Словесность

Наши проекты

Книжная полка

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Тарас Романцов

(1983 - 2005)

Тарас Романцов
Обложка книги "Эту книгу я хотел бы назвать ..."
М. : Компания Спутник+, 2006
ISBN 5-364-00347-7
 

Тарас Романцов родился в 1983 году в Зеленограде. В раннем детстве он потерял обоих родителей, и его воспитывали бабушка с дедушкой. Ещё в старших классах школы он обратил на себя внимание своими стихами. Тарас выделялся на общем фоне ранним пониманием секретов поэтического мастерства и высокой артистичностью. Еще школьником он решил связать свою жизнь с литературным творчеством. Тарас Романцов неизменно получал первые места на юношеских литературных конкурсах в Зеленограде, проводил свои выступления на городских площадках, его харизма и артистизм собирали значительную аудиторию зеленоградской молодёжи на этих вечерах. Погиб в возрасте 21 год при неизвестных обстоятельствах.

Постараюсь ответить на вопрос, состоялся ли Тарас как поэт. Если говорить о признании, то он пользовался популярностью в среде своих сверстников. Зеленоградская литературная компания тоже приняла его за своего. Надо отметить, что в Зеленограде исторически сложился симбиоз художественной самодеятельности и профессионального искусства. В Зеленоград занесло осколки "СМОГа" 60-х годов, в 90-е это были уже старики, корни известности которых уходили в Москву времен Хрущева и Брежнева. Игорь Голубев, Александр Васютков - персоналии, которые упоминает в своей книге "Записки тунеядца" лидер СМОГистского движения Владимир Батшев. Они были хорошо знакомы и с Леонидом Губановым, и с другими неформальными московскими литераторами. Они поняли и приняли желание Тараса Романцова стать поэтом. Одновременно с этим в Зеленограде существовала мощная среда литературной художественной самодеятельности. Зеленоградский СМОГ и художественная самодеятельность не конфликтовали друг с другом, и фигура Тараса Романцова была принята как теми, так и этими. Фактически в лице Тараса вырисовалась фигура представителя современной поэтической культуры Зеленограда. В этом отношении можно говорить, что он как поэт состоялся. Но только в Зеленограде. Тарас так рано погиб, что о его стихах стоит судить как об очень большом обещании, и можно лишь предполагать, что самые главные его книги остались не написанными. После школы он работал на временных работах, у него не было постоянного источника дохода; его привлекал кинематограф - он готовился поступать во ВГИК, чтобы стать режиссёром документального кино. В круг его чтения входило не только поэтическое наследие (помню, однажды на автобусной остановке мы встретились и довольно долго говорили о поэтике Цветаевой), но и книги, популярные среди людей его возраста и его поколения. Так, Тарас читал Алистера Кроули, однажды он признался мне, что хочет сравнить Библию с Кораном. Смерть Тараса оказалась не только трагической неожиданностью, но и непредвиденным ударом по культурному слою Зеленограда. Казалось, что вот - зажглась крупная и яркая звезда на небе, и тут же погасла. Я уверен, что если бы не гибель Тараса Романцова, то в Зеленограде было бы гораздо больше точек вхождения в поэтическую культуру, которая исчезает, растворяется в таких подмосковных городах, как наш. Отдадим должное памяти Тараса этой публикацией. Его стихи вполне достойны, чтобы появиться на профессиональной площадке, а память о нём останется светлой и яркой, как звезда из огромного скопления Млечного Пути, на который похожа картина литературной жизни России.

Денис Карасёв









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Средство от тревог [...Идеальный текст, идеальный текст... Идеальный текст - это как... бутылка пива в утреннюю сушь. Заходит радостно, стремительно, внезапно, с лёгким удивлением...] Александр М. Кобринский: Подвеска на ниточке [...и в этот момент Пейл осознал, что он живет в городке, населенном потомственными сумасшедшими...] Владимир Спектор: Три рецензии [- О книге Юрия Буйды "Стален" / - О романе Евгения Гришковца "Театр отчаяния. Отчаянный театр" / - О книге Александра Цыпкина "Женщины непреклонного...] Ольга Андреева: Город лишних подробностей [...Лоза струится вниз со всех карнизов. / Я тоже - жизнь, и я бросаю вызов. / Вливается глубокий альт озона / в сопрано свежекошеных газонов.] Сергей Антонов: Мама мыла раму [...Их крики и предсмертные судороги, их боль и отчаяние растворились в воздухе без следа, но запах, вобравший в себя энергетику сотен, тысяч смертей,...] Ирина Жураковская: Стена: и Восхождение: Два рассказа [Она устала. Устала ждать. Устала плакать. Устала бояться. Устала принимать подаяния. Устала стесняться. Устала примерять чужие одежды и обувь. И бельё...] Максим Жуков: У коровы есть гнездо [...Но родителей слушая, - внемлю / Тем, кто впроголодь жил и страдал, - / Я люблю мою бедную землю / Оттого, что иной не видал.] Анна Арканина: Стихотворения [Все что было - узнаешь впервые - / дом у речки и яблочный Спас... / Будто жили не мы, а другие, / но похожие очень на нас...]