Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


РАСПЛЕСКАЛАСЬ  СИНЕВА...

Капли дождя падали на крышу автобусной остановки. Сегодняшним утром они делали это так неумело, словно ребенок открыл крышку пианино и начал стучать по всем клавишам подряд, рьяно изображая неистового музыканта. Дождь этим утром не пел, как обычно, а горланил во всю мощь. Только двоим он был по душе и, казалось, что только эти двое радуются происходящему. Они пели громко и нескладно, словно договорились петь с дождем в унисон. Их зычное "расплескалась синева расплескалась..." раз в тридцать пятый раскатистым громом оповещало всю округу.

Два десантника, поющие на остановке, несмотря на утреннее время, пребывали в изрядном подпитии, но старались держаться на ногах. Накануне страна отмечала день военно-воздушных сил. В руках каждый из богатырей сжимал откупоренную бутылку с пивом.

- Мы, сибиряки, оплот десантуры! - кричал один из витязей.

- Сибиряки... Нажрались вдрызг, - укоризненно сказал старичок, стоящий рядом с остановкой, и сразу же нырнул под большой зонт со сломанной спицей, потому что все как-то неодобрительно посмотрели на этого человека.


- Парашют белый, беленький,
Ты меня раскачай,
И печаль мою, парашют,
В облаках растеряй...

Теперь уже эти строки повторялись бесконечное количество раз. Причем раз от разу все проникновеннее и задушевнее. Береты десантников были лихо заломлены. Глаза затуманены. Плечи тесно прижаты друг к другу. Могучие мужские руки крепко обнимали торс друга. Монолит. И этот монолит пел и еще вдобавок раскачивал себя. Бутылки с пивом по-прежнему находились при них, но певцы, по всей видимости, забыли об этом, так как не сделали за все время ни одного глотка.

Следующей песней в их репертуаре вновь стала "Синева".


- ...Я хочу, чтоб наша жизнь продолжалась
По суровым, по десантным законам...

- А все-таки наша Черниговская самая лучшая дивизия, - сказал, высвобождаясь от объятий друга тот, что был пониже ростом, но поплечистее.

- Ваша? Семьдесят шестая? - поднял бровь второй, жилистый десантник.

- Наша! Семьдесят шестая десантно-штурмовая! - с гордостью произнес плечистый.

- А наша псят шестая грдейская отдельная десантно-штурмовая бригада, чем хуже? - пошатываясь, но почти четко проговаривая название, спросил жилистый.

Плечистый нахмурился и исподлобья посмотрел на товарища. Нет, конечно же, пятьдесят шестая гвардейская отдельная не хуже. Но уступать в споре не хотелось.

- А давай, - предложил он, посмотрев на стеклянные бутылки в их руках, - тот, кто первый допьет бутылку и успеет ударить ею по голове....

- Кого? - перебил жилистый, глядя на пиво.

- Ты меня, а я тебя.

- А... понял. И что?

- Что, что. Тот и победил в споре.

- Давай, - согласился жилистый, к тому времени уже позабыв, о чем шел спор.

- Поехали!

Они вонзили себе в рот горлышки бутылок и принялись не пить, а работать, втягивая в себя напиток. Плечистый оказался более проворен. Словно пылесос он вобрал в себя бутылочную жидкость. И, опустошив тару, нанёс удар по голове жилистого. К тому времени жилистый еще не успел допить пиво и во время удара даже поперхнулся. Мирные сибиряки, стоявшие в ожидании автобуса, дружно охнули. А ворчливый дед так сжался под своим зонтом, что стал похожим на гриб.

- Ты чо? - взревел жилистый, явно огорошенный ударом.

Плечистый даже не успел ничего молвить в ответ, как его товарищ от души врезал ему бутылкой по голове. Бутылочные дребезги и остатки пены расплескались по голове плечистого.

- Ах, ты....! - выругнулся он и набросился на обидчика.

Жилистый не стал искать поводов для примирения и кинулся в бой.

Они успели нанести друг другу лишь несколько ударов, как их окликнули.

- Ребята, вы чего не поделили-то?

Некий осанистый человек подошёл к остановке и произнёс это чётким командирским голосом.

Десантники остановились. Переглянулись. Стали размышлять.

- Правда, чего это мы? - спросил жилистый.

Плечистый пожал плечами.

Зализывая кровь на губе, он уже обнимал товарища.

- Расплескалась синева, расплескалась... - вновь на всю округу потекло их мирное и громкое пение.



Дальше: ОДИН НА ОДИН

Оглавление




© Наталья Романова, 2013-2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность