Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ДЖИНН


 



      джинн

      после последнего звонка откупорив бутыль,
      девочка с белым бантом познакомилась с джинном.
      джинн приехал на набережную, взметая пыль
      переливающимся на солнце джипом.

      он опровергал учебник "родная речь"
      незнанием падежей и тяжёлым акцентом,
      но у него был большой настоящий меч -
      она узнала об этом, когда он вёз её центром.

      первое желание исполнилось по мановенью руки:
      пива побольше, чипсов и сушёных кальмаров,
      как будто сеть со дна этой грязной реки
      для девочки специально всё это поймала.

      второе желание - сесть покататься в джип
      девочка загадала, беспощадно картавя.
      и взгляд подруги вонзился ей в спину, как шип,
      а одноклассницы губы свои раскатали.

      третье желанье он загадал ей сам.
      правда, сбылось оно месяцев через девять.
      где теперь джинн, известно лишь небесам,
      но, как говорят, уже ничего не поделать.

      она устроилась продавцом в магазин,
      как "sos" на морзянке пиликает первая касса.
      уже несколько лет и несколько зим
      она твердит: "в бутылку бы этого пидаласа"!

      _^_




      быт

      накопленные "маечки"
      в коробке из-под чайника.
      кот от безделья мается,
      всё очень обычайненько.

      прилеплены магнитики
      на дверку холодильника.
      не нравятся огни тебе,
      не нравятся будильники.

      окно местами на зиму,
      пока не грянет оттепель
      замазкою замазано,
      не трогает ни что теперь -

      сидим у телевизора
      с поп-корном и удобствами -
      за дверь волненья вывезены,
      хоть лбом ударься об стену.

      и спотыкаться не обо что.
      уют пропитан нежностью.
      и маленькое небочко
      горячий мир заснежило.

      _^_




      весной в нерехте

      заметённая весна
      в малом городе.
      трудно двигаться весьма -
      снег по горло да

      налетает на очки:
      видишь пиксельно,
      как машины-коробки,
      чуть попискивая,

      превращаются в сугроб,
      даже кажется:
      скоро заметёт по столб
      манной кашицей

      этот город, этот день
      и тебя со мной
      мне - расплывчатая тень -
      необязанной

      видимо, уже ничем.
      ждали оттепели,
      но нам дверь никто совсем
      тут не отперли.

      я, заехавший сюда,
      чтоб от кариеса
      зуб лечить - я никогда
      не раскаивался.

      зубы мелочь, ерунда.
      вряд ли выздоровлю
      от болезни, что всегда,
      то есть издревле,

      с детства, с самых малых лет
      и час от часу
      мне не легче - от примет
      одиночества.

      хаты в два ряда стоят,
      шапки скидывая.
      закружился снегопад -
      мгла москитовая.

      всё трудней, уже никак
      и не шутится,
      и дома суют во мрак
      прямо щупальца,

      спутниковое TV,
      как присоски в них.
      вряд погибну от любви,
      разве со смеху.

      _^_




      рисунок

      он держит в руках карандаш.
      он начинает рисовать
      дома в анфас -
      огромные прямоугольники,
      втыкающиеся в безоблачное небо,
      квадратные площади,
      прямые набережные, по которым
      ходят люди с квадратными головами
      и треугольными отношениями.
      ночь с овальной луной,
      засунувшей в окна
      параллелограммы бледного света.
      из труб никогда не идёт дым.
      над городом
      никогда нет облаков.
      послушай,
      может быть, стоит нарисовать траву,
      аллеи, пытающиеся забросить своих детей
      в щели асфальта и кирпича,
      чтобы они никогда не вставали в ряд.
      взорвать вдоль зданий кусты шиповника.
      попытайся и
      отложи линейку, если, конечно,
      не начнётся дождь.

      _^_




      столбы в городе

      обычный город, смоченный дождём,
      где пялится незаинтересованно
      во тьму, скорей - тревожно каждый дом
      квадратами, в которые рассованы

      протезы удалившегося дня,
      иные сном уже насквозь проколоты,
      кишечник улиц приготовлен для
      приёма у полиции - проктолога.

      столбы деревья взяли под конвой,
      светя, сопровождают арестованных,
      качающих сердито головой,
      по улицам на все четыре стороны.

      деревья, чтобы избежать тюрьмы
      в надежде конвоиров обесточить от
      стволов кривые руки к ним из тьмы
      протягивают, выстроившись в очередь.

      а те, что в городе пришлись не ко
      двору поспешно через лужи прыгают
      и убегают, сгорбясь, далеко,
      стремясь из центра свет доставить в пригород.

      там ждут француженки их, чтобы страсть
      отдать им - брошенные дочки Эйфеля,
      и те столбы пытаются отстать,
      что этой связи запрещённой сдрейфили.

      несчастьем согнутые пополам,
      бредут, рыдая и харкая под ноги,
      из объявлений и цветных реклам
      на въезде в город потеряв исподнее,

      прикрыться юбкой от сторонних глаз
      пытаются - вольфрамовыми конусами,
      как будто к педерасту педераст
      друг к другу через трассу нежно клонятся.

      а вслед им смотрит возмущённый лес,
      кромсая птиц ощеренными дуплами
      и тучи с антрацитовых небес
      наполовину на землю облупленны.

      но город наступает - вверх дома
      взрастут, утюжа лес, буквально завтра из
      наваленного тут и там дерьма
      гуляющими здесь брахиозаврами.

      _^_




      идиллии

                м. ш.
      1
      раненую гладя мышь по головке,
      часто мне сюда звонишь ты, уловки
      начинаешь применять так же, те же:
      "мол, забыл ты про меня, пишешь реже.
      приезжай, чтоб были не врозь, а чтобы
      вместе ты и я вполне - то есть оба".
      чтобы вместе были лишь хочешь очень.
      электрическая мышь кровоточит.

      2
      пруд дымится, словно щи. в самой гуще
      микрофоны - камыши для лягушек.
      ночи напролёт и дни будут надо
      мной и лугом лить они серенады.
      аплодирует им лес каждой веткой.
      на траву паук залез и над сеткой
      трудится. когда закат в алом шарфе,
      мухам тренькает за так он на арфе.

      3
      говоришь ты, что в селе нет культуры:
      мужики навеселе, бабы дуры,
      что на лавках всемером у ларька от
      скуки глушат самогон и лакают
      пиво - ну так это, по крайней мере,
      ложь, что мог сказать бы По - сивый мерин.
      если бьют - не каждый день тут по тыквам,
      милая, не ерепень, лучше ты к нам.

      4
      тут читают, например, без конца при
      свете, что струит торшер, вроде цапли,
      стоя на одной ноге (в клюве груша).
      тараканов и т. д. может кушать
      цапля та из головы, вообще, блин,
      всё здесь только по любви под ущербным
      месяцем, чей весь урон от укуса
      пса. здесь любят внулером ум, искусство.

      5
      мне на город наплевать. ты горячку
      не пори - пойду в кровать, лягу в спячку.
      я на это лично клал: клевету ли
      в городе стучат на клавиатуре
      или правду, но среди них так скучно:
      я стараюсь быть один, эти - кучно.
      кто ж меня-то обязал чувствам тёплым
      к стае этих обезьян, к этим толпам?

      6
      в паутине гамака, словно мухи,
      дохнут в лапах паука грусть и муки.
      самолётом голубой купол вспорот -
      капли хлынули гурьбой мне за ворот.
      ливень. побегу домой. нашампунен
      куст сирени. ты умой, дождь июня,
      куст, да и пейзаж дыры этой, чтобы
      не мешал залить шары мне, заштопай.

      7
      очень не по нраву люд мне там или
      звери - если слёзы льют - крокодильи,
      если перечень услуг, то медвежьих,
      и авто терзают слух - рвут и режут.
      было время, там свою на груди я
      грел коварную змею. пусть другие
      греют дальше. нет уж, ша! знаешь джунгли -
      что это, моя душа? нет - погугли.

      8
      там ведут они войну не на шутку.
      раз - подложат вам свинью, пустят утку.
      там на пару кенгуру воют с зайцем,
      что успели поутру нализаться.
      ор летит на весь трамвай, чтоб им пусто
      было: "заяц, отдавай мне капусту"!
      кем я буду? - у авто там мишенью.
      если и козёл я, то - отпущенья.

      9
      из лесу, попав под шах, дали дёру
      сосны, ну а в камышах гренадёры.
      тут и там радикулит в чаще, ветер
      ветками её скрипит, сорван с петель.
      думаешь, тут небеса сыплют манной?
      ох, не будь такою самообманной.
      хочется побыть в тепле шуток кроме.
      осень прогрызает плешь в жёлтых кронах.

      10
      знаешь, я уж как-нибудь тут, в деревне.
      можно тут в окно взглянуть на деревья
      и недвижность из-за штор. слушай, рыбка,
      плохо ловит сеть, так что ты не шибко...
      выключаю телефон, каково здесь!
      исцарапанный тефлон - небо в звёздах.
      ну, уж нечего толочь воду в ступе.
      абонент твой в эту ночь недоступен.

      _^_




      одиночество

      возможно, мне всё-таки и повезло.
      с востока приходит, грызя
      полночную темень в гнилое село
      на синих ходулях гроза.

      берёза опёршись костистым плечом
      о крышу беседки, стоит,
      приняв, потому что она не причём,
      беспечный скучающий вид.

      что видно ещё мне во тьме из окна?
      громоздкие тучи скользят.
      мне не на кого обижаться, ни на
      кого обижаться нельзя.

      по стационарному был диалог
      сегодня меж нами, судьбу
      мою отвернул от твоей и промок
      и вылетел в эту трубу.

      я шнур теребил в запотевшей руке -
      бегущую к трубке спираль,
      и голос твой тихо звучал вдалеке,
      и мой мчал по проводу вдаль.

      и понял я, битый словами под дых,
      что эта дрожащая нить -
      наверно, прообраз спиралей двойных,
      которых не соединить

      уже никогда нам - ту лестницу вверх
      не выстроить, лестницу ту,
      что из настоящего выведет всех
      в последующую темноту.

      из толстых распоротых елями туч
      вода на кусты и стекло.
      затихнет нескоро развязанный буч
      и, может быть, мне повезло.

      берёза под какофонический шум
      беседку безжалостно бьёт,
      втыкая ей в корпус почти наобум
      увесистый свой апперкот.

      _^_



© Константин Матросов, 2013-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность