Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Человек Иван Петрович



ИМЯ


Однажды Иван Петрович проснулся и удивился, как хорошо вокруг. Пели птички, журчал ручеек и молчал Тузик. "Супруга", сказал Иван Петрович, "весна пришла!" Неожиданно на небе сгустились грозовые тучи и пошел дождь. Среди дождинок Иван Петрович заметил немецких парашютистов и сразу залег в окоп. Немцы уже наступали. Иван Петрович лежал в окопе и хотел стрелять в немцев, но неожиданно понял, что забыл дома автомат. Выхода не было. Иван Петрович решил не сдаваться в плен живым, а вскочил и с криком "ура!" побежал в атаку на врага. Он бежал навстречу смерти и думал о том, что жизнь прожита, а никто так и не вспомнит.

В этот трагический момент Иван Петрович проснулся. А проснувшись, немедленно понял, что наступила та самая суббота, в которую супруга обещала заняться детьми. В смысле повлиять на их отсутствие.

Он повернулся набок и посмотрел на похрапывающую половину. "Разбудить, что ли", подумал он. "Или нет. Дело серьезное, нельзя не выспавшись."

Иван Петрович пошел на кухню. Надо бы что-то сказать супруге по такому случаю, особые слова какие-то. Мол, дорогая супруга и все такое. Или нет, надо по имени, наверно, по такому случаю. Дорогая...дорогая ты моя...ты моя...

И тут Иван Петрович понял, что не помнит имени супруги. И что за все годы совместной жизни ни разу не назвал ее по имени. Супруга и все. Супруга Ивана Петровича.

"Ох ты, мамочки", мысленно схватился за голову Иван Петрович. "Имя забыл!"

"Имя!", заметались мысли в голове у Ивана Петровича. "Вера... Катя... Лиза... Оля... Лайка..."

То есть нет, какая Лайка, это Тузик на кухню выскочил.

- Случка сегодня, да? - весело гавкнул он. - Дашь в комнате посидеть? Дай, дай, дай!

- Сколько раз тебе говорю - выбирай выражения! - Иван Петрович погрозил Тузику кулаком. - Дело серьезное. Тебя там только не хватает.

- Больше не буду, - извинился Тузик. - А че ты такой хмурый? Импотенция, что ли?

- Тьфу на тебя! - ругнулся Иван Петрович и пошел в спальню.

Зайдя в спальню, он увидел, что супруга уже проснулась и лежит с натянутым по шею одеялом.

- Дорогая супруга, - начал Иван Петрович, и вдруг сообразил: - Покажи паспорт.

- Зачем? - растерянно спросила супруга. - Я сейчас не могу.

- Почему? - не понял Иван Петрович.

- Это встать надо, - сказала супруга и натянула одеяло по самый нос.

- Ну и что, - удивился Иван Петрович и тут же понял что. - Ладно, я сейчас, - сказал он и опять вышел из спальни.

У двери уже нетерпеливо вертелся Тузик. Увидев Ивана Петровича, он вежливо, выбирая выражения, поинтересовался:

- Ну что, занимался любовью?

Иван Петрович остановился как вкопанный и посмотрел Тузику прямо в глаза.

- Любовь, - сказал он. - Ты моя Любовь.

И, оторвав от себя ошарашенного Тузика, решительно зашел в спальню.




Следующий рассказ...
Оглавление




© Александр Бурштейн, 2005-2021.
© Сетевая Словесность, 2005-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда
Словесность