Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




© (Копирайт)


    Однажды мне приснился сон,
    что я позвонил Герману,
    Герману Геннадиевичу Лукомникову,
    поэту,
    в прошлом Бонифацию,
    и спросил:
    "Герман!
    Можно я воспользуюсь вашим псевдонимом
    "БОНИФАЦИЙ",
    раз он Вам больше не нужен?

    "Я тебе воспользуюсь моим БОНИФАЦИЕМ! -
    закричал Бонифаций,
    то есть, Герман Лукомников, -
    я тебя так отбонифацию...
    Я тебя до полусмерти забонифацию!!!
    Я тебя дО смерти забонифацию!
    Я тебя вообще отбониФАКАЮ...", -

    хотя мы раньше были на "Вы".

    "Странно, - подумал я. -
    Когда я взял у него
    стихотворение
    в виде чистого листа бумаги,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из 1-ой буквы,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из одного слова,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение из 1-ой строчки,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    четверостишие,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    поэму,
    он промолчал.

    Когда я взял у него
    стихотворение про козлов,
    которое он взял у поэта
    Мирослава Немирова,
    он промолчал.

    А тут разволновался.
    Может, как и раньше,
    не надо было спрашивать?" -
    подумал я и повесил трубку.

    Повесил трубку и проснулся.

    И проснулся. *



    * В реальности сиё стихотворение, будучи зачитано его невольному участнику - поэту Герману Лукомникову, в прошлом Бонифацию** - напротив вызвало с его стороны полное одобрение использования имени "Бонифаций" другими сочинителями. Более того, Герман Геннадиевич высказал предложение создать клуб авторов, подписывающих свои творения таким именем.

    ** По другой версии (иногда поддерживаемой Г. Лукомниковым) поэт Бонифаций просто внезапно исчез в неизвестном направлении и никто не знает где он.




© Виктор Перельман, 2003-2019.
© Сетевая Словесность, 2003-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мири Литвак: Из романа "Любовь Онегина к бабушке Кларе" [Тяжёлая дедушкина ладонь легла на мягкую шерсть Онегина и смяла его ушки. Онегин изогнулся под её весом, но не уступил: спина его встала дугой, высвобождаясь...] Ирина Жураковская: Сикулка [Сикулка уродилась потомственной хранилкой. А хранилки рождались страшными уродами, но первинный их этот вид никто не имел права знать. Потому, как в завете...] Галина Булатова: "Человечишко перед вершинами..." [Казалось, в жизни не предашь / привычку, умницу, натуру, / однако я свой карандаш / сменила на клавиатуру...] Александр Белых: Гербарий, 2018 г.. [На щёки пожухлые / Упали сухие лепестки зари - / Ползи, ползи улыбка...] Владимир Гржонко: Дядя Лёва [Ей показалось, что кто-то неведомый, оборвав Леву на полуслове, толкнул его в страшное фиолетовое ничто, в тот провал, откуда не возвращаются ни слова...] Чёрный Георг: Сказания о Цветастом Урге (Хроматографические аспекты Цветастого Урга) [...Ург улыбнулся и запел. Потом затанцевал. / Затем заухал, как сова, и закатил глаза. / Взмахнул руками, прошипел - не шёпот, не слова. / Преобразился...] Эрдэм Гомбоев: Попроси непечальных картин [...Ах, забудь, милый друг, это всё - закоулки души. / Я в них редко бываю, ведь я так боюсь темноты. / Не придай им значенье. Давай лучше дальше кружить...] Ольга Кочнова: Стихотворения [вот и кажется - снова по дну, по льду / на осклизлых камнях скользя / отступает вода за лесок, за гряду / оглянуться - нельзя, нельзя...]
Словесность