Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность



*




    *  *  *
    
    в любых писаньях мало толку   
    когда у слов конец один:
    красивым томом встать на полку 
    под цвет обоев и гардин 
    увы духовные просторы 
    и не мертвы и не пусты:
    на них выращивает город 
    оранжерейные цветы 
    и в споре истин разноцветных 
    под рюмку водки общий смех 
    определенные предметы 
    приносят явный неуспех 
    
    
    
    *  *  *
    
    ах этот сон   
    еще так ясно вижу 
    овал неповторимого лица   
    звездой разлук и горестей давнишних    
    в глазах твоих застывшая слеза 
    как задержу недолгое виденье   
    пока сияют краски и слова   
    пишу пишу до умопомраченья   
    до исступления спешу зарисовать  
    но все бледнее образ многоцветный
    плотнее дождь мелькающих минут
    и нет определенности портретной
    и лгут слова и краски врозь живут 
    и вижу я  что ничего не вижу   
    что смысл картины беспросветно сер   
    и ты не ты а тысячи таких же   
    и значит я такой же как и все 
    
     
     
    *  *  *
    
    обращаются души вовнутрь
    волей случая или порока 
    чтобы вызрев подняться на путь
    сумасшедшего или пророка
    и останется долго таким
    разделенное связями время: 
    слишком общи слова и долги 
    слишком частны предметы полемик 
     
    
     
    ДОРОГА
    
    Достаточно четырнадцати строк, 
    чтобы излить смятенье и досаду 
    на слепоту поверхностного взгляда, 
    ведущего по худшей из дорог. 
    
    Но кто бы в эти строки втиснуть смог, 
    не погрешив при этом против правды, 
    все до одной надежды и преграды 
    дороги, уходящей из-под ног? 
    
    Мы ставим цель, не глядя на пути, 
    которыми приходиться идти, 
    и оттого-то в кровь сбиваем ноги. 
    
    Но это невеликая беда 
    в сравненье с тем, что лучшую дорогу 
    не отличишь от худшей никогда.
    
    
    
    Я ВЕРНУСЬ
    
    У надежды срока нету,
    веришь, правду говорю:
    я приеду, я приеду -
    к золотому сентябрю.
    У надежды путь нетрудный, 
    дай вернуться - расфранчусь,
    по Рождественскому к Трубной 
    я, как шарик, покачусь.
    У надежды путь недлинный, 
    дай Москвою надышусь,
    по Цветному и Неглинной 
    круг почета совершу.
    У надежды путь знакомый -
    переулками во двор,
    где на лавке подоконной
    нескончаем разговор,
    Где под слезы и рассказы 
    встретим ночь, потом рассвет;
    у надежды путь прекрасен,
    и пути другого нет.
    
    
        
    ОН И ОНИ
     
    Они: Ослепительно честный и чистый,
    не ругаясь на нас, не крестясь,
    наших подлинных действий и мыслей
    освети нам привычную грязь.
     
    Он: Я такой же, как вы - или хуже,
    это значит, в такой же грязи,
    тем же словом и делом натружен,
    и могу вас о том же просить.
     
    Они: Не напрасно ли водишь ты носом? -
    ты гордишься строеньем души,
    но поэт - это значит философ:
    покажи нам, как правильно жить.
     
    Он: У показа другая основа;
    я открою вам то, что постиг:
    если дело останется словом,
    этим словом окажется стих.
     
    Они: Ты владеешь таинственной мощью,
    удивительной мощью стиха -
    увлеки за собой, если можешь!
    а не можешь, уйди от греха!
     
    Он: Я толпу не вожу за собою,
    но когда обращаюсь к толпе,
    говорю не о доле - о боли,
    не о всех, но о каждом в себе.
    И в божественный миг вдохновенья
    не зову, а кидаюсь на зов,
    не в поступки, а в стихотворенья
    выливая и слезы, и кровь.
    
    
    
    * * *
    
    Порою неожиданные мысли,
    случайный взгляд,	
    	какой-то поворот 
    нам возвращают из прошедшей жизни 
    предчувствие теперешних забот. 
    И в этот мир, размеренный и ясный, 
    вторгается неведомое  
    		вдруг 
    аккордом чувств, 
    	и долгим эхом гаснет 
    в душе напрягшейся  
    	давно забытый звук... 
    Есть много из того,  
    	что не опишешь, 
    не объяснишь другим,  
    	да и себе, 
    того, что иногда  
    	так ясно слышишь, 
    так ясно видишь  
    	в собственной судьбе... 
    
    
    
    * * *
    
    Тоска не уходила никуда,
    она стояла в будке телефонной
    и гладила рукою провода,
    скрепляющие город миллионный.
    Она звала в распахнутую дверь
    пустынного прохладного почтамта
    писать письмо отторженной навек
    словами, невозможными когда-то.
    Звала купить последние цветы
    у мающейся женщины с корзиной
    и положить к подножию плиты
    у памятника горечи старинной.
    Звала на остановку близ метро,
    забраться в подъезжающий автобус
    и от несуществующих ворот
    поехать к существующему дому,
    прижать щеку к исписанной стене
    и, веки понемногу закрывая,
    стоять и думать в смутной тишине,
    стоять и плакать, время забывая.
    
    
    



© Андрей Ф. Корольков, 1998-2020.
© Сетевая Словесность, 1998-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Метс: 1939 [И - кто знает, читатель? Кто знает? / Быть может, в какой-нибудь параллельной вселенной именно так все у них и сложилось?..] Владимир Алейников: Париж и СМОГ [...На то и Париж есть на свете, чтобы в нём обязательно встретить, хоть раз оказавшись там, знакомого человека. И даже не одного, а многих знакомых. Со...] Юлия Пикалова: ОФОРТЫ. Стихи [Я стою перед солнечным озером, / Что равно небесам глубиной - / И ныряю, пронзая насквозь его, / И выныриваю в мир иной...] Алексей Смирнов: Три рассказа [Иван Иванович, эйджист и лукист, прославился скандальными статьями в адрес всевозможных уродов. Статьи эти были разоблачительными, клеветническими и высокомерными...] Макс Неволошин: Фобии [Как бывший психолог, я, разумеется, знаю, что такое фобии. Но об их причинах лженаука толком не договорилась. Самая известная, она же единственная, гипотеза...] Владимир Алисов: Время молчания [может быть / строчки стихов / это окаменевшие молнии /]
Словесность