончательно и бесповоротно я привел в него женщину. В том мире у нее был муж и ребенок, рыженькая девочка двух лет, а в этом мире у нее есть только я один.
Тем временем европейская музыка смолкла, на маленькой чуть приподнятой сцене появились новые музыканты – в галабеях, с щипковыми, струнными и ударными инструментами, расселись в кружок, ударили в бубен и запиликали, забренчали, застонали и выбежала знаменитая Заки, в ту пору одна из лучших в Египте исполнительниц танца живота, и, как говорят, самая богатая женщина Каира. Танец живота в эпоху насеровского строительства социализма – а ведь так пропаганда и утверждала – танец этот пострадал от цензуры и стал чуть ли не целомудренным, хотя истинная его природа как раз и заключалась в том, чтобы выражать страсть, и, выражая, разжигать ее. Заки была полноватой соответственно арабским канонам женской красоты, у нее было круглое лицо, чуть приплюснутый нос с резкими крыльями ноздрей, что придавало страстность ее лицу, и прекрасные волосы, длинные и тончайшие, льющиеся как черный водопад. Она была в лифе и трусиках, но вместе с тем тело ее свободно облегал тонкий прозрачный шелк, а точнее – газ, а шаровары ее с бахромой, падающей на полные, но стройные бедра, были из такого же газа. Она была босиком, и была она хороша, особенно ее воздетые полные руки, и бедра ее, которыми она встречала, как бы ловила, каждый падающий удар бубна. Танец живота – это танец волн, их чередование, прибой и отбой, когда вслед идущая сшибается с той, что уже прянула вспять... Но это только начало, потому что нет предела прихотливости ритмов, в которых женское начало соединяется с мужским. Мужское – это бубен, он повелитель и халиф, он приказывает, он ведет – и бедра послушно отзываются на каждый выпад-удар, но вот они замышляют бунт, непокорные, – пропускают атакующие удары, сначала каждый второй, а потом и несколько кряду, капризничают, то откликаясь, то нет, словно накапливают энергию, которая вдруг разряжает себя в ответной бисерной дрожи...
Пора-пора, сколько я тебе должен, уважаемый, да, нам понравилось, ну, конечно, мы непременно сюда еще придем, мы будем приходить каждый день, нет, каждый не получится, потому что я дежурю в Гюшах, а на выходные приезжает ее муж. Да, кстати, зачем ты вышла за муж, выходи лучше за меня, хорошо, я выйду за тебя, куда ты меня ведешь, милый, я веду тебя в сад, где благоухают ночные цветы, и плавают ночные лебеди, где цветет огневым цветом акация, недаром ее здесь зовут на французский лад “фламбуаз”, где я сам как в огне, иди ко мне, дай обнять тебя, губы твои, как рахат-лукум, и маленькие груди твои с заострившимися сосками, как два послушных птенца.
Желание было таким пронзительным, что тут же на садовой дорожке, в тени ночных кустов и деревьев я снял с нее трусики. Они были такие маленькие, что даже на ладони им было просторно. Я уже положил их в карман, но еще смаковал в памяти, как она легко оперлась на меня и послушно, без слов, вынула из них сначала одну ногу в туфельке, затем другую. Теперь ничто не разделяло нас, кроме ее короткой юбочки из мягкой замши. И, поцеловав ее горячее бедро у изножия и встав с колен, я уже начал уверенно поднимать эту юбочку, как вдруг сбоку от нас, в сплошной почти темноте, возник силуэт арабского человека с длинной палкой, и этот силуэт на плохом английском сказал нам:
– Здесь вам нельзя, мистер и мисс. Идите домой, там можно.

(продолжение следует)


22.11.03 18:18:32 msk
Наташа Нежинская (n_nezhinskaya@mail.ru)

С возвращением! Была рада знакомству.


14.11.03 17:10:56 msk
И.К.

Спасибо всем, кто откликнулся.


13.11.03 17:56:36 msk
И.К.

Ну вот, сегодня девять дней после кончины. Когда утверждает церковь, впрочем, не только она, сегодня душа усопшего прощается с родными ей людьми и об руку с ангелом отправляется мытарить по прегрешениям своим до сорокового дня, когда ей будет назначено место пребывания.
На Сестрорецком кладбище тишь и благодать, хотя где-то уже снова хоронят. На могиле Саши ничего не тронуто, что для меня чудо, – я привык к вандализму… Не тронут даже огромный венок от губернаторши Петербурга Валентины Матвиенко, только вдруг почему -то бросается в глаза алый цвет лент. На всех остальных венках - он черный. Может, по протоколу первые лица пишутся на красном, или это просто закрайный раж исполнителей, не знаю…
Розы, лилии уже чуть тронуты холодом и тленом, а хризантемы, гвоздики еще свежи, еще почти как живые. Цветы, многие из которых я даже не знаю по имени, ковром, в несколько слоев устилают могилу. Под венками возле креста мы поставили свечки, зажгли их, получился маленький альков, ветер так и не задул их, и их слабое сияние провожало нас.
Неподалеку огорожено место для немцев, что погибли на этой земле в конце войны или в плену. Могил пятьдесят или больше… Цементные плиты, на каждой металлическая таблица с надписью по-немецки. Год смерти от 45-го до 48-го. Годы рождения от 1902 до 12-го. Их объединяет большой железный крест, основанием замурованный в цементный цоколь.
По другую сторону, если подняться на холм и спуститься, метрах в ста от Сашиной могилы – могила Зощенко. Теперь это Сашин вечный сосед. Возможно, они будут встречаться, распивать на двоих. Кто не знает эту могилу, - бронзовый Зощенко в полтора собственных роста сидит на скамейке, нога на ногу, длинная худая кисть руки на другой кисти, и со скрытой усмешкой смотрит куда-то мимо… Лет десять назад (за точность не ручаюсь) Саша Афанасьев, гуляя по этому кладбищу со своим приятелем ( впереди бежали их собаки) впервые для себя и обнаружил могилу Зощенко. Все был там так же, как сейчас, за исключением одной детали, головы Михаила Михайловича.
Она была отдельно, точнее, она была прикреплена туловищу не то веревкой, не то проволокой, чтобы вовсе не исчезнуть. Издали казалось, что Михаил Михайлович просто снял голову, чтобы проветрить бронзовое нутро своего надгробия.
Саша как истинный журналист тотчас сделал несколько снимков и откликнулся заметкой в Санкт-Петербургских Ведомостях. Голову водрузили на место. Удивительно, что вандал ее не спер... То ли не дотумкал, то ли не нашел поблизости пункта по сбору цветмета, то ли этим тогда еще не начали так сокрушительно промышлять. Я подошел поближе и, надев очки, поискал шов на длинной худой шее Зощенко. Не нашел, Возможно, шею погрузили чуть глубже – работа была проделана с ювелирностью хирурга-косметолога. Все на месте – бронзовый воротничок рубашки, бронзовый же ворот пиджака.
В недавно построенной маленькой часовенке поп уже отслужил молебен по усопшим, пришлось оставлять заказ на завтра.
Что ж, помянуть никогда не поздно.


12.11.03 12:12:26 msk
В.Н.

Светлая память такому человеку!


11.11.03 23:59:01 msk
СМИ СПб

среда, 5 ноября 2003 г.


Умер Александр Афанасьев


5 ноября вечером ушел из жизни петербургский журналист, руководитель Управления информации экс-губератора Владимира Яковлева Александр Афанасьев.


«Мы работали рядом с ним последние четыре года. Он был хорошим руководителем, умелым наставником, остроумным человеком. Он создал нашу пресс-службу и, благодаря ему, все мы стали здесь не просто сотрудниками, а добрыми друзьями. Он был открыт для журналистов, потому что знал эту нелегкую профессию. Он очень любил жизнь, боготворил свою жену и детей, нежно о них заботился. Мы всегда будем помнить Сашу Афанасьева. Светлая память о нем навсегда останется в наших сердцах», говорится в сообщении Управления информации – пресс-службы губернатора Петербурга.

«Саша был репортером до мозга костей и очень страстным журналистом», – заявил «Интерфаксу» председатель Петербургского союза журналистов Владимир Угрюмов.

«У него каждая яркая публикация проходила через душу, через сердце. Он обладал тонким чувством стиля, умел не только собрать фактуру, но и очень тонко выписать ее. Он был первым обладателем «Гран-при» конкурса «Золотое перо». Он прошел всю школу ленинградской и питерской журналистики с самого начала, и мне жаль, что в последние годы он работал в пресс-службе», заметил Угрюмов.

Соболезнования родным и близким Александра Афанасьева выразили губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, сотрудники администрации города.

Александр Афанасьев родился в 1945 году в Ленинграде. Работал в газетах «Смена», «Вечерний Ленинград», «Ленинградская правда», «Санкт-Петербургские Ведомости», а также на Ленинградском телевидении. С 1998 года был руководителем управления информации – пресс-службы губернатора Петербурга.


Источник: «Интерфакс» – Северо-Запад


11.11.03 21:31:04 msk
Анатолий

Всё. Комп накрылся медным тазом. Доигрался.

Не сидите с ноутбуками в ванне, -- кончится тем же...


11.11.03 13:40:03 msk
М.Е.

Терять близких и дорогих людей, что может быть горше? Мука вдвойне, в бессилии, смотреть на горе дочери.

Уважаемый И.К., примите мое понимание, сопереживание и сострадание.


11.11.03 11:31:28 msk
Т.Р.

Игорь, вот заглянула и сразу прочла о Вашей беде.

Примите искренние соболезнования. И сил Вам - Вам сейчас поддерживать дочь и внучку.


11.11.03 11:18:04 msk
И.К.- КШ.

Прошу вас больше появляться здесь. С вас хватит и других гостевых. Ваш последний пост удаляю.


11.11.03 09:35:58 msk
В.Н. - И.К.

Примите соболезнование.


11.11.03 04:30:40 msk
КШ

нету смерти, телефон только не отвечает.

Я не путал респодентов, а просто посочуствовал Вам, что Вы сочуствуете Игорю.


11.11.03 04:26:47 msk
КШ

Игорь, не печальтесь. Смерти нет, а есть всего лишь гнусный ритуал погребения.
Все мы его пройдем, муравьи Господа Бога, кто на "Рено" кто на "Форде", а кто и пешком, с раком дотопает, нету смерти на наших мордах - ...


11.11.03 04:26:36 msk
Анатолий

куда ж я от вас...

(это сколько же выпить нужно, чтоб респондентов попутать).

ЖЖ, вы просто выпестовали рассадник больных на всю голову людей. Но мне льстит, что во главе колонны, всё же, не я...


11.11.03 04:06:32 msk
RI

сочуствую, Анатолий. Вы только не уходите.


11.11.03 02:57:20 msk
Георгий

Игорь, я соболезную.
Берегите внучку - в таких случаях всегда страшнее всего за детей.


10.11.03 23:08:26 msk
Анатолий

Игорь, примите мои искренние соболезнования.


10.11.03 22:30:55 msk
И. Куберский

Не хотел говорить, но... Сегодня я похоронил на сестрорецком кладбище Сашу Афанасьева, мужа своей старшей дочери. Ему было 58 лет. С апреля он был безнадежно болен - рак - но мы тащили его, тащили, как могли. Не получилось. До апреля он возглавлял пресс-службу губернатора Яковлева. Он был хорошим журналистом, он писал книги, которые я когда-то, еще в Лениздате, выпускал.
Теперь другое время, другие песни.
Я же все ждал, когда он покончит с чиновничеством, чтобы... Не дождался. Саша ушел. Сегодня была панихида в Доме Дружбы, что на Фонтанке, отпевание в Спасо-Преображенском соборе. У них осталась маленькая дочурка, моя внучка, тоже Саша. Ей всего четыре года. Он и моя дочь любили друг друга, как редко любят нынче.
О них - стихотворение, которое ушло в архив.
Помолитесь за нас.


10.11.03 21:44:30 msk
RI

... все раны заживут на мне, как на собаке, но нету истины в в вине, проверено не раз, однако, в войне нет истины, в любви её и близостью не пахло, а- блять-душа стремится к пристани, ну прямо посреди клоаки, вот так... пешком и на машине гуляешь в даль где всё зачахло, и жизнь двеннадцати патрициев воспринимаешь изначально. Дом, улица, фонарь, аптека, менты, судьба былого века, не ты, не ты, но кто-нибудь, дожил хотя бы до рассвета и, шутки ради, объяснил зачем мной прожито всё это.


10.11.03 21:36:12 msk
Анатолий

Я вовсе не сержусь. Ни на кого.

Могли бы и не представляться, -- вы абсолютно узнаваемы. Как рыбак рыбака видит издалека, так один нуждающийся в психоаналитике чувствует своего, в том же нуждающегося, собрата.

Моё глубокое, выношенное годами убеждение: психически здоровый человек ничего и никогда писать в Сети не будет. Это просто нелепо!

Жизнь надоела (в том смысле, что не радует, -- избавь Господь от суицида!) не только вам. Что делать, это неизбежный период в жизни каждого, кому под сорок, мужика. Женщины, вон, просто забывают о связи с лунными циклами, да и живут себе дальше, варенья варят. А тут полное перерождение. Очень болезненное. Я пробовал облегчить катарсис переменой стран, жён, даже в футболе начал болеть за Boca Juniors вместо River Plate, -- не работает. Только старуха-мать, к которой я и вернулся в Питер, погладит меня по пьяной голове: "Потерпи, всё наладится".

Ну, вот, так и живём...


10.11.03 20:47:22 msk
RI

... честно сказать, меня эта ж и з н ь заебла, а помереть не позволяет до умопомраченения здоровый организм плюс самолюбие. кое истребить невозможно ( поклон в Вашу сторону)

Так и плаваю, в проруби.

Не сердитесь на меня, Анатолий, худшего врага чем я сам себе, не накликаете... ударение на первом слоге.


10.11.03 19:58:05 msk
КШ

Когда милицию возглавляет такой профнепригодный министр как Грызлов (с праздником, серые!), почему бы в Словесности не обретаться "старшинам".
--------------------

Легче, легче, фэр эсквайр
это всего лишь я, зкс кандидат технических наук.


10.11.03 19:10:21 msk
В.Н. - Ж.Ж.

Сейчас скачивал вчерашний архив гостевой, грузится намного быстрее. И он без желтого фона. Желтый фон много кушает времени. Но он приятнее.


10.11.03 19:04:15 msk
В.Н. - Ж.Ж.

Именно эта. Правда, многое другое тоже стало медленно грузиться, особенно Google.


10.11.03 18:58:13 msk
В.Н. - Анатолию

Прочитав Ваш отклик на мои рассуждения, был поначалу шокирован. Вот тебе: суди, дружок, не свыше сапога. Поразмыслив, признал правоту. Хотелось немного повыпендриваться? Хотелось! Получай! Не в оправдание, а взывая к снисхождению, скажу: без лишней надобности стараюсь слов иностранного происхождения не употреблять. Даже в комментируемом Вами письме Игорю жестко подавил желание употребить "анормальность" вместо "ненормальности" (хотя корень все равно нерусский). Меня самого крайне раздражает стиль языкового общения СМИ со слушателями, зрителями и читателями. Вот это, особенно: Exit poll !!! В преддверии выборов оно снова будет сидеть оскомой в зубах (правда, большую половину их у меня уже выдрали, намедни еще два).
А если серьезно, то главная претензия – к жесткости, даже жестокости суждений – в чем-то справедлива.
Я сам, написав письмо, еще первое, ощутил этот привкус. Он не случаен. С возрастом я все чаще стал замечать усиление такого взгляда на жизнь В чем оно выражается? Я готов помогать (и помогаю) человеку, если он карабкается, хотя бы готовится карабкаться. А если нет? Ну и черт с ним! Конечно, многое утрирую, но, увы, эта черта присутствует. Самое интересное, я большей частью доволен такой своей решительностью. И во многих случаях она помогла ряду моих родственников и знакомых, на которых я имею влияние, стать лучше. До этого меня часто элементарным образом эксплуатировали. Постановка вопроса в резкой форме - отвечай за свои поступки и свой образ жизни сам – принесла весьма положительные плоды.
Но есть и обратная сторона медали. Черствеешь душой. Не знаю, возможна ли здесь гармония.
Фраза "Бомжей должно быть немного", конечно же, уязвима. Я еще раз подчеркиваю, речь не идет о роющихся на помойках (впрочем, если кому хочется и удобно быть Диогеном, пусть будет). Да, она может вызвать распределительный синдром. И в этом ее жестокость. Но ведь многие вещи в нашей жизни таят в себе угрозу. Вспомним "Хищные вещи века".
Я не знаю не то что правильного, а удовлетворительного ответа на такого рода вопрос? утверждение? упрек?
В качестве разрядки. После первого письма Игорю, как уже сказал, я ощутил некие укоры совести: не надо было так жестко. И что же! Приезжаем с женой в следующий день на дачу – а она взломана бомжами. Не много они и забрали: вилки, ложки всякие, котелок, одним словом – алюминий, на металлолом, но факт взлома неприятен. И мне сразу стукнуло: вот тебя господь бог и наказал. Не судите, да не судимы будете.
На этой оптимистической ноте и закончу письмо.


10.11.03 17:49:27 msk
финансист

ЖЖ должен Анатолию отчисления делать. С возвращением оного субъекта в гостевую И.К. посещаемость Словесности выросла. Удивительно, как маленькая табличка "Ядовитый" на клетке привлекает посетителей!


10.11.03 10:35:51 msk
Анатолий

есть ли вообще в гостевой люди с адекватным чувством юмора?

О, риторика вопросов! Когда милицию возглавляет такой профнепригодный министр как Грызлов (с праздником, серые!), почему бы в Словесности не обретаться "старшинам".


10.11.03 06:25:01 msk
ЖЖ - ВН

А страничка теперь медленней грузится именно эта - с гостевой или вообще все в "Словесности"?


10.11.03 04:35:45 msk
старшина второй статьи

Я сам "Мерду" не читал. Но, по всему, роман хороший.
-------------------------

Анатолий, я, к прискорбию, с Вами лично не знаком, но, по всему, Вы не имбецил. Зачем Вы пишете глупости, в таком случае? Вы расслабились или ( с надеждой) пьяный?

Бля, на минуту нельзя пост оставить!


10.11.03 02:26:47 msk
Анатолий

Я сам "Мерду" не читал. Но, по всему, роман хороший.

В.Н., даже не пытайтесь в своих постингах делать кульбиты "a la Куберский"! (он -- профессионал. Вы просто говорите на разных языках). И не терзайте себя якобы простоватостью своих оценок (ваши термины "девиантность", "гуманоидность" и "поведенческая мутация" не оставляют сомнений в высоком градусе и прозорливости читателя романа).

Вы один из немногих, кто относился здесь ко мне если не с пониманием, то вполне терпимо. Для меня невозможно небрежно и запанибрата шлёпнуть по вашей протянутой ко мне ладони, -- при всей моей сетевой агрессивности, я по-прежнему помогаю заполнять старухам в Сбербанке бланки на получение пенсий, когда, стоя в очереди, меняю там деньги на их российский, якобы, эквивалент (рубли, кажется). Душка, словом.

Но хоть Платон мне и друг, а истина дороже. Вы ведь сказали страшную, по сути, вещь: "Но! Бомжей должно быть немного!".

Вот эта распределительная система, которая основана на том, кого сколько должно быть -- главный веник, выметающий из страны людей, которые САМИ хотят определять свой статус.

Олигархов стало много. Бомжей при этом меньше не стало. А нужны ли тогда олигархи? И что в имени тебе моём? ("имени" трансформируем в "имении"). Вывод государства: пусть не будет первых, поскольку вторых всё равно меньше не станет.

В.Н, простите, но мне кажется, что бомжей не должно быть много или мало, -- их вообще не должно быть! Но есть страны, в которых комфортней быть именно бомжем. Где лучше не иметь в собственности даже ржавой гаечки. Где лучше допивать из чужого стакана оставленное пиво у метро. Ни тебе прописки, ни тебе прав и обязанностей гражданина, -- ходи себе в густую высокую рожь, пой песни Некрасова. Да, забыл, -- плачь...

Я несколько возбужден, -- окунулся в российскую политическую жизнь. Флагов пока не шью, но ниток уже накупил. Прострочу кухонный рушник пёстрой диагональю, да и покажу всем КАК нужно обустроить Россию. Литература просто не сможет на это не отозваться. Да, вы ещё обо мне прочтете!










НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]
Словесность