Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




ПИСЬМО К ТИПТРИ


Наверное, это должно было произойти, Типтри. Расхожая фраза о ружье, висящем на стене, а в нашем случае - лежащем пистолете - всё-таки выстрелила.

Дамокловым афоризмом снесла две головы. Интереснейших, умнейших людей, которые любили друг друга (не просто так прожить почти сорок лет). Смерть во имя любви. И мне не хочется оценивать её иначе. Итогом старости. Итогом невозможности наблюдать за умирающим ослепшим мужем. Итогом бедности? Скорее нет. Это всё любовь.

Мой пистолет приготовлен. Просто давненько не проверяла сейф. Всегда есть шанс узнать насколько ты устал. Как сильна любовь. Как долго она может держать двоих видоизменившихся людей, отдаляющихся друг от друга, но не имеющих возможности уйти, разорвать сцепку, созданную на небесах. Не про это ли, Типтри-младший, Ваши рассказы. Словно червоточинка в них, сексуальное недомогание, гротеск, перерастающий в крик, а затем снова - шёпот. Женщина, которой лучше предстать перед миром мужчиной. Мир этот только мужчине, самцу даёт возможность отличиться, проявить себя. Женщине для этого приходится биться сквозь стену мужских рук, тянущихся к её телу. Может, поэтому Алиса Шелдон превратилась в Джеймса Типтри-младшего.

Наверное, и другие причины заставили создавать камуфляж, общаться только компьютерно, не признаваться кто на самом деле, не получать награды за повести и рассказы вживую, только по почте. Две премии "Хьюго" и три "Небьюлы", и ни разу не возникло желания засветиться под софитами.

Создание фантастического мира, своего, так как реальный разочаровал, слишком много видишь, когда ты в эпицентре политических и шпионажных игрищ. Слишком много лжи, много реальных фотографий, много войны и убийств. Предательств. И ты создаёшь своих героев, перерастаешь в них. Фантастика даёт силы и трансформером перевоплощения.

Почему мы прячемся и уходим в одиночество, в это логово, где тебя не спровоцируют на не те поступки, где уже не надо надевать обмундирование и говорить - Есть! Где не надо доказывать, что ты свой парень. Где всё равно невозможно спрятать женственность и красоту. И ускользнуть от липких взглядов и потных рук.

Именно поэтому, Типтри, создавалась тайна, как Вы говорили - "Наконец-то у меня было то, о чём мечтает каждый ребёнок: настоящая тайная жизнь. Не тот официальный секрет, к которому прилагаются допуск, проверки на полиграфе и ампула с цианидом, не чей-то клятый чужой секрет, но МОЙ собственный. Что-то, о чём ОНИ не знают. К чёрту Большого Брата. Прекрасный тайный мир, НАСТОЯЩИЙ, с настоящими людьми, верными друзьями, которые совершают подвиги и произносят волшебные слова, спутниками Фродо, если угодно..."

Если мы так не хотели быть среди той жизни, почему вошли в неё, стали её частью. Может, она искорёжила нас до конца. Мне легче, я иду в Храм. Нет, это даётся не легко, болезненно. Но умиротворённость и смирение приходят, дают возможность идти дальше. И потом, у меня дети, внуки. А это, знаете ли, отдельный аспект и повод жить. Хотя и здесь всё не так, как мечталось. Да и война не ушла, не оставила нас. Всё сложно.

Старшие дети подарили сыну две книги, две толстые книги с красивыми глянцевыми обложками. И я поразилась этим звездолётам, женщинам, которых мужчины не замечают, специалистам по боли, жёстким и кричащим краскам. Я онемела от того как Вы видите мир. И порадовалась, что узнала его.

Я пытаюсь жить иначе, моё рандеву со смертью перешло в мытье полов и проявку плёнки, в приготовление обедов, учёбу и поиск. Словно своими поступками я выкраиваю кусочек мирной жизни сыну. Чтобы его не коснулась армия, тотальная ложь и кровь. Но что можно сделать, если по рождению он воин. Как и мы.

Самое страшное, я потеряла Свои миры и перестала их создавать.

P.S. Сегодня открыла сейф. Пистолет, а он пневматический, в руках рассыпался. Хотя хорошо смазан и хранился в должных условиях. Говорят - так бывает.




© Ирина Жураковская, 2020-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020-2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность