Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ВОСХОЖДЕНИЕ


Этот путь требует определённых усилий.

Небо, камни на дороге, трава, мертвенными кусками среди асфальтной кожи, сорока с одним глазом - виден лишь один, внимательный и взрезающий внутренности взгляд. Всё это видится в дымке, очаровывающей, сглатывающей звуки, но прорисовывающей детали.

Слои всех предметов, что на пути и вокруг, постепенно приоткрываются, словно скальпель рентгена нескромно вскрывает их. Цвет тоже становится ярким, осязаемым, неземным. Камень виден насквозь. В нём необычные оттенки серости. Линии, жилками коричневого, белого, чёрного, синего, проявляются. Отчётливо видно. Неужели, это всего лишь камень обычный.

Не видно многого. Проявка идёт по одному.

Сорока проговаривает странно и иноязычно. Понять сложно это несмолкаемое стрекотание. Оно уплывает в туман. Но её крыло, ярким синим пятном с металлическим отливом, ломает насыщенный белый цвет груди и фиолетово-зелёный, тёмный до перехода в черноту, цвет шеи и головы. Кажется, она проговаривает - шэк, шэк, шэк - музыкой танца, медленно прыгает старательно, выразительно вглядываясь в восхождение. Хвост, длиннотой тянется и исчезает в невидимом.

В невидимом.

Видимость исчезает. Проявляются звуки. Чётко, оглушающе, симфонически. Ступени поскрипывают. Слышен даже ток крови. Голова не тяжела уже. Ясность звуков и восприятия мира ошарашивает. Чувствуются разные ноты каждой ступени. Босые ноги тяжело впиваются в дерево, с трудом отрываются от него и переходят на следующую высоту. Фигура проявляется и проявляется. Ошмотья одежды шелестят и нет, не тихо, не шуррх, а какофонично. Хочется сжать голову, закрыть уши.

Внезапно, мощным реактивным рывком проносится к верху столба сорока. Невозможно понять почему полёт её не планирующий. Не волнистый. Всё ускорилось? Она ловко устраивается на верхушке и оглашает криком киа, кья, киа, киа, всю пустынную местность. Можно быть уверенным, что, заявив свои права на эту постройку, она не бросит того, кто совершает восхождение.

Квадрат из брёвен потемнел от времени, но рассчитан на длинное падение. Грэх, грэх - крик птицы разносится мягко и растянуто. Сорока смотрит, смотрит - зрачок приближается и фотографирует восхождение на эшафот.

Пустота проявляется звенящим эхом. Будьте уверены - она запомнила.




© Ирина Жураковская, 2019-2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019-2020.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность