Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




ДНЕВНИК  АНГЕЛА-ХРАНИТЕЛЯ

Отрывок из повести "Дела земные - дела небесные"


Посвящается маме,
моему ангелу-хранителю


1.

Ушел. Он ушел в дурном настроении. (Я это видел, чувствовал.) Дверью хлопнул. Я не успел в нее протиснуться. Обычно было по-другому. Обычно я успевал, хотя он бывал в разном настроении. Но меня-то он не слышит. И в этом вся проблема. И я не знаю, как ее решить. Почитал бы хоть книжки какие-нибудь. Среди вороха ненужной литературы должна же встретиться одна полезная, где черным по белому написано: "Люди, уходя куда-нибудь, не закрывайте дверь сразу, подождите хотя бы немного, вам же лучше будет!" А он хлопнул - и на ключ... А те книги, где написано, что мы такие-растакие, ого-го какие, через стены можем проходить - выбрасывайте, а еще лучше жгите... Жгите, жгите - я разрешаю! Некоторые умеют проходить. Но не мы.

Я в принципе догадываюсь, в чем дело, почему у него такое настроение. А как теперь помочь ему - не догадываюсь, просто не знаю. Остается только сидеть и ждать. Нет, не сидеть, а метаться из угла в угол.

Я стою возле аквариума с рыбками, стараюсь успокоиться. Рыбки льнут к стенкам - они-то меня видят. И кот, его любимый пушистый сибирский кот-красавец, подошел и лег возле ног, тяжело вздохнув. Дружище, я бы тебя погладил, да не могу, при всем желании не могу. А вы видели, как кошки вздыхают? Конечно, видели. А почему, знаете? Да потому что эти создания все понимают. У хозяев неразрешимые проблемы, а они пытаются развеселить. Посмотрите на нас, говорят. Нам тоже невесело, а мы ласкаемся, играем, все для вас, все вам! А когда не получается и вы, хозяева, не обращаете на нас внимание... Остается вздыхать только... Переживать за вас...

Кот тихо мяукнул и пошел к балкону, неся хвост, как флаг. Ох, дверь-то балконная приоткрыта! Спасибо, дружище! Как я раньше не догадался! Лето на дворе жаркое, ветерок развевает занавески. Друг, подожди, понадобится твоя помощь, я сам не справлюсь. Помоги дверь пошире открыть! Так, спасибо!..

Шестнадцатый этаж! А куда деваться? Придется... Пушистый товарищ сидит на границе двух миров, как бы намекая: лети, чего ты ждешь?! Стоп... Входную дверь открывают ключом. Должно быть, родители его. Так и есть.

В комнату вместе с мужчиной и женщиной влетели еще две сущности. Из наших... А что мне в них? Общаемся мы поскольку-постольку, в основном, приветствие по установленной форме. Я и поприветствовал. А Они нимбы отворачивают. Что такое? А, уже все знают! Ну, что ж!.. Одно счастье - на балкон, и только меня и видели... Подождите немного, коллеги, сейчас послушаю, о чем люди говорят, может, есть что-то важное... обязательно нужно послушать, работа такая!..

- Сейчас звонил мне на сотовый, - говорит мать, чуть не плача. - Он на вокзале был, уже купил билет на поезд, уезжать хочет.

Как билет?! Какой билет?! Уезжать? Без меня?! Непорядок!

Один из этих присел рядом, тоже чуть не плачет, сочувствует. Другой витает под потолком с грозным видом, руки на груди сложил. Чего он из себя корчит? Сейчас узнаем...

- Пусть катится! Скатертью дорожка! - говорит отец и тоже складывает руки на груди. Ну, теперь все ясно... Ха! Они даже внешне похожи, только у папани крыльев нет.

Я заметил слезы в глазах у матери...

Все, други мои, пора лететь, а то как бы мой подопечный глупостей не наделал. Нет, подождите, нужно шепнуть пару крепких этому, который лапки сложил. Я ему все сейчас выскажу!.. Первый раз, но надо же когда-то начинать. Мне по небесному барабану - чем вы занимаетесь! Но нельзя же так, одно ведь дело делаем!.. Хотя что ему докажешь, что в нимб, что по нимбу - все одно!..




2.

...И ведь высказал. Инструкцию, говорю, нарушаешь, коллега. Там написано: нужно побуждать людей к добру. Что значит: пусть катится?! Что твой Подопечный себе позволяет?! Нельзя так. Но мне тоже высказали. Пока разыскивал своего человека, в голове что-то звякнуло, крылья сразу отказали, опустился на землю, стою, отдышаться не могу... И опустился с неба Он - мой прямой начальник. Нет, не тот, о ком вы подумали. Всего лишь архангел...

Да, позвольте представиться, а то не поймете, о чем речь. Ваш покорный слуга - ангел-хранитель. Зарплату на небе получаю. Появилось свободное время, пишу вот. Быть может, дойдут до вас, люди, письмена эти, и поймете вы, что работа у нас вредная, очень нам с вами трудно, так что ведите себя...

Ладно. Я отвлекся. Наболело. Спустился, значит, Этот и тоже указал мне на мое место. Я тоже, по его словам, инструкцию нарушаю. За что я, так меня растак, зарплату получаю. Где я вообще летаю, если мой подопечный сидит в какой-то тошниловке (так он выразился) и пьет по-черному, дьявольским делом занимается. Оправдываться нельзя, возражать нельзя, нужно стоять, опустив голову (это опять же по инструкции). Выслушал я. Так точно, говорю, буду исправлять. Этот улетел. Меня отпустило. Почувствовал состояние эйфории, крылья стали легкими, работоспособность повысилась, это всегда так бывает после разговора с Начальниками, а их много на мой больной нимб!.. Лучше б адрес сказал! Ну, на нет и суда нет, сам найду...

Нашел, впрочем, быстро. В третьей по счету пивной. Так и есть, смотрю, надирается. Никакой уже. Сидит за столиком, качается из стороны в сторону. Первый раз его в таком виде наблюдал. Мне мигом передалось его состояние, и я таким же стал. Ну, чуть-чуть потрезвее. А что? Меня об этом предупреждали. Издержки профессии. Любое состояние подопечного передается, как заразная болезнь.

Так, надо что-то предпринимать. Нужно его домой вести, темень уже на улице, да и мать беспокоится. Мать у него хорошая, чувствительная. Иногда мне кажется, что она и меня чувствует. Своего ангела, главное, не чувствует, а меня... Или это только кажется?..

По пивной летали беспокойные ангелы, безуспешно пытаясь вразумить своих подопечных. Их было так много, что казалось, будто у каждого человека не один ангел, а два, три...

Как же сделать так, чтоб он домой пошел? Я сел напротив него, думаю. Он, покачиваясь, смотрит сквозь меня, в пустоту. Вдруг подзывает официанта, тот подходит. Под самым потолком кружит его ангел. Белый весь, опрятный...

- Принеси, - говорит мой подопечный, - еще.

- Хватит, - отвечает официант. - Ты и так уже...

- Ну, ты чего, братан?..

- Хватит, хватит... Вызвать такси?

- Подожди, - с трудом выговаривает. - Я просил или не просил...

- Все, давай, давай, иди. Лавочка закрывается.

- Да я не про то. Я же просил, кажется, ко мне никого не подсаживать? Просил? А ты, все-таки, подсадил, зараза? Эх, ты...

Официант вытаращил глаза. Я тоже. Меня вообще трясти начало.

- Тебе точно хватит, - сквозь смех говорит официант. - До потери пульса уже напился... До галлюцинаций... Давай я тебе помогу... Пошли... пошли...

(Нет, я не понял - мой подопечный, он что, МЕНЯ чувствует? Значит, в нетрезвом состоянии... это возможно?..)

Официант ушел вызывать охрану.

- Андрюша... - тихонько позвал я. - Андрюшенька, я не имею права так к тебе обращаться, но... пойдем домой, пожалуйста... я тебя очень прошу... Ты меня слышишь?..

- Я пьяный... уже просто... в смерть... - вдруг ответил Андрюша, глядя мне прямо в глаза. По его лицу потекли слезы. Я тоже заплакал.

- Слушай, - сказал я ему, - я сейчас могу и не уследить за тобой, могу пропустить опасность. Помоги мне, пожалуйста...

- Мне так плохо, ты даже... не представляешь... - бубнил Андрей и вдруг выпалил: - Я хочу умереть!

- Сплюнь, ты что?! Мне же голову снимут, если... Не в том дело, что снимут, но...

Меня аж передернуло.

Подлетел ангел официанта.

- Слушай, где тебя носило? Надо было с трезвым разбираться... Не разговаривай с ним, а то определят его куда не следует, подумают, что... Были тут случаи... Я просто так, предупреждаю... Ты чего плачешь?

- Не знаю, - ответил я.

Подошел официант и с ним три бугая из охраны. За ними, тяжело дыша, тащились три ангела, такие же мордовороты. Охранники выводили Андрея, ангелы помогли выбраться мне. Что-то крылья совсем отяжелели...

Хорошо сработали. В смысле, хотя бы без членовредительства.

- Спасибо, - почему-то сказал я им. Они только махнули в ответ...




3.

Андрей идет по проезжей части, раскинув руки. Ветер обдувает его лицо. Он смеется сквозь слезы. Я лечу рядом. Но домой он, по ходу дела, не собирается.

- Хорошо! - кричит он. - Хорошо! Свежий воздух!

На улице никого. Все добрые люди спят. Да и недобрые тоже.

- Домой, домой... - подначиваю я Андрея. - Поворачивай домой...

(А мы тем временем в другом конце города.)

- Ноль три - ноль один!

Это меня так зовут.

- Кто меня кличет?

- Очнись! Опасность!

Я обернулся на звук голоса. Кто это? Архангелы редко называют нас по номерам. Так и есть. На ветке, еле заметный среди листвы, сидит серафим. Укутался своими четырьмя крыльями, еще пару сложил за спиной, и сидит. Серафимы по должностной лестнице выше, чем архангелы, так просто они с небес не спускаются, значит, дело нешуточное.

- Какая опасность?

- Поменьше слов. Действуй по инструкции!

Я повернулся туда, где оставил Андрея. Он уже достаточно отдалился, а на него на всей скорости мчит невесть откуда вывернувшая машина с выключенными фарами! Он ее, конечно же, не видит, идет и бормочет: "Хорошо!", надышаться свежим воздухом не может.

Так, все! Настала моя пора! На то, как говорится, мы и поставлены.

Я воздел руки к небу, прося помощи в виде Крестной Силы. Получил ее - мои руки и крылья стали двигаться сами, независимо от меня. Андрюша как шел, ничего не замечая, так и идет, а машину на полной скорости разворачивает к обочине, и она врезается в то самое дерево, на котором сидит серафим. Тот взлетает выше кроны и с воздуха смотрит за происходящим. Потом в сводках милиции появится обычная в таких случаях надпись: "Не справился с рулевым управлением".

Никто никогда не узнает, что это наша работа. А что нам еще делать? Правда, у водителя есть свой ангел, но такие ничего сделать не успевают: сидя внутри металлической конструкции, каковой является машина, трудновато получить Крестную Силу. Оттого так много автокатастроф.

Вот, кстати, и он. Из разбитого окна выпорхнул стонущий окровавленный собрат и рухнул наземь. Так, Андрею пока ничего не грозит, можно поговорить с коллегой.

Интеллигентного вида тщедушный ангелочек в разбитых очочках лежит, не шелохнувшись. Я растряхиваю его.

- Ну, как?

- Умер, - и плачет.

- Какой у тебя номер? Я подам рапорт, что ты ни в чем не виноват: я своего защищал. Но так или иначе, прости...

- Не извиняйся, - всхлипывает Тщедушный, - я все понимаю. Не надо рапортов. Мне не привыкать. Засудят, так засудят. Немало уже посидел. Это просто я такой невезучий. Всё какие-то смертники достаются. Ну, на хрена, спрашивается, он пьяный-то за руль садился? А я чем ему помогу, если он сам себе помочь не может?!

- Твоя правда. Хотя мой тоже пьяный. Так у тебя, горемыки, уже не первая смерть?

- Не первая и даже не пятая. Я же говорю: мне хронически не везет.

- Да уж, не везет, так не везет. Ну, ладно, бывай. Лететь надо за своим. А то вдруг тоже...

- Удачи тебе... - рыдает. - Ночи не спишь, пылинки с них сдуваешь с самого рождения, вирусов убиваешь, чтоб не дай Бог не заболели, ямы на дорогах переставляешь, воду в реках подогреваешь, чтоб не простыл... а они на тебе: пьяные за руль!.. И что?! И как?! Суки!..

Я полетел. Краем глаза заметил, как опустились два архангела, надели на Тщедушного наручники и, под управлением серафима, поволокли его в канцелярию, оформлять на новое место жительства. У нас тоже есть своя милиция...

Посмотрев вверх, увидел, как все четверо провалились сквозь небо.




4.

...Что-то мы, по-моему, не туда летим, то есть идем, то есть все-таки летим... Я запутался. А время - два часа ночи.

- Я не люблю предательства, - говорит Андрюша. Сам с собой говорит или со мной? - Я ненавижу предательство! А она меня предала... Предательство любви еще можно понять и принять, а вот предательство веры... Нет!.. А я верил ей! Она говорила, что любит...

Рассуждает он вроде бы почти трезво... Э-э, стой, так вот ты куда идешь?!

Я подлетел к нему и попытался развернуть в сторону дома. Естественно, не получилось. Чем бы его... Чтоб тебя!..

- Домой, давай домой, ну, пожалуйста...

Но он перестал меня слышать. А, может, и не слышал никогда, и я все выдумал... Просто легче жить, когда тебя слышат.

Он, значит, идет к ней. К той, из-за которой, собственно, и началась эта история. Я очень этого не хочу, но что я могу сделать? Вот такие мы иногда бессильные... Тьфу ты!.. Стоп! Не паниковать!.. Может быть, не все потеряно. Будем рассчитывать на случай... Эх, не люблю я этого! Опять же легче, когда держишь все нити в своих руках...

Он свернул на знакомую улицу. Сколько раз я здесь бывал! Посмотрим, что будет дальше... Вот у самого ее дома дорогу пересекла черная кошка... Правда, в темноте не видно, может, она и не совсем черная, но... знак же, знак! Нет, я-то к этим созданиям хорошо отношусь, я об этом уже упоминал... но люди ДОЛЖНЫ быть суеверными, иначе в одном из наших министерств кое-кто зря просиживает свои... не будем уточнять, кто и что.

Андрей кошку даже и не заметил. Он зашел в подъезд. Буду действовать по обстоятельствам.

Мой подопечный нажал на кнопку звонка. С той стороны громко запели искусственные соловьи.

- Спят ведь люди! - всё пытался урезонить его я. А потом тихо зашептал, обращаясь к обитателям квартиры: "Не открывайте! Ну, пожалуйста, не открывайте!" Вдруг ему не откроют, и он все-таки пойдет домой.

Но было уже поздно. Дверь открыла миловидная девушка в ночной рубашке.

- Выйди сюда. Поговорить надо, - попросил Андрей.

- А ты на часы когда последний раз смотрел? - ответила девушка. Его бывшая девушка. Настя.

- Выйди, пожалуйста...

Она закрыла дверь. Андрей спустился на один пролет вниз и сел на грязный подоконник. Я услышал в квартире четыре голоса. Два из них принадлежали людям, остальные - их ангелам.

- Ты куда это? - спросил мужской голос.

- Я покурю и приду, - ответил женский.

- Кто там?

- Не важно. Ко мне.

- Это он? Я тебя никуда не пущу!

- Отвяжись. Сказала же: сейчас приду.

Примерно в том же духе спорили и мои коллеги, употребляя профессионализмы, которые у людей называются матом.

Настя вышла и закурила. За ней вылетела сонная ангелица. Вообще-то, мы, ангелы - бесполые создания, но так удобнее считать, что у мужчин - ангелы, а у женщин - ангелицы... проще.

- И зачем это вы НАС разбудили? - спросило это сонное создание, уперев руки в боки.

- Захотели и разбудили, - набычился я. - Судьба ваша такая.

- Я вот заявлю, куда следует. Покажу тебе судьбу!

- Испугала!

- Ну, и чего ты пришел, на ночь глядя? - тем временем спрашивала у Андрея Настя. - Мы же все решили...

- Мы ничего не решили! - заплетающимся языком ответил Андрей.

- Ты меня до сих пор плохо знаешь. Если я решила с кем-то расстаться, я расстаюсь!

- А если ты решила с кем-то встречаться, ты встречаешься?! - Андрей смотрел ей прямо в глаза.

- Точно, - Настю это ничуть не смущало. Она затушила сигарету, не докурив.

- Даже если это мой лучший с детства друг?

- Даже так. И не смотри на меня так, я ни в чем перед тобой не виновата.

- Это называется предательством!

- Это называется любовью. И у нас скоро будет ребенок. И отстань от меня...

Андрей низко опустил голову. Меня опять затрясло, а, значит, его должно было тряхануть - ого-го...

- У нас будет ребенок. Понятно? - эхом повторила ангелица.

- Можно без комментариев?! - прикрикнул я на нее.

- Нельзя!

Андрей соскочил с подоконника. Весь алкоголь у него враз выветрился, по-моему.

- А я уезжаю из этого города, - почти прошептал он.

Настя смотрела на него во все глаза. Видно было, что такое заявление шокировало ее, хотя она пыталась скрыть это.

- Куда? - спросила она.

- Куда это? - повторила ангелица.

Я готов был убить ее. Серьезный разговор, а она кудахчет...

Из квартиры вышел Настин парень и, по совместительству, друг Андрея, Серега. Он посмотрел грозно на Андрея, потом спрятал глаза, стал смотреть на заплеванный пол - как будто виновато - но ничего не успел сказать. Он уже давно не разговаривал с Андреем. А ангел его не успел вылететь, так как Сергей захлопнул дверь. Ну, и правильно! Тут важные переговоры, не до него...

- Привет, Сережа, - тихо произнес Андрей и добавил, посмотрев на Настю. - Счастья вам. Всего хорошего.

И побежал по лестнице вниз. Я, естественно, за ним.

- Стой! - крикнула мне в след ангелица. - А ты мне понравился!..




5.

...Андрей выбежал из подъезда и ничком упал на траву возле дома. Он будто в беспамятстве запускал пальцы в траву, вырывал ее с корнями. Потом сел, закурил. Я примостился рядом.

- Домой я не хочу... - прошептал он.

- Почему? - не выдержал я, хотя знал, что он меня не слышит.

- Там все напоминает мне о ней... - (Опять со мной разговаривает?!) - Куда идти?..

Он выдохнул дым мне в лицо.

- Какую дрянь ты куришь! Хоть бы поприличнее что покупал... - Я закашлялся. - Попробуй все-таки домой... Понимаешь все в жизни случается... И ЭТО надо пережить... Ох, и дура её эта... ангелица... значит, и она сама такая же... Это называется: покажи мне своего ангела-хранителя, и я скажу кто ты!..

- А ты, наверное, мой внутренний голос, да? - вдруг спросил Андрюша. - Раньше я разговаривал сам с собой... и отвечал сам себе... Теперь мне кажется, что кто-то другой... отвечает... снаружи... почему снаружи?.. Или я настолько пьяный?! Нет... Сейчас я курил и в дыму увидел лицо... Странное лицо, мохнатое... но красивее человеческого... намного!..

- Ну-ка, дунь еще раз! - попросил я.

Андрей послушно выдохнул колечко, потом еще одно и, наконец, целое облако.

Я сел на это облако верхом и сказал, глядя ему в глаза:

- Хватит сидеть на траве! Простудишься, а мне потом отвечать!

- Мне уже не жить... Настюха ушла...Ей счастья, конечно... большого, человеческого... а ребенку - здоровья... Но я один остался... И без друга, и без подруги... Друг со мной просто не разговаривает, как будто я виноват в чем-то... И галлюцинации уже у меня...

- Э-э, не разбрасывайся словами! - Я немного обиделся. - Какая же я галлюцинация? Не знаешь разве, что человеческие слова - не просто колебания воздуха? Если не знал - теперь запомни!.. Я, конечно, могу быть галлюцинацией, без проблем, но тебе же хуже будет - загремишь кое-куда, у вас это запросто, меня об этом предупреждали!..

Андрей, по-видимому, мало что не понял из моего монолога. Или не расслышал... Плохо все-таки у нас со связью.

- А могу быть, - продолжал я, - как ты сказал, внутренним голосом - это хорошо, это по моей части!.. А насчет того, что ты один остался - неправда!

- Один остался... - эхом повторил Андрюха.

- А я?

- У меня мама, конечно, есть... Но... - Андрей лег на холодную сырую траву.

- А вот без "но"! Никаких "но". Мама - твой верный друг... хотел сказать "навсегда" - жаль, не получится... Маме все можешь доверить! Завидую я вам, людям - у вас матери есть! У меня вот нет. Мне бы такую, как твоя! Она МЕНЯ чувствует, представляешь? Разговаривает со мной, просит, чтобы все у тебя хорошо в жизни было. Я постараюсь, себя погублю, но постараюсь! Я ей слово дал!! А ты ей врешь, мучаешь понапрасну... А бабушка у тебя какая! Когда она тебя на дорожку крестит (ты этого, конечно, не видишь), у меня такая Сила появляется - бабушка ведь напрямую ко мне обращается! - да я могу луну с неба сдуть!!! А ты говоришь - один! Это мне впору говорить, что я один. У меня Отец есть, но я Его не видел никогда. Разговаривал с Ним много тысяч ваших лет назад, когда маленьким был, но ни разу не видел. ...Когда я маленьким был - он играл со мной лучиком света... Как я скучаю по тем временам! У маленького ангела никаких забот, играй, летай, сколько хочешь!! Как я хочу увидеть своего Отца, как хочу вернуться в те времена! Кстати, сходи в церковь, поговори с Отцом. Он слышит всех, поверь мне. Правда, делает все по-своему, странный старик, но тебе поможет... ТЕБЕ - точно! Не может быть по-другому. А о смерти ты эти разговоры брось... Меня пожалей. Я же привык к тебе, - я даже всхлипнул, сам не знаю почему. - Да и не из приятных это зрелище, когда она приходит, падшая дочь моего Отца... Вы-то ее не видите, хорошо вам! А нам какова награда - за то, что всю вашу жизнь были рядом и, как могли, оберегали!.. Да что там говорить, нам никто из вас даже спасибо не скажет за нашу работу... Мы-то вас слышим, так почему и не сказать?!

Андрей опять сел и почему-то оглянулся.

- Кто со мной разговаривает? Здесь кто-то есть?

- Ну вот, опять - сто двадцать пять! - заревел я белугой на всю улицу. - Я же говорю: не слышим мы друг друга! Каждый о своем, каждый о своем!!! Кому я все это говорил, зачем изгалялся?! Так хочется поговорить с тобой. Ведь легче помогать, когда знаешь... Э-э-эх!!!

Я упал ничком на траву. Мне захотелось вырвать ее с корнем, но руки проходили сквозь нее.

...Так мы и лежали рядом.

Молча.




6.

...Какая длинная ночь! Длинная, но прекрасная! Впору стихи писать. Писал когда-то, когда был молодым ангелочком, тогда мне людей еще не доверяли. Я и сейчас совсем не старый, а тогда Учеником был. Иногда у людей бывает два ангела-хранителя, если увидите такое, знайте же, что один из них - Ученик. Нет, бывают и другие случаи, когда у одного человека два ангела - у женщины, ждущей ребенка, например.

А про Учеников я вот что скажу: простофили они, каких мало, потому что мешают только. И я таким же был. Не дай Бог, мне Ученика назначат, уволюсь. А что, имею право! После смерти подопечного. Так вот, стихи я перестал писать с тех пор, когда мне первого человека дали. А было это... дай, Отец, памяти... полторы тысячи лет назад, по вашим меркам...

- Лежишь?! Скучаешь?! - загромыхал чей-то голос. - А работа?

Рядом стоял архангел. Ох уж этот мне контроль!

- А что делать? - ответил я, вставая. И тут меня словно прорвало - Сам бы попробовал!

- Возражать?! - взревел архангел, как сирена "скорой помощи". - Мне?!

В голове произошел маленький взрыв, ноги подкосились, я опять повалился на траву.

- Дурацкая инструкция! - проворчал я. - Послушали бы лучше...

- Слушаю, - вдруг смилостивился архангел. - Это так... массаж головы... на будущее. Так что произошло? Докладывай.

- Беда! Человек, мой Подопечный, - я показал на Андрея, который похрапывал на траве, - мечтает о смерти.

- МЕЧТАЕТ?! Он ее видел?!!

Нужно еще выражаться правильными терминами!

- То есть... ну, думает, что ли... о самоубийстве.

- Ага, и поэтому он лежит на холодной траве, на которую через пятнадцать минут выпадет роса?

- Поэтому.

- И ты не знаешь, как действовать?

- Нет... ну... в принципе... можно воспользоваться Крестной Силой и заставить его идти домой, но это не поможет, ей-богу! Он потерял любимую, с которой стал встречаться его друг, чувствует себя одиноким... катастрофически одиноким...

- И это все? - улыбнулся архангел. Странная у него улыбка какая-то...

- Нет, не все. У его любимой от его друга будет новый человек.

- Хорошо. Новый человек - здорово!

- Смотря для кого. Для моего подопечного - не очень!..

- Не тебе рассуждать, что хорошо, а что плохо! Короче, причины меня не волнуют. Нужно действовать здесь и сейчас. Главная моя задача - не допустить самоубийства... и тебе молодому, неопытному, помочь.

Последние слова он произнес как-то странно, и тут и мне стало по-настоящему нехорошо.

- К счастью, мне не нужно спрашивать у тебя разрешения, - продолжал архангел. - Я выше тебя по званию и буду действовать по инструкции. Учись!!

Вот это и страшно!.. Бюрократы!.. Им, видите ли, наплевать на причину, они работают "здесь и сейчас"! Прямо как врачи у людей... И ведь не поспоришь... ему одно говоришь, а он свое гнет...

- Сейчас ему станет так холодно, что он вскочит и побежит домой, как миленький!

- А, может, не надо? - попытался воспрепятствовать я. Впрочем, слабо попытался, дрожащим голоском.

- Молчать! - взревел архангел и замахал крыльями. Я даже и не уследил, как и когда он получил Крестную Силу, но только Андрюша вскочил, как ужаленный и задрожал, словно осиновый лист.

- Прощай! - крикнул архангел, улетая. - В следующий раз не думай долго... Причина... она, конечно... попробуем помочь... решить... Могу поздравить с предстоящими выходными... - и что-то еще крикнул, окончания я не расслышал.

У Андрея зуб на зуб не попадал.

- Холодно стало... как-то...

- Утро приближается, вот и холодно, - ответил я. Не буду же я рассказывать ему про архангела. Да он и не слышит меня... протрезвел потому что...

Тяжелая ночка выдалась.




7.

Я всегда говорил, что на небе с порядком не все в порядке, простите за тавтологию. Надо полностью менять верхушку. Что наделал этот архангел? И он ведь даже отвечать за это не будет! "Действовал по инструкции". А Андрей загремел в больницу с воспалением бронхов.

"Ангелы в белых халатах". Почему люди так называют своих врачей? Да ладно, что это я, всякие бывают.

Ну и у меня появились свободные деньки, прав был архангел. Из больницы мой Подопечный нескоро выйдет. Там он под присмотром. Отпуск у меня. Такое допускается. Хотя предупреждают: лучше не рисковать и быть рядом. Ну да я ненадолго.

А билет на поезд, значит, пропал?..

Полечу на небо, отдыхать, восстанавливать силы, которые потерял с Подопечным. Тоже нужно. Когда еще такой случай представится? А мне еще целую его жизнь возиться. Да, нужно еще слетать в министерство судеб, узнать кое-что...

Нужно вылететь на окраину города и оттуда на небо. Другого пути для нас, Ангелов, нет.

Пока летел через город, увидел, как по одной из улиц идут Настя с Сергеем. Прогуливаются видимо. И вся честная компания моих коллег в сборе. Ангел Сергея с непонятным блеском в глазах (впрочем, и у Сереги этот блеск присутствует), эта сумбурная ангелица, влюбившаяся в меня без памяти, вот дура, и еще один Ангел - будущего ребенка...

Стоп! Это же старый знакомый - Тщедушный! Вот те раз!

Я подлетел поздороваться.

- Здравствуй, друг, - ответил он на приветствие, а потом сказал, радуясь неизвестно чему: - Вот работенку новую подкинули... скоро нянчиться буду!

- Быстро тебя отпустили, - недоверчиво протянул я.

- Суд признал меня невиновным. Я не виноват, урра! - заорал он, как сумасшедший. Благо, люди его не слышат!

Это что, проделки архангела?! Вот те на...

...Даже Андрей пожелал здоровья будущему ребенку Насти и Сережи. А тут - на тебе - Тщедушный... Сколько на его совести... Ладно... В общем, не нравится мне все это... Ох, не нравится!

- Слушай, - вдруг обратился ко мне ангел Сергея, - моему подопечному всё равно не жить, так давай поможем ему долго не мучиться?

- Ты что, совсем?.. - возмутился я. - А если я шепну кому-нибудь, что у тебя на уме?..

Воистину - дела небесные равны делам земным. А может быть, и мысли ангелов - это слегка загримированные под сказку мысли людей?

...На этом пока прекращаю свой рассказ.

Вернусь из отпуска - продолжу.




© Олег Кушнарев, 2009-2020.
© Сетевая Словесность, 2009-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Метс: 1939 [И - кто знает, читатель? Кто знает? / Быть может, в какой-нибудь параллельной вселенной именно так все у них и сложилось?..] Владимир Алейников: Париж и СМОГ [...На то и Париж есть на свете, чтобы в нём обязательно встретить, хоть раз оказавшись там, знакомого человека. И даже не одного, а многих знакомых. Со...] Юлия Пикалова: ОФОРТЫ. Стихи [Я стою перед солнечным озером, / Что равно небесам глубиной - / И ныряю, пронзая насквозь его, / И выныриваю в мир иной...] Алексей Смирнов: Три рассказа [Иван Иванович, эйджист и лукист, прославился скандальными статьями в адрес всевозможных уродов. Статьи эти были разоблачительными, клеветническими и высокомерными...] Макс Неволошин: Фобии [Как бывший психолог, я, разумеется, знаю, что такое фобии. Но об их причинах лженаука толком не договорилась. Самая известная, она же единственная, гипотеза...] Владимир Алисов: Время молчания [может быть / строчки стихов / это окаменевшие молнии /]
Словесность