Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ИСТИНА


 


      РЕКА ЖИЗНИ

      Посвящается Марине Цветаевой...

      Вернёшься ты из этой долгой муки,
      Меж небом и землёй!
      Растопит луч литые льды разлуки -
      Безжалостной зимой.

      Грядёт поток надежды и спасенья,
      Отступит суета.
      Ты будешь жить среди стеблей растений
      - Прожилками листа!

      Ты не уйдёшь, и в этом вихре вечном
      Пусть бархатом дождя
      Коснёшься нас на перекрёстке Млечном,
      Как берега - ладья.

      Изящная, как лань, в движеньи чутком,
      Наивна и чиста,
      Приведшая свободною минуткой,
      В знакомые места.

      Дубравы шум и птичьи переклики,
      И вишни спелой вкус...
      - Твой голос здесь - плетеньем ежевики,
      Нелепицею чувств!

      Нам всем теперь - тебе, созвучной эху,
      У томика внимать.-
      Твои стихи, не просто на потеху,
      Как таинство - читать.

      Горчит полынь и сладок плод запретный:
      Мне грустно и легко,
      Твой абрис здесь и силуэт заветный -
      Из глубины веков.

      _^_




      МАРЬ ИВАНОВНА

      Детский дом на Бухарестской,
      Марь Ивановна.
      Колбаса да сыр нарезкой,
      Каша манная

      Да горячее какао
      Перед школою -
      Пусть не с острова Макао -
      Порошковое.

      Тут родные палестины,
      Снег с иголочки.
      Открывает враз машины
      Юрка-форточник.

      Неприятны разговоры
      С воспитателем,
      Но мальчишку учат воры
      Обстоятельно.

      В детском доме вся семейка -
      Сёстры с братьями.
      Мать киряет на скамейке -
      Демократия.

      Десять деток у мамаши -
      Каша манная.
      Мамой кличут дети наши
      Марь Ивановну.

      _^_




      ИГРА ТЕНЕЙ

      Игра теней - пустое в пустоте,
      но всё же, всё же пестует пространство
      движение, покой, непостоянство,
      хотя они, конечно же, не те,
      которые материи даны.
      На грани света, в царстве имитаций
      предмет теряет свойство изменяться,
      мы видим сны.

      Кавернами, провалами прошив
      души приют - слепое подсознанье,
      где, тая, тень сливается с названьем,
      где Йешуа выходит из ешив,
      прощаемся с тюрьмой календаря,
      где времени уловки неизбежны,
      а вечность - как иссохнувший валежник -
      всё ждёт огня.

      _^_




      ДАЙ МНЕ НЕМНОГО

      Дай мне немного радости и солнца.
      Из тёплых рук, приветливых, желанных
      Позволь принять покой, траву, деревья.

      Где Тибр течёт, где рукоплещут толпы,
      Вдвоём остаться - это ли не счастье?
      Фортуна дарит редко свет Амура.

      Твоя улыбка - горная прохлада.
      Твой смех - ручей звенящий в чаще,
      Ожившей ящерки прикосновенье.

      Конкордия, грохочут легионы.
      Услышат консулы:"Memento mori",
      А жизнь идёт, великая весталка.

      Из атриума есть одна дорога...
      Не жди на ней благоволенья Весты.
      В моей груди зажжёшь огонь Венеры!

      _^_




      ИСТИНА

      Я хочу прикоснуться ладонями
      к перепутанной в хаосе чувств,
      сумасшедшей, случайно пророненной,
      неизведанной истине уст.

      Как страдает в безветрие мельница,
      так и слово ледышкой стучит:
      на печи-то ему не емелится,
      а на воле не хватит защит.

      Оттого ли акцента бесправие
      часто слышу в Эвтерпы речах,
      что травой, угнетённою гравием,
      не добраться до Слова-ключа?

      Я хочу прикоснуться ладонями
      к безответной, живой, обездоленной...

      _^_




      КОМНАТА

      В комнате, где "я" колобродит с "мы",
      время растеклось по всему периметру.
      Мне бы взять его, хоть чуть-чуть взаймы,
      но меня никто не зовёт по имени.

      Беспокойно ждём: покатила б масть.
      Мы устали оглядываться на историю.
      В этом склепе залитом всё одно пропасть
      "Англетеру", превращаясь в "Асторию".

      Я когда-то был со страной един:
      ералаш в душе, но хожу ухоженный.
      Наша цель - дожить до благих седин,
      стырив по пути все слова расхожие.

      Под канат, на ринг сделав первый шаг,
      продолжать идти как-то боязно,
      да и рефери из таких решал,
      что удары сыплются ниже пояса.

      Я к противнику: провожать-встречать,
      так ведь нет его, неказистого...
      В белой комнате не один я, чать,
      за дверьми её - поле чистое.

      Подобрать бы мне ключ для октябрей,
      чтобы не тонуть, плыть в замочных скважинах...
      Тянет руки, скалится брадобрей.
      Заслоняют сущее всё дела неважные.

      _^_



© Соэль Карцев, 2019-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: "Как ты там, Санёк?" [Памяти трёх Александров: Павлова, Петрушкина, Брятова. / Имя "Александр" вызывает ощущение чего-то красивого, величественного, мужественного...] Владимир Кречетов: Откуда ноги растут [...Вот так какие-то, на первый взгляд, незначительные события, даже, может быть, вполне дурацкие, способны повлиять на нашу судьбу.] Виктор Хатеновский: В прифронтовых изгибах [Прокарантинив жизнь в Электростали, / С больной душой рассорившись, давно / Вы обо мне - и думать перестали... / Вы, дверь закрыв, захлопнули окно...] Сергей Кривонос: И тихо светит мамино окошко... [Я в мысли погружался, как в трясину, / Я возвращал былые озаренья. / Мои печали все отголосили, / Воскресли все мои стихотворенья...] Бат Ноах: Бескрылое точка ком [Я всё шепчу: "сойду-ка я с ума"; / Об Небо бьётся, стать тревожась ближе, / Себя предчувствуя - ты посмотри! - наша зима / Красными лапками по мокрой...] Алексей Смирнов: Внутренние резервы: и Зимняя притча: Два рассказа [Стекло изрядно замерзло, и бородатая рожа обозначилась фрагментарно. Она качалась, заключенная то ли в бороду, то ли в маску. Дед Мороз махал рукавицами...] Катерина Груздева-Трамич: Слово ветерану труда, дочери "вольного доктора" [Пора написать хоть что-нибудь, что знаю о предках, а то не будет меня, и след совсем затеряется. И знаю-то я очень мало...] Андрей Бикетов: О своем, о женщинах, о судьбах [Тебя нежно трогает под лампой ночной неон, / И ветер стальной, неспешный несет спасенье, / Не выходи после двенадцати на балкон - / Там тени!] Леонид Яковлев: Бог не подвинется [жизнь на этой планете смертельно опасна / впрочем неудивительно / ведь создана тем кто вражду положил / и прахом питаться рекомендовал] Марк Шехтман: Адам и Ева в Аду [Душа как первый снег, как недотрога, / Как девушка, пришедшая во тьму, - / Такая, что захочется быть богом / И рядом засветиться самому...]
Словесность