Словесность

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]



ПУЛЯ  В  ГОРУ
или
Небесный преферанс для Есенина, Калакина, Чернецова и меня


Бывают особенные ситуации "стойкого несочетания", например, как Гомер и Гайдар в одном переплете. Или алкоголик в начальной завязке на юбилейной вечеринке "Ольмека" со свободным баром. Или осоловелые пляски на похоронах. Или Есенин и Кастанеда в одном литературном спектакле. Впрочем, последнее, как оказалось, вполне удобоваримый и тонизирующий коктейль - это доказал Панкратов и "Лит.хроники "Сетевой" в 2007 году зафиксировали. В мае 2008 года мне посчастливилось присутствовать еще на одном событии, происходящем с авторами "Редакционного портфеля "Devotion" в режиме "несочетания", вызревающего в "симбиоз контрастов".

"Съемка шоу контрастов" проходила на музыкальном фестивале "Праправнуки Есенина - 2007". О взаимных отражениях музыкально-этнографического проекта "Праправнуки Есенина" и альманаха "Devotion" тоже уже писали. После трех лет параллельных сближений в стиле геометрии Лобачевского на очередном сборнике "Праправнуков" даже вышла антология альманаха. Двести с чем-то страниц в "Word'е". И как логический финал - "Devotion" на афише и в программе фестиваля, презентующего диск.

"Под вистующего с тузующего, а под игрока с семака" - учили меня друзья-сторожа во время ночных бдений за преферансом. "Devotion" всегда вел свою игру, пусть даже "дискотека", но своя. Поэтому я попросил выступить за альманах профессионального театрального актера (выпускника курса Олега Табакова), поэта и драматурга Евгения Калакина.









Евгений Калакин








Андрей Чернецов

2 мая в уютном зале F-клуба было тесно и громко почти с утра. Фестиваль начался в назначенный час. В 2007 году в жатву "Праправнуков" попали в основном панки, металлисты и рэперы, остальное: "соленая сборная" - немного регги, сладкой попсы, стеба, текстового рока и ортодоксального блюза, ну и электронные экспериментаторы и пересмешники. На концерте были представлены все направления, вот только в публике главенствовали "гегемоны". Около сцены стоял Есенин с гармошкой, фото в человеческий рост вырезанное по силуэту, как Путин на Арбате ("Улыбочку. Снимаю!").

В зале царили алкоголь и прикол, громкость затапливала выше ушей. Конферансье неумело шутили, участники программы отрабатывали свои десять минут бесплатной сцены. Два панка (судя по стилизованному "прикиду") в "танцах" и мимических сценках передразнивали происходящее на подмостках, работали, как "клоуны в партере".

Уверен: Калакин до последней минуты не знал, что будет читать и делать на сцене. Но вот ведущие объявили:

- Альманах "Devotion", Евгений Калакин!

Евгений вышел к микрофону и предложил вспомнить "прапрадедушку":

Зал сделан. Калакин спускается к нашему столику. Потом выходим на воздух. Евгений говорит, что вот сейчас понял: почему и как Есенин провоцировал драки в ресторанах.

- Только ради этого стоило сегодня читать, - добавляю я.

- Да, чтобы почувствовать себя Есениным, - это звучит серьезно, но Евгений улыбается.



Однако, игра никогда не идет в одни ворота и ситуация возвращает "пулю".

Чтобы дать время подключиться и настроиться ска-панк-группе "Дудки", в которой, как позже выяснилось, песни писал и исполнял писатель (автор Devotion) Андрей Чернецов, конферансье объявили конкурс. Не разглашая условий, они ярким галстуком в качестве приза заманили на сцену двух парней и девушку. А там оказалось, что надо прочитать наизусть стих Сергея Александровича. Конкурсанты прижухли. Одна девушка промычала начало из "Край ты мой заброшенный" (кстати, еще один вист - Екатерина Шевырева часом раньше замечательно спела этот текст под арт-рок Константина Панкратова в рамках вышеупомянутого проекта "Куница" на тексты Есенина и Кастанеды), парень (немного неадекватный на вид) еле-еле, но старательно вспомнил про "белую березу". Потом на сцену запрыгнула девушка, которая сказала, что замечательно читает стихи Есенина. Третий участник конкурса с радостью взял самоотвод. Новая участница представилась и начала "Письмо женщине":

Читала она так ужасно, что я честно начал опасаться за самочувствие Калакина. Я смотрел то на него, то на сцену. Евгений только щурился под очками и медленно кивал.

Корявая читка а-ля "малыш на табуретке" звучала, как пытка и вызов. Я вмиг понял все про "Египетские ночи" Александра Сергеевича и еще что-то про того, кто всегда смеется в конце.

- звучали одновременно как зачитывание предсмертной записки и смертный приговор.

На этом девушка выдохлась, ведь с вниманием слушали ее по ходу только мы четверо - я с женой и Евгений с подругой. Минимальный процент. Но, учитывая качество читки, даже сверхурочный. Барышня с облегчением спустилась со сцены.

Жаль, но как мы ни кричали в поддержку неадекватного парня, конферансье отдали приз этой барышне, которой противопоказано читать стихи вслух. Впрочем, это было не важно. Зажигательный сэт "Дудок" принес новую порцию впечатлений. Чернецов виртуозно по-актерски сыграл роль лидера ска-панк-рок-группы. Да и вообще выступление было классным. Мне особенно запомнилась песня "Моя гитара убьет твою маму".

Сначала показалось, что Андрей работал с "Дудками" как с арт-проектом, этакая реализация актерских и режиссерских амбиций. Успешная надо сказать реализация: ранее "Дудки" даже успели поиграть на разогреве перед признанными корифеями стиля - бандой "Destemper". А на фесте "Праправнуков" Андрею волей случая посчастливилось показать проект своему учителю актерского ремесла и режиссуры Калакину. Евгению понравилось:

- И Гаев у него получился замечательный, и концерт.

Но позже я наткнулся на другое впечатление. Да, как сказал один "виртуоз слова" Михаил Куницын: "Правда настолько сильна, что может кого угодно обмануть". Пристально наблюдая за Чернецовым, я понял, что, играючи (по-актерски), он чаще всего общается с социумом, а на сцене во время концерта происходит неприкрытая манифестация "натурального" Андрея.

После этого мы послушали еще несколько команд, среди которых особо заинтересовал арт-рок группы "Kill in Zen". Насыщенный саунд, заваренный на позднем King Crimson.



Выйдя из клуба "прочистить уши" после забойных арт-рокеров, мы уже не вернулись. На пути к остановке троллейбуса Евгений поделился:

- Будто кино снимали, уж больно все узелки близко, как в хорошем сценарии.

- Стоп. Снято, - хотел я пошутить, но промолчал.





© Дмитрий Макаров, 2008-2020.
© Сетевая Словесность, 2008-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]