Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Умберто Эко

Умберто Эко

Об Умберто Эко знают даже те, для кого всё, связанное с Италией, слилось в одно непроходимое Данте-петрарка-спагетти-милан-интер-мамма-миа. 68-летний уроженец Пьемонта, профессор Болонского университета оказался единственным из ныне живущих итальянских сочинителей - и это с досадой признают сами итальянисты - преодолевшим узкие границы региональной литературы и ставшим писателями общемировым - в один ряд с Толстым, Кафкой или Кортасаром. Именно он первым из современных писателей-"интеллектуалов" перестал гнушаться занимательности как таковой и стал приправлять ее еле заметной иронией, породив сам жанр "интеллектуального бестселлера" и проторив дорогу Акуниным всего мира.

Немало, впрочем, и таких, кто заявляет, что знать не желают об Эко-писателе, а его романы называют бездушной игрой ума и компьютерными файлами, но охотно отдают должное Эко-ученейшему семиотику, автору многочисленных работ по знаковым системам и теории массовой коммуникации, почетному доктору множества университетов, неоднократно прилюдно и печатно заявлявшем о своей нежной дружбе с Юрием Лотманом.

Однако в "Словесности" Эко представлен в третьей своей ипостаси: как матерый колумнист, автор колонки в газете Corriere della Sera. Понятно, что эта ипостась для него не главная. Но все-таки нельзя сказть, что это левой ногой писаная халтура. Иначе для чего бы сам Эко регулярно выпускал собрания этих своих колонок отдельными толстыми книгами.

Эти колонки интересны тем, что в них, пожалуй, гораздо резче, чем в его романах и тем более в научных трудах проступает основа "феномена Эко" - стремление и умение говорить серьезные вещи под видом шутки, интеллигентного, но ни к чему не обязывающего трепа.

Некоторые называют это постмодернизмом.

Мac vs DOS
Перевод Михаила Визеля
(31 мая 2001)
Вавилонская беседа
Перевод Михаила Визеля
(1998)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Борис Кутенков: Важен идеал, ради которого ты готов терпеть несвободу [В рамках видеоподкаста "Разговор максималиста" состоялась встреча с поэтом, критиком, культуртрегером, редактором отдела культуры и науки "Учительской...] Александр Чернов: Ирония, граничащая с цинизмом [В подмосковном литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и прозаик Ася Аксёнова.] Елена Севрюгина: L - файлы [вы - чьё имя за гранью последнего дня - / не шепчите меня не звоните в меня / не кричите меня миллионом имён / пусть останется слова не собранный...] Татьяна Чеброва: Мчастье [откладывать цветенье до завтра до весны / садовник и растенье - мы все обречены / но завтра будет лето вослед - зима-весна / разлившаяся Лета в...] Владимир Алейников: Силуэты и тени [Генрих Сапгир, Игорь Холин, Генрих Худяков, Овсей Дриз, Геннадий Цыферов, Геннадий Распопов, Дина Мухина, Лариса Галкина, Соня Губайдулина...] Хелена Томассон: По осенним киевским улицам [Он сейчас придёт! Я его люблю! Только чувствую, что сегодня - это не восклицательные предложения, а простые повествовательные, с переходом в вопросительные...] Надежда Жандр: Даже если не... [А жизнь прекрасна, даже если не / наступит время дольки шоколада. / Капель секунд в ментоловом окне, / витражных луж осколки, листопады...] Юлия Пикалова: Песни ветра [Проулками, мостами, берегами, / Бульварами в сиреневом дыму... / Хожденье без Вергилия кругами / Не близит никого и ни к кому...]