Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



        КЛИО + ЭРАТО =


        I. ЮДОЛЬ ИСТОРИИ
        * АРЬЕРГРАД
        * ТАКАЯ ИСТОРИЯ
        * ИДУЩИЙ ВМЕСТЕ
        * L'ENTRE-DEUX-GUERRES
        * АРТИСТ
        * Я ПОСЕТИЛ
        * EXIGI MONUMENTUM LEONI
         
        II. ПИК Л.
        * ВСЕ ПЕСНИ О ЗИМЕ
        * ВСЕ ПЕСНИ О ПЕЧАЛИ ЛЮБОВНОЙ
        * ВСЕ ПЕСНИ ОБ ОСЕНИ
        * ЛИКВИДНОСТЬ, ИЛИ СЕЗОННАЯ РАСПРОДАЖА
        * ВЕСËЛЫЯ СЕЛЬСКИЯ ЛЕСБИЯНКИ
        * APUD HOMINES ECONOMICOS
        * СВЕЧА СГОРЕЛА
        * НЕВОЗМОЖНОЕ РОНДО
        * АСЯ-ПЕРВАЯ-ЛЮБОВЬ
        * ДАЧНЫЙ СОНЕТ
        * ДОЖДЬ И СНЕГ
        * ДОМОЙ ДОРОГА
        * ВО СЛАВУ ГРЕЦИИ ТВОЕЙ


          I. ЮДОЛЬ ИСТОРИИ


          АРЬЕРГРАД

          У нас осталось всë, как было прежде:
          невкусная еда за три копейки,
          сограждане в потрëпанной одежде,
          помëт на шелушащейся скамейке

          в старинном (то есть, довоенном) парке,
          где по субботам духовую музу
          насилуют солдаты-перестарки;
          в апреле снег приоткрывает мусор,

          прекрасно сохранившийся за зиму;
          толкуют о драконовском указе,
          что будет, мол, совсем невыносимо;
          готовят снедь (и смерть) на керогазе;

          на стенде облетевшая газета;
          прополка опостылевшей морковки -
          проклятье приусадебного лета,
          осенние грибные заготовки;

          романтика непуганых болванов;
          любовь есть брак и дети, дети, дети;
          "Спартак" навечно чемпион для фанов...
          Так вот что, тятя, тятя, наши сети

          притаскивают, вот что в них осталось,
          и пыльный цвет, и томное бездвижье,
          желе застывших лет и жалость, жалость,
          и всë, и больше ничего не вижу.

          _^_




          ТАКАЯ ИСТОРИЯ

          Газетные прессы печатают в такт
          отрывистый шаг календарный.
          История строит единственный тракт
          из множества троп одинарных.

          Смелее, мой сахарный, сей серебро,
          жни золото доброе денно.
          История слижет - не вспомнит ни про
          великих, ни третьестепенных.

          Стань правофланговым в железном строю,
          стань смирно у цинковой стойки.
          История разве на самом краю
          местечко оставит - и только.

          Суда не дождëшься, сюда не придут,
          ад - тихий, нежаркий и пыльный.
          История... Я напишу свою тут,
          пузырик мой радужный, мыльный!

          _^_




          ИДУЩИЙ ВМЕСТЕ

          Я не выйду на площадь, пойду на проспект,
          где гуляет и плещет страна.
          Я ко власти питаю любовь и решпект,
          и без "но", и любовь не странна.

          От холодной свободы один на один
          помогают Отчизны враги;
          от последних вопросов и первых седин,
          милицейский, меня береги.

          Кто на башнях великих и малых сидит,
          казнокрад или арестократ,
          чья взяла и возьмëт, кто кого победит, -
          мне плевать, натурально, сто крат,

          лишь бы спрятаться в общее дело людей,
          и приникнуть, и вжаться - и вот
          улыбнëтся сестра, друг не бросит в беде,
          и пучины расступятся вод.

          _^_




          L'ENTRE-DEUX-GUERRES

          Погода: дождь идëт из-под снега.
          Последний грек, я пишу: омега.
          Апрель,
          едва начавшись, играет в ящик,
          а мне играет тростник ледащий -
          свирель.

          У радио призвук железно-ржавый,
          такой же масти и снег лежалый.
          Афин
          не повидавши, умру, пожалуй.
          Ни новый грек - филоложец шалый,
          ни финн,

          ни гордый внук не найдëт тропинки;
          под снегом долу глядят травинки,
          гора
          в тумане прячет ахейский профиль
          над ксилофоном арийских кровель.
          Пора

          сверять корабли с канцелярским списком,
          считать тюки, не считаясь с риском
          набрать
          холодной влаги в башмак дырявый
          и более не писать коряво
          в тетрадь.

          _^_




          АРТИСТ

          Добыча камня - дело дипломантов
          карьерных конкурсов, а я, мой капитан,
          артист резца и кисти - не лопаты,
          и не имею аксель разных бантов.
          Я предпочëл бы, право, миссию в Бутан,

          в Тибет, коль скоро на восток неближний
          послать меня Отчизне суждено.
          Но Вы по чину, капитан, облыжны...
          Рассчитаны на первый-третий лишний,
          мы, словно кадры двадцать пятые в кино,

          сюжету общему и делу бесполезны,
          но тем опасней непонятный наш призыв.
          Нет, правы вы, мой капитан железный,
          что место мне - в слепой карьерной бездне
          в катанье тачки брать посмертные призы.

          _^_




          Я ПОСЕТИЛ

          На улице пахнет собачьим дерьмом,
          и три кришнаита, простые, как ОММММ,
          звонят в колокольцы.
          Процентная влажность на лбу и спине,
          граффити с шипеньем ползут по стене,
          свиваются в кольца.

          Во вред перемена насиженных мест:
          облупленный, с детства знакомый подъезд,
          дворы, подворотни
          теряют невинность своей правоты,
          становятся в ряд, и сравнением ты
          возвысишь "сегодня".

          Но вот же, вернулся и, как ожидал:
          обычная площадь, автобус, вокзал...
          Бестрепетно судит
          твой разум... как вдруг тебе будет дано:
          ты в будущем, жизнь началась, и давно.
          Другой же - не будет.

          _^_




          EXIGI MONUMENTUM LEONI

          Как самовольный срамослов
          из ясности полян,
          я начинаю жить с Азов,
          бо Цареградьем пьян.

          Преданьем низкой старины
          недодручëн - авось
          покину здешние страны:
          глядишь - и обошлось,

          и на подстанции же-де
          Nemo'й проплакан труп.
          Кто осуждëн сковороде,
          не страшен медных труб.

          Миную дрязг и каблука.
          В созвездие Звезды! -
          куда исчезнув в облака
          и не ведут следы.

          _^_






          II. ПИК Л.


          ВСЕ ПЕСНИ О ЗИМЕ
          (РОМАНС)

          Когда мы ехали домой
          и снег скрипел под половицей,
          медвежьей лютою зимой
          в одной продрогшей рукавице,
          в другой красавица девица,
          и восемь футов за кормой.

          Вечор, ты помнишь, ямщика
          мы гнали, месяц был на спаде,
          твоя морозная щека
          ладонь мне согревала сзади,
          и солнце серебрило пряди
          и остывало у виска.

          Зима! люблю тебя, как зять:
          сосулек частокол плакучий,
          снежинки, бьющие в падучей,
          и тучи - солнца негде взять...
          А сани мчались, мчались с кручи,
          когда мы возвращались вспять.

          _^_




          ВСЕ ПЕСНИ О ПЕЧАЛИ ЛЮБОВНОЙ
          (СЕРЕНАДА)

          Света, Грета, Лизавета,
          выйди у окна.
          Рикошетят пули света
          от глазного дна.

          Я страдаю и не знаю,
          пропадаю я,
          с той поры зелëной маю,
          да по-над ручья,

          как тебя узрел, и чувства
          хлынули во мне.
          Бледный, я краснею густо,
          красный, я бледне-.

          Я во сне брожу тобою,
          как по крыше кот,
          прячусь за твоей трубою
          тридцать третий год,

          с подбалконною гитарой
          обнимаюсь и
          так страдаю с ней на пару
          по тебе, Люси!

          Помнишь наши встречи-речи,
          осень и закат?
          Как твои сияли плечи!
          как шумел нам сад!

          Я сказал, а ты сказала...
          Сердцу дан приказ.
          Мне всë было мало, мало,
          а тебе - как раз...

          Так и вышло, как пророчил
          ворон-соловей.
          Словно вексель, я просрочен.
          Целься, враг, левей,

          где всë бьëтся что-то, бьëтся,
          рвëтся из груди...
          Милая, открой оконце,
          выйди и приди!..

          _^_




          ВСЕ ПЕСНИ ОБ ОСЕНИ
          (ЛИСТОПАД)

          Листопад - это листьев падение,
          опадание грустных дерев.
          Не несëтся, весной замерев,
          соловья либидинное пение,

          и грачи улетели, курлыкая,
          и на пашнях не видно коров,
          чуть не каждый второй нездоров.
          В головах не приходит великое.

          Тучи сыплются дождиком-градиком
          на мою поседелую грудь,
          и в термометре робкая ртуть
          уступает заОконной практике.

          Я в Москве не гуляю по слякоти,
          Петербурга забыто тепло.
          Всë пройдëт, проходило, прошло...
          Ах, рыдайте, рыдайте и плакайте!..

          Листопад...

          _^_




          ЛИКВИДНОСТЬ,
          ИЛИ СЕЗОННАЯ РАСПРОДАЖА


          Продам - недорого - жену
          в великолепном состоянье,
          не в первом младости сиянье,
          но без уклона в старину;

          объезжена, укрощена -
          Джоконда, Лесбия, русалка -
          и расставаться с нею жалко,
          и, вроде, больше не нужна.

          Продам и Родину, и мать,
          сестëр за полцены - чего там,
          друзей на вес, знакомых оптом,
          а совесть так могу отдать.

          Сим ликвидирую застой,
          ускорю оборот активов
          и буду - молодой, красивый,
          богатый, умный, холостой...

          _^_




          ВЕСËЛЫЯ СЕЛЬСКИЯ ЛЕСБИЯНКИ

          Соцветья самоцветьев покачивают плавно,
          напевные мотивы слышат ярко.
          Пожалте к менуэту, Прасковья Николавна,
          ты будешь пастушок, а я свинарка.

          Под тишину немолчно струящихся фонтанов
          припомним золотую нашу ревность:
          я барин был в коляске, а ты пасла баранов,
          я - остолоп-холоп, а Вы - царевна.

          Когда я был дояркой, мне снились Ваши груди,
          молочных рек скрывающие устья;
          в войну на них польстился вдовец-механик Руди,
          его ещë потом нашли в капусте.

          По ком спешишь, голубка, летишь, мой перец ясный?
          Ещë темно, и водка не допета.
          Любовь моя - курчава, и терпка, и атласна -
          сольëмтесь же на почве менуэта!

          _^_




          APUD HOMINES ECONOMICOS

                  Марине Петровне

          Как меня в оборот не берëт сопряженье слогов
          в пузырях по 0.5 подозрительного производства,
          так черничный просвет торопливо ушедших снегов
          не напомнит тебе о троюродном нашем сиротстве.

          Где хрустальная вечность покоится в свежем гробу,
          пляшет злой огонëк - то ликует свободное время.
          Вот, лизни - душевед препарировал пару табу.
          Мы познали добро, мы теперь одиноки со всеми.

          Что в анализе чувств выпадает остатком сухим,
          что спасает слова от фальшивого стëртого звона,
          мы найдëм и поймëм, но едва ли расскажем другим.
          Да кому и досуг в толчее прицепного вагона?

          _^_




          СВЕЧА СГОРЕЛА

          Пустует место в головах:
          свеча сгорела впопыхах
          слепых объятий,
          где тесно было нам, но та
          куда дороже теснота
          "всех людьев-братий".

          Светлеет сумрак - это мы
          друг другу стали видимы
          привыкшим зреньем.
          Вдоль контура скользит рука,
          но не сказать наверняка,
          чьë отраженье -

          моë в тебе, твоë во мне,
          огарка лунного в окне -
          дробит картину
          и множит сущности и дни,
          и ночи - к ночи помяни -
          хватает длинной.

          Какое чудо, что свеча,
          дымком исчезнув сгоряча,
          уйдя навеки,
          нам светит из небытия
          сильней и ярче, так что я
          смыкаю веки.

          _^_




          НЕВОЗМОЖНОЕ РОНДО

          ...накинувший тучи на солнце
          подует на угли,
          и дата в квадратном оконце
          покажется круглой:

          ровнëхонько столько-то чисел
          назад в это время
          я счастия норму превысил;
          а запах сирени

          докажет возврат по орбите
          точней астронома,
          и краешек чашки отбитый
          блеснëт незнакомо,

          как будто бы сросся обратно;
          как будто бы в ту же
          я воду вступил семикратно -
          и вышло не хуже...

          ***************

          Но фото останется фото,
          картинкою в цвете,
          а дата пройдëт, и чего там
          жалеть бы. Но ветер...

          _^_




          АСЯ-ПЕРВАЯ-ЛЮБОВЬ

          А возраст так любви покорен,
          а голос звОнок, не прокурен,
          а внешне ласков и спокоен,
          а как сердечко-то ликует,
          а вдруг она, и я, и с нею,
          а будет так, как я не знаю,
          а я нисколько не краснею,
          а не сопротивляйся маю,
          а покорись, плыви покорно,
          а там весна сведëт попарно,
          а не поддаться ей позорно,
          а трудно как! а как угарно!

          _^_




          ДАЧНЫЙ СОНЕТ

          Запаутинело окно,
          крапивный сад теснит террасу.
          Гуд самолëтных пчëл. "Ну раз уж
          пришëл, садись." На полотно

          измятых, не простывших простынь
          не бросить взгляда. Говорить
          о ни о чëм, теряя нить,
          темнить. "Ты будто ниже ростом".

          Забыла. Это он высок.
          Тик-так. Вот солнца жирный лучик
          мне упирается в висок.

          Тик-так, я слышу, будет лучше.
          "Пока". Калитка. Рой заноз.
          Кричит за лесом тепловоз.

          _^_




          ДОЖДЬ И СНЕГ

          Куда мне снег, когда и дождь не весь прошëл,
          не до конца отмыл, отмазал крыши.
          Покров мой снежный - вот, насквозь дождëм прожжëн,
          ты истекаешь ржавой кровью рыжей.

          Ночной сезон. Очей не очарует - нет -
          и краткий проблеск вымокшего света.
          Не к моему двору, не мне весëлый снег.

          Я не нуждаюсь в сохраненье следа
          от острых каблучков - от двери, от меня,
          от нераздельности в неразделëнность -
          ушедших - только что ли, третьего ли дня -
          во сне ли про счастливую влюблëнность,
          в угарном ли бреду беспамятной любви -
          не вспомнить, благо дождь - и слава тучам!

          Куда мне снег, зачем? Трави его, трави,
          стирай же память, дождик мой плакучий.

          _^_




          ДОМОЙ ДОРОГА

          Что куплю в гастрономе? Бутылку конфет
                      и букет
          пëстрых вин ароматных по рупь двадцать восемь струя.
          Низку свежих хрустящих сонетов протянет поэт -
          заплачУ обожаньем толпы и пойду восвоя-

            синема меня манит... О, если б немое кино!
            Я б в картину вошëл чëрно-белым моим персонажем:
            там Венеры в мехах, казаки и разбойники, но
            звуковым языком сокровенное разве расскажем?
            Нипочëм. То ли дело пахучая ласка цветов,
            отражение нежное губок в распахнутом блюдце...
            Милицейские машут платками с дорожных постов,
            и машины послушно целуются, дверцами бьются.

          Я надземными средствами пользуюсь - птица, гони! -
          обогни светофоры, несущие грозный огонь.
          Будет вечер, и пища, и радость; иные огни
          зажигаются, только ладони коснëтся ладонь.

          _^_




          ВО СЛАВУ ГРЕЦИИ ТВОЕЙ

          Контур кораблика. Море играет холстом.
          Хронос и Родос купаются в тëплой воде.
          Гидра динамики машет лернейским хвостом,
          радуясь, ибо Геракла не видно нигде.

          Милая Греция! Комнатный малый формат,
          ласковый Понт, олимпийски спокойный Олимп,
          мерно вздымается грудь, опадает корма,
          тысячеперстие ветра на листьях маслин.

          _^_



          © Михаил Сазонов, 2001-2018.
          © Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Иван Марков: "Эдем денц-денц" и другие рассказы [Идите в мир, где всё знакомо и законно, оставьте за спиной пунктир домов, дворов, окон балконных. Оставьте всё!..] Татьяна Шереметева: Бл@ди Мэри [... И вот на смену одинокой ночи приходит день и вместе с ним ощущение, что жизнь - она рядом, только руку протяни. Но это чужая жизнь, чужое тепло и...] Александр Карпенко: Борис Берлин: "Дотронуться - жизнями" (О книге Бориса Берлина "Цимес. Несовременная проза") [Проза Бориса Берлина - это сплав высокохудожественного и крайне эмоционального повествования...] Максим Жуков: Когда строку диктует чувство [Страдал одним, а умер от другого / Средь медсестер, напоминавших бикс. / Вначале, может быть, и было Слово, / Но в тишине пересекают Стикс...] Ирина Жураковская: Дед и миньоны [Ужасные и беспринципные миньоны мультяшные могут быть и добрыми, смешными, и до ужаса ужасного злыми и бесчеловечными. Это уж, какой хозяин-создатель...] Александр Фельдберг: Жопники [По коридору колонопроктологического отделения больницы номер** бродит Виталик...] Вера Липатова, Вечер арт-терапии Нади Делаланд [В арт-кафе "Д'Иван" открылся проект "Вселенная", заявленный Николаем Милешкиным. Первым гостем "Вселенной" стал поэт, арт-терапевт, кандидат филологических...] Надежда Герман: Простой сюжет [Жизнь утекает день за днём. / Мы притворились, что смирились. / Под крышу ласточки забились. / Чернеет тополь под дождём. / Мы это дело переждём...]
Словесность