Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ГОВОРЯТ,  У  МЕНЯ  ЕСТЬ  ЖИЗНЬ


 


      * * *

      и больше ничего и никогда
      смыкается болотная вода
      над душным железобетонным небом
      случилось то, о чём никто не ведал
      что я на самом деле здесь один
      в расчерченной огромным ливнем яви
      пишу: "приди". стираю, не отправив
      пишу: "прости. пока не приходи"

      и больше никогда и ни о чём
      я думаю, что - верно - обречён
      что не жилец, а, может, и не живший
      что листья собираются на крыше
      что бьётся муха о моё окно
      и как мне грустно - думать, что не спится
      в который раз перегружать страницу
      зачёркивать "поговори со мной"

      и больше ничего и низачем
      лишь старый кот пригрелся на плече
      как жаль, что это не твои ладони
      сказал "не тронь" и жду, что всё же - тронешь
      пока гроза метёт своё драже
      на подоконник - злобно и обильно
      и ноут закрыть и выключить мобильный
      и спать уже. и перестать уже

      _^_




      * * *

      "Говорят, у меня есть жизнь. Говорят, я её живу.
      Утекала смола по капле в прибалтийскую синеву.
      Верить в белые корабли - лучше, чем умолять: "постой!.."
      Только, свет мой, - как помнить мачте, что когда-то - была сосной?"

      "Отведи глаза ото льда - над колодцем растёт звезда.
      Если долго смотреть - увидишь небывалые города.
      Там не то чтобы все добрей и с простудой никак не слечь, -
      но зима - для катка и санок, мандаринов и алых свеч".

      "Только галька да валуны, волны медленны и длинны,
      морю холодно и тоскливо, говорят - не будет весны.
      Говорят, корабли горят, города горят, - говорят;
      знаешь, свет мой, в иные годы загораются и моря".

      "За околицей есть гора - кто бы знал, как она стара!
      Если долго смотреть - увидишь дым негаснущего костра.
      Там не то чтобы рай земной - есть обрывы почти без дна.
      Но сказала вода в колодце, что оттуда придёт весна".

      _^_




      * * *

      никогда не станет ни проще ни легче
      от любви кого-то
      никакая жалость тебя не залечит
      не срастит забота

      не утешат тебя чужие забавы
      у костра ночами
      и ничья-то страсть тебя не избавит
      от твоей печали

      знай смотри и плачь поминай и смейся
      вот комарик ноет
      вот восходит тоненький острый месяц
      над огромным зноем

      знай смотри и смей ничего не бойся
      ты почти счастливый
      расцветают флоксы роятся осы
      поспевают сливы

      только жизнь и море и лес и смерть и
      только смерть и поле
      только жизнь и воздух безмерный ветер
      (ты почти доволен)

      василёк пшеница вагон цикорий
      алыча и лужа
      лишь восторг и ужас грoзы и зори
      лишь восторг и ужас

      _^_




      * * *

      за так и ничего не ради
      а потому что
      я прохожу свои пять стадий
      благополучно

      ну как благополучно - то бишь
      почти со вкусом
      как будто ничего не стоишь
      и мне не грустно

      как будто с огоньком и смело
      а путь обыден
      как будто я останусь целым
      тебя увидев

      и больше нечего таранить
      в крови и мыле
      а память - что такое память
      не завозили

      а свет и воздух, свет и воздух
      текут по стенам
      что солнцу до моих загвоздок
      обыкновенных

      что ветру до моих отмазок
      дешевле спичек
      что ты разгадан и предсказан
      что ты типичен

      что я свободен, да, свободен
      а ты задвинут
      и мой родник не обезводел
      и жив барвинок

      но свет и воздух руку гладят
      и лоб целуют
      за так и ничего не ради
      наудалую

      как ты, наверное, когда-то
      как ты когда-то
      и всё опять чудно и свято
      и не измято

      и утренний весенний поезд
      (и не избито)
      и я никак не успокоюсь
      и мы не квиты

      никто не плох, и жизнь не злая
      и боль родная
      и свет и воздух разделяют
      соединяя

      _^_




      * * *

      сквозь меня проползает ветер, душа моя,
      прорастает птица
      я печальное самое, говорит, я страшное самое -
      и не хочет остановиться

      я бы встал и собрался, и смог, и стремился - со свистом и звоном,
      только нечем
      час товарным поездом тянется, все шестьдесят вагонов -
      и без паузы - встречный

      подними мою голову, я прошу, загляни в глаза мои -
      лишь сегодня
      это все лучи ночные - тяжелые самые, неотступные самые -
      режут сон мне

      расскажи, как между путей колышется бромус
      да щекочет рельсы,
      как становится тесно во дворике старому грому -
      говори и смейся

      как похоже раскрывают белые зонтики дамы и
      соцветия сныти
      говори эти сказки жизни простые самые,
      чтобы мне не забыть их

      как течет ручей, душа моя, как цветет винка,
      голубой цветик
      пожелай мне, пожалуйста, по старинке
      самой светлой смерти

      _^_




      * * *

      старая песня души и тела:
      "летом, наверное, станет лучше".
      белая крона большой котельной
      всё норовит прорасти сквозь тучи.

      город весною - резкий и бoльный.
      нет, это мне - устало и нервно.
      на барабане играет школьник,
      в кепке лежит одинокий евро.

      лишь бы скорее расцвёл шиповник
      да потеплело, смиряясь, море!
      можно, я прямо сейчас распомню,
      как я весны ожидал зимою?

      сколько до лета - с кострами, баней,
      тёмной сиренью да львиным зевом?
      ...школьник играет на барабане.
      смотрит в него переход подземный.

      _^_




      * * *

      никто никуда не ходит, никто никого не ищет
      и яблоки догнивают, и ветки скребут по крыше
      и я прохожу насквозь объятия домочадцев
      и ты прочитаешь это - и будешь меня бояться
      затем что свойственно людям - бояться своих немилых
      ненужное сердце - крест им, ненужная страсть - могила

      - но корабли рассветали, но станции тихо меркли
      - но я не просил позволить - коснуться ресниц ли, век ли
      - но я не дарил подарков ни с тайным, ни с явным знаком
      - и если когда-то плакал - тебя не винил, что плакал

      сосна, что тебя касалась, волна, что тебя касалась
      янтарь, что от них родится, - такая малая малость
      и ты в ответ зажигалась - пускай не мне, но закату
      не я обнимал, но ветер - порывисто, резковато
      осока тебе по пояс и полный черники туес
      и ты прочитаешь это - и скажешь, что я рисуюсь

      - но маяки вырастают, но листья горят сухие
      - но боль моя - не провинность, любовь моя - не стихия
      - но смотрят с небес на землю большие сонные рыбы
      - и если я буду помнить - то это будет мой выбор

      _^_




      * * *

      Люби меня - сейчас, пока я жив:
      мещанский, обывательский, бесцельный.

      Приди, и разбуди, и расскажи:
      как видишь сосны - и трубу котельной,
      как жерло центра города - бурлит,
      машин цветную лаву извергая,
      звенят с мостов неспешные трамваи -
      и воробьи купаются в пыли.
      Как тёмный дождь - на фонарях горит,
      течёт по камышовому настилу.

      Как чувствуешь - морские янтари,
      лежащие - на глубине, под илом, -
      и клёнов предосеннюю сутулость.

      Пока речная не горчит вода, -
      пока я не герой и не звезда,
      что с небосклона оземь навернулась.

      Но для меня - ни слова, я прошу, -
      о посиделках над весенней бездной,
      о тихом доме у реки небесной.
      Оставь себе - черёмуховый шум,
      надоблачную, яблочную ересь,
      неимоверный город золотой.

      Оставь меня с беспечным правом верить -
      в ничто. Благословенное ничто.

      Мне слишком - этих мыслей, этих чувств.
      Неважно - разделённых или в сумме.
      Знай: мой Создатель улетел и умер,
      и если я во что-то превращусь -
      я не хочу ни психику, ни разум.
      Пусть это будет квант чего-нибудь.
      Невидимый - чужим пытливым глазом,
      поди меня такого раздобудь,
      поди проверь: что это всё же я.

      До крохотной частицы бытия
      докатится ли слово: грош истёртый:
      кому я - и насколько - был родной?

      Люби сейчас. Когда я стану мёртвый -
      боюсь, мне станет слишком всё равно.

      _^_




      * * *

      уезжать умирать из дома к чужому саду,
      где когда-то было кино и длинные клумбы,
      а теперь лишь лианы дикого винограда
      прорастают бетон моего пионерского клуба.
      наконец-то падать - спиной в жасминные кущи,
      ничего не восхваляя и не кляня, -
      лишь бы только не вспомнил, не тронул никто живущий
      со своим отчаянным "не покидай меня!"

      закрывать глаза и снить себе на прощанье
      на ладошке шмеля большого (...щекотно и страшно),
      предзакатную воду в гранитном чинном фонтане,
      одуванчиковых принцессок в мокрых кудряшках.
      открывать глаза оттого, что я здесь, в постели:
      в этой жизни разной, в этой весне рябой,
      в этом доме, в этой комнате, в этом теле,
      с кошаком и ноутом, с будильником и собой.

      о, посмей - о, приди за мной, белокрылый кто-то!
      о, скажи, что мне больше страдать - никогда не надо!
      унеси меня - к наднебесным тихим высотам,
      где я буду - здоровый, любимый, невиноватый.
      то есть - мертвый. верней, пожалуй, - вовек не бывший.
      эту радость не знавший, не видевший эту жуть.
      только ты приходи сегодня - сегодня, слышишь?
      - потому что завтра я, может быть, откажусь.

      _^_




      * * *

      чистый запах сонных больших полей.
      через лес - промёрзшая гать.
      ничего здесь нет, в нелюбви твоей,
      что могло бы меня держать.

      твой ли свет - у подножия рижских стен?
      за тебя ли - рыночный шум?
      и не время проходит по темноте -
      это я его прохожу.

      о тебе ли волны, странно-глухи,
      с валуном ведут разговор?
      - а теперь скажи, что мои стихи,
      несомненно, стоят того.

      _^_



© Мервин Квант, 2016-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2016-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность