Словесность

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Тарас Романцов

(1983 - 2005)

Тарас Романцов
Обложка книги "Эту книгу я хотел бы назвать ..."
М. : Компания Спутник+, 2006
ISBN 5-364-00347-7
 

Тарас Романцов родился в 1983 году в Зеленограде. В раннем детстве он потерял обоих родителей, и его воспитывали бабушка с дедушкой. Ещё в старших классах школы он обратил на себя внимание своими стихами. Тарас выделялся на общем фоне ранним пониманием секретов поэтического мастерства и высокой артистичностью. Еще школьником он решил связать свою жизнь с литературным творчеством. Тарас Романцов неизменно получал первые места на юношеских литературных конкурсах в Зеленограде, проводил свои выступления на городских площадках, его харизма и артистизм собирали значительную аудиторию зеленоградской молодёжи на этих вечерах. Погиб в возрасте 21 год при неизвестных обстоятельствах.

Постараюсь ответить на вопрос, состоялся ли Тарас как поэт. Если говорить о признании, то он пользовался популярностью в среде своих сверстников. Зеленоградская литературная компания тоже приняла его за своего. Надо отметить, что в Зеленограде исторически сложился симбиоз художественной самодеятельности и профессионального искусства. В Зеленоград занесло осколки "СМОГа" 60-х годов, в 90-е это были уже старики, корни известности которых уходили в Москву времен Хрущева и Брежнева. Игорь Голубев, Александр Васютков - персоналии, которые упоминает в своей книге "Записки тунеядца" лидер СМОГистского движения Владимир Батшев. Они были хорошо знакомы и с Леонидом Губановым, и с другими неформальными московскими литераторами. Они поняли и приняли желание Тараса Романцова стать поэтом. Одновременно с этим в Зеленограде существовала мощная среда литературной художественной самодеятельности. Зеленоградский СМОГ и художественная самодеятельность не конфликтовали друг с другом, и фигура Тараса Романцова была принята как теми, так и этими. Фактически в лице Тараса вырисовалась фигура представителя современной поэтической культуры Зеленограда. В этом отношении можно говорить, что он как поэт состоялся. Но только в Зеленограде. Тарас так рано погиб, что о его стихах стоит судить как об очень большом обещании, и можно лишь предполагать, что самые главные его книги остались не написанными. После школы он работал на временных работах, у него не было постоянного источника дохода; его привлекал кинематограф - он готовился поступать во ВГИК, чтобы стать режиссёром документального кино. В круг его чтения входило не только поэтическое наследие (помню, однажды на автобусной остановке мы встретились и довольно долго говорили о поэтике Цветаевой), но и книги, популярные среди людей его возраста и его поколения. Так, Тарас читал Алистера Кроули, однажды он признался мне, что хочет сравнить Библию с Кораном. Смерть Тараса оказалась не только трагической неожиданностью, но и непредвиденным ударом по культурному слою Зеленограда. Казалось, что вот - зажглась крупная и яркая звезда на небе, и тут же погасла. Я уверен, что если бы не гибель Тараса Романцова, то в Зеленограде было бы гораздо больше точек вхождения в поэтическую культуру, которая исчезает, растворяется в таких подмосковных городах, как наш. Отдадим должное памяти Тараса этой публикацией. Его стихи вполне достойны, чтобы появиться на профессиональной площадке, а память о нём останется светлой и яркой, как звезда из огромного скопления Млечного Пути, на который похожа картина литературной жизни России.

Денис Карасёв









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]