Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        ОПЫТЫ  ПРИБЛИЖЕНИЯ


        * КАИН ВОПРОШАЕТ
        * СТАРОСТЬ
        * АПРЕЛЬ
        * С бутылкой дрянного веселого пойла...
        * COMMONPLACE
        * Вроде бы postscriptum...
        * НАПУТСТВИЕ
        * РВАНОЕ
         
        * ДЕКЛАМАЦИЯ
        * ТЕБЕ
        * СОНЕТ С НЕТОЧНЫМИ РИФМАМИ
        * Из домов, где плесень и ржавь...
        * VI.
        * ВАЛГАЛЛА
        * УТРО СЕДЬМОГО ДНЯ
        * НЕКРОПОЛЬ


          КАИН  ВОПРОШАЕТ

              И призрел Господь на Авеля и на дар его;
              а на Каина и на дар его не призрел.
                      Бытие 4:4-5

          Ужель я сторож брату моему?
          Тому, что сделал я, виной не зависть,
          но ревность первородства...
                  Почему,
          на злаки полевые не позарясь,
          Ты отдал предпочтение ему?

          ...И в сердце копошащаяся туго
          стальная завязь смертного стыда
          (ах, изобилье Авелева тука,
          его тяжелорунные стада!) -
          и нож, меж ребер выросший отвесно,
          и долгое схождение во тьму...
          Не по уму - по совести ответствуй:
          ужель я сторож брату моему?

          _^_




          СТАРОСТЬ

          От тебя мне и теперь - никуда:
          ни на строчку, ни на шаг, ни на миг.
          Полновесная твоя нагота -
          льном и творогом в ладонях моих.
          Значит, вымелькал еще один день,
          канул в лето, словно взмах или вздох...
          Значит, главное и впрямь - в ерунде:
          забавляться со щенком и звездой,
          слушать, треску новостей вопреки,
          незатейливый напев тишины,
          кашеварить бы в четыре руки
          да наутро пересказывать сны...
          Перспектива глубока и ясна,
          как небес парных глотнула взаймы.
          А под занавес согреет и нас
          бледно-розовое солнце зимы.
          Только снова обретенно прильну -
          напоследок, на лету, на бегу -
          к непорочному, несмятому льну
          лона, голеней, лопаток и губ.
          ... Значит,
          дело-то - увы! - к ноябрю.
          Значит - хватит нам страстей да обид.
          Буду реже говорить, что люблю,
          буду истовей и злее -
          любить.

          _^_




          АПРЕЛЬ
                    В.Фролову

          Кому рассказать, как апрель собирает долги -
          по нитке, по нотке, по шмотке, по солнечной капле...
          Ни Богу, ни сердцу, ни ветру не верь и не лги,
          забившись спросонья в колючем предутреннем кашле.
          ...Он шествует по головам и размеренно пьет
          из терпкой небесной реки, что дарует забвенье,
          свободный, как только что трижды отрекшийся Петр,
          и дерзкий, как те васильки у обочин сабвея.
          Он вавилонянин, чьи окна глядят на закат,
          а стопы бесчувственно вязнут в сугробах осевших,
          болтающий лихо на выморочных языках
          и знающий толк в предназначенных свыше осечках.
          Какая хромая судьба воедино свела
          его и тебя, невеселый расхристанный дервиш?
          И чаша наполнена всклянь - высока и светла,
          но так тяжела - не выронишь и не удержишь...
          А все-таки ты вместе с ним без опаски войди
          под вечнозеленые своды - но прежде разведай,
          далеко ль еще до пречистой воды
          и долго ли до рассвета.

          _^_




          * * *

          С бутылкой дрянного веселого пойла -
          не жди, не удерживай, не окликай! -
          пройтись бы однажды по минному полю,
          по минному полю, как по облакам.
          И как ни подначивай ветер ледащий,
          и сколько б мостов за собою ни сжег -
          все глубже и глуше, все дальше и дальше,
          глотая ботинками талый снежок...

          _^_




          COMMONPLACE

          Ангел со школьным ранцем
          на деревянных качелях.
          Сегодня забудут имя,
          завтра - год и число.
          Деревья стучатся в небо,
          худые руки калеча.
          Все, что должно случиться,
          уже произошло.

          Но эта плоть еще дышит,
          эта плоть - еще дышит!
          Синеющие губы
          копят последний смех.
          ...Качели с пустой перекладиной
          раскачиваются все тише.
          Старенький школьный ранец
          летит в прошлогодний снег.

          _^_




          * * *

          Вроде бы postscriptum
          (фактически - post mortem):
          ночь проникает в вены,
          словно ржавая бритва.
          Главное - дотянуть до лета,
          а там посмотрим...
          Впрочем, сия картинка
          также весьма обрыдла.

          Что остается?
          Долги, похмелье, колючий кашель,
          табачку - на закрутку
          и чаю на ползаварки.
          Главное, дотянуть до лета -
          и мы покажем...
          При наличия зрителя,
          соглядатая ли,
          зеваки...

          _^_




          НАПУТСТВИЕ

          ...Знаешь,
          вечное бремя забот и сует
          брать с собою в дорогу -
          плохая примета.
          Только радость и свет,
          только радость - и свет.
          Только радость и свет -
          ничего,
          кроме света.

          Что ж ты губы кусаешь
          и хмуришь чело,
          и опять
          обреченно взыскуешь ответа
          в этом мире,
          где вечного нет ничего,
          в этом мире,
          где нет ничего,
          кроме света...

          _^_




          РВАНОЕ

          Всякая вещь на свете имеет свойства.
          Земля и небо говорят отнюдь не стихами.
          Но будь мы звезды - стояли бы крепко, как звезды.
          И будь мы камни - летели бы в пропасть, как камни.
          Смысл этих слов темен... Звук тщится
          вырваться из себя, памятуя о чуде.
          ...Будь мы рыбы - пели бы, как птицы.
          Будь мы боги - стали бы смертны, как люди.

          _^_




          ДЕКЛАМАЦИЯ

              Саше и Даниилу -
              с любовью и черной завистью

          Мои друзья читают нараспев,
          враскачку, словно мудрецы над Торой,
          имея оглушительный успех
          в пределах небольших аудиторий.
          Я ж - из породы мямлей и заик -
          в растерянности, страхе и печали
          кривляюсь и немотствую за их
          почти обронзовевшими плечами.
          И строчки сами громоздятся встык,
          бессовестно гнусавы и картавы -
          и комкаю неблагодарный стих,
          застрявший в обезвоженной гортани.

          Мои друзья читают нараспев...

          _^_




          ТЕБЕ

          Что нам звездные войны и пыльные дрязги,
          что нам вечный разлад между ночью и днем?
          И в холодной степи, и в автобусной тряске
          мы друг друга наощупь губами найдем.
          ...Мы умрем.
          Наяву ты безжалостно гонишь
          от себя эту мысль, как назойливый взгляд:
          в слишком темной крови тлеет нежная горечь
          поцелуев, касаний, прощений и клятв.
          А по мне - так и небо усталое рухни
          всею тяжестью тысячетонною ниц,
          только б в месиве рук отыскать твои руки,
          и слепыми провалами мертвых глазниц
          увидать,
          как в спрессованных толщах асфальта
          зреет горькая нежность тугого ростка -
          и припомнится все: наша нищая свадьба
          и весеннего грома роскошный раскат,
          хрупкий утренний лед,
          обернувшийся сталью,
          синева над рекою и там, в синеве -
          нескончаемая журавлиная стая
          уносящихся вдаль дочерей-сыновей...
          Только б длились безгрешные наши объятья
          этот день,
            эту ночь,
              этот век,
                этот миг,
          и не близился срок возвращаться обратно -
          в пустоту нерождений
          твоих и моих.

          _^_




          СОНЕТ  С  НЕТОЧНЫМИ  РИФМАМИ

          Воистину ль обрящет тот, кто ищет?
          На циферблате ночи - время икс.
          А ты опять оплакиваешь иск
          хромой судьбы. И музыка все тише.

          И голоса уж не слышны - ни птичьи,
          ни ангельские... Только страх и риск.
          Бредешь, полуслепой от звездных искр,
          и бархатную мглу зрачками тычешь

          среди усталых стен, меж пьяных строк...
          А вот поди ж ты - наяву и рядом!
          ...И ни один урок тебе не впрок,
          когда в сияньи тысяч зимних радуг
          неловкая, нечаянная радость
          взойдет без приглашенья на порог.

          _^_




          * * *
                Х.Р.Хименесу

          Из домов, где плесень и ржавь,
          на закат дорогой прямою
          мы уходим - не удержать! -
          в тридевятое море.
          Старый шкипер, лево руля!
          Рваный парус, испей ветра!
          Для изгнанников море - та же земля:
          есть поверхность
          и есть недра.

          В дымке скроются берега -
          и забыты земные заботы.
          Вековых страстей перегар
          оставляем мы за бортом.
          На заоблачные поля
          только взгляд презрительный кинем.
          Для изгнанников море - та же земля,
          сплошь испаханная килем.

          На закат,
          на закат,
            на закат!
          Мы не ведаем, мы не знаем:
          где прервем, покоя взалкав,
          добровольное наше изгнанье.
          Смертный одр - корма корабля,
          да венец - Нептунья корона...

          Для изгнанников море - та же земля,
          ибо в море
          тоже хоронят.
          Беспощадно оболганная
          и поруганная,
          безнадежно изверившаяся любовь,
          будь моею слезою,
            стезею,
              звездою,
                порукою
          средь оскаленных стен
          и расколотых лбов.

          Мы сойдемся
          на улочках мертвого города -
          не припомню ни времени,
          ни широты-долготы...
          Безмятежно упрямая
              и беспомощно гордая,
          все, что есть у меня -
          только ты.

          _^_




          VI.

              ...и ныне я не камень,
              а дерево пою.
                О. Мандельштам

          И каждый вдох скоромен,
          и ворон над жнивьем,
          и царственно хороним,
          и натощак живем.

          Но если верно канем
          в пласты червивых глин,
          что бронза или камень? -
          лишь тлен, и ржавь, и гниль.

          Вплетай же Лихо в строку
          и знай неси свой крест,
          как Тот, что и не к сроку,
          но все-таки воскрес.

          А если уж поманит
          безвременный приют -
          пусть друг добром помянет
          да в церкви отпоют.

          Будь славой избалован
          или богат как Крез -
          пусть встанет в изголовье
          честной сосновый крест.

          Ведь если вечно падать
          в разверстый прах земной -
          посеявший зерно
          пожнет живую память.

          _^_




          ВАЛГАЛЛА

          Мы - сирые дети Серого Века.
          Кружат наши вехи, дрожат наши веки.
          О, пресная мудрость библейского перстня!
          Ужели допета военная песня?
          Ужели нам прадеды наши налгали
          о пиршестве храбрых -
          светлой Валгалле?

          Эгей вы,
          последние барды и скальды!
          Искусными пальцами струны ласкайте.
          На новых ладах сочините баллады
          о битвах лихих и высоких палатах,
          где в ножны клинки ни на миг не влагая,
          века напролет ликует Валгалла!

          Пусть честь будет чистой,
          рука будет - твердой,
          как синие льды арктических фьордов.
          Пусть будет что будет - но только б не смеркнуть
          в постылой постели соломенной смертью.
          Дорога домой коротка ли, долга ли -
          мы с боем войдем
          под своды Валгаллы.

          _^_




          УТРО  СЕДЬМОГО  ДНЯ

          Очнуться погруженным в тишину,
          как в вату,
          в нирвану, абсолютный нуль,
          кромешный вакуум,
          очнуться, и начаться, и начать
          круговорот полузабытых стадий
          творения. Как будто невзначай
          придумать Слово. Вслух сказать. И стать им.

          Овеществляя в новом естестве
          никем не считанные степени свободы,
          решить: "Да будет свет!" -
              и будет свет,
          и тьма, и день, и ночь, и твердь, и воды...
          Все разделить на дух и плоть,
          и в глиняную плоть вдохнуть живую душу.
          Понять, что мир на этот раз неплох -
          хотя бы тем, что лучше предыдущих.

          ...Перечеркнуть наотмашь сгоряча
          и повторить все снова.
          Но помнить, что в начале всех начал -
          Слово.

          Очнуться
          погруженным в тишину...

          _^_




          НЕКРОПОЛЬ

              Памяти С.Кондакова

          Заснеженный перрон
          с полночным небом слит.
          Судьба моя порой -
          как чистый лист.

          Шагнуть через порог -
          и вдаль?
          - Едва ль...
          Снимай костюм Пьеро,
          комедиант-февраль!

          Гусиное перо
          да чистый лист.
          Заснеженный перрон -
          ни фонарей, ни лиц.

          Рассвет губу вспорол
          о жгучий холод рельс.
          Пора назвать пароль -
          и в рейс,
          и в рейс...

          _^_



          © Алексей Сомов, 2002-2018.
          © Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность