Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Дан Дорфман
[Написать письмо]

Анти-Дмитрий или Слияние Реальностей
(17 мая 2000)
Дан Дорфман

Родился в 1947 году, в городе Гомеле. Оттуда - мама и вся её родня. Родной город отца - Одесса. Школьные, юношеские и молодые годы провёл там. В зрелые годы - первая эмиграция: Сибирь, Нижневартовск. Старость решил встретить уже в Бостоне. Все четыре города мне родные. Все эти города - люблю.

Пишу долго и упорно, публикуюсь офф-лайн упорно и тоже достаточно долго, лет 25.

На Сети - с 1996 года, сначала пугал пикейных жилетов в ГБ носиковского "Вечернего Интернета", но, в связи с открытием ГБ Арт-Тенет, поселился там. До сих пор не выселили.

Весной 1997 года запустил вместе с Алёной Качуро веб-журнал "Молодая Америка". Уже вместе со Светланой Епифановой запустил другой веб-журнал - "Леда". Это случилось в 1998 году. Издавал собственную газету на бумаге, которая называлась "РУНЕТ-дайджест". Перестал издавать, когда деньги кончились.

В апреле 1997 года опубликовал в "Новом Русском Слове", в пяти номерах подряд, документальную повесть с фотографиями героев, которую назвал "Рунетные войны". Главными героями повести были Сетераторы и Дмитрий Кузьмин. Впрочем, почему были. Они, слава Богу, и сейчас живы и здоровы. И все вы их знаете. Скорее всего, это была первая в мире такая большая и подробная публикация на русском языке в обычной офф-лайновой прессе, посвящённая Сетевой литературе. Она была настолько первой, что редактора рубрики вызвал владелец газеты Валерий Вайнберг и сказал: "Дальше эту мудятину не печатай, наш читатель ничего не понимает и понятия не имеет - о чём он? Мне телефоны пообрывали с вопросом: "Зачем простому советскому человеку в Америке какая-то Сетература и какой-то РУНЕТ?"". Потом, правда, этот запрет отменили.

Кроме РУНЕТа и Сетевой литературы, тема моих офф-лайновых публикаций - молодёжь Америки.ru.

Всё, пожалуй.









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]