Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



КАКАЯ  СУРА  БЕЗ  ОГНЯ...


* Какая чудная игра...
* Я везде бывал. И вышел...
* Начертанное на песке...
* Уснувшие строки молчание знобкой воды...
 
* Какая сура без огня...
* Сколько любви и снега...
* Стебли сочные настурций...


    * * *

    Какая чудная игра
    нам остается напоследок.
    Луны ленивая пора,
    вино потягивает предок.

    Легко, легко во все концы
    летит заброшенная повесть.
    И лунной ленью изразцы
    сияют, как литая новость.

    Я вижу дни, где я не жил.
    Слепое, слабое сиянье.
    Огромный парк, как старожил,
    бредёт по кромке мирозданья.

    И кроны пасмурных дерев,
    и девы, на снегу нагие.
    Всё этой жизнью подперев,
    я сны рассматривал другие.

    Не знаю истин, пью вино.
    Трава уснувшая подмёрзла.
    И тёмно-жёлтое окно
    мерцает ласково и грозно.

    4 февраля 99 г.

    _^_




    * * *

    Я везде бывал. И вышел.
    Льётся беспричинный свет.
    То ли азией не вышел,
    то ли просто места нет.

    Я всегда страдал и больше
    романтический напой
    не приемлю, аки Польшу
    под тевтонскою пятой.

    Я везде всегда пребуду.
    Что года и лабуда?
    Этот миг я помнить буду -
    без ответа и следа.

    26 марта 96 г.

    _^_




    * * *

    Начертанное на песке,
    осмысленное на камнях
    и не попавшее в скрижали, -
    ещё топорщится во мне,
    ещё толкает в осень сердца.

    Я - отставной пиит любви,
    солдат империи хурмы,
    сержант сомнений остролиста.
    И море плещется во мне,
    и зайчик солнца в глубине.
    А время, рассыпаясь, длится.

    7 октября 95 г.

    _^_




    * * *

    Уснувшие строки молчание знобкой воды
    Рукой проведу в темноте по разлуке по краю
    И память склонится безумно горячечным "ты"
    И я на волне бесполезно бесслезно играю

    Тягучие свисты огромной застывшей страны
    Опавшие розы тяжелые гроздья ломаю
    В отточенной тьме ощущенье счастливой вины
    Куда-то взлетаю по небу сверкнувшему раю

    И от напряженья колышется нежный восход
    И ночь за спиной громоздится стихая стихая
    Таинственный год зачерпнувший небесных щедрот
    И тайна пути высока бесконечно скупая

    30 октября 95 г.

    _^_




    * * *

    Какая сура без огня,
    какая сила без печали?!
    Мы поздней осенью ни дня
    без удивленья не встречали.

    Вот огоньки невнятных снов
    по клавишам ноябрьско-белым
    бегут. А в поисках основ
    так нежно жить на свете белом.

    Бежать устало бережком -
    вон там сойти, на той странице.
    Укрыться памятным стожком,
    ну, а потом тебе присниться.

    И долго вместе вспоминать,
    как мандарины ёлкой пахнут.
    Декабрь - слепая благодать.
    И небо розовеет, ахнув.

    2 декабря 1996 г.

    _^_




    * * *

    Сколько любви и снега
    сижу в ожидании
    закат летний как будто
    оттепель телепень
    все ли факты известны
    скоро ли ляжет день
    головой уткнувшись в закат
    такой лимонно-счастливый
    это не цветы сливы, а снег
    до Японии семь тысяч вёрст
    а здесь - глухая пора ожидания
    Россия
      так говорили
    проходившие мимо окна

    16 января 1997 г.

    _^_




    * * *

    Стебли сочные настурций,
    кьянти жёлтая струна.
    Полночь звёздами-натурщицами,
    жизнью жадною полна.

    Свет грохочет так разлаписто
    и торопит ток времён.
    Мы с любезнейшим анапестом
    мимо праздника плывём.

    Огоньки смеются в гавани,
    запахи шуршат во тьме.
    Золотистый обод маленький
    остаётся в глубине.

    _^_



© Николай Якимчук, 2004-2019.
© Сетевая Словесность, 2004-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Петрушка: и Анна Эммерих. Маленькие пьесы [И как - что ты хочешь - это должно быть все таки хорошо, человеконенавидеть здесь, и - человеконенавидя - хочешь чего - умереть в другой стране, как будто...] Анатолий Добрович: Загадки Бориса Клетинича [Его недавно опубликованные в Нью-Йорке стихи меня ошарашили. Почему он не показывал нам их раньше, если они были написаны в Израиле лет 15 назад?..] Владимир Гоголев (1948-1989): Зов утопающей жизни [И зов утопающей, тонущей жизни опять... / Недвижимость пищи и вечера дивного след. / Внимай, о народ, отворяя молитвенный рот, / Не меньше, чем...] Михаил Рабинович: ... На границе холода с теплом [То ли табличку повесили: "Переучет" - / там, на окошке божественной вечности дальней, / то ли убрали ее - вот и время течет, / и протекает, как...] Полина Орынянская: Стихотворения [Пока нам не роют окопов с траншеями, / Пока среди ночи не газует под окнами воронок, / Ты можешь спокойно бросаться на шею мне. / Всё ОК...] Сергей Петров: Тонкая материя [Рана, нанесенная мечом, заживёт, нанесённая языком - нет. Главное: оставайся самим собой, не изменяй себе и будешь жить в душевном покое...] Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита..." [Презентации двухтомника Антологии Литературных чтений "Они ушли. Они остались" и "Уйти. Остаться. Жить" в Санкт-Петербурге и Ленинградской области...] Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва [В Культурном центре академика Д. С. Лихачёва в Москве, в литературном клубе "Стихотворный бегемот", руководимом поэтом Николаем Милешкиным, прошел...] Юлия Долгановских: Стихотворения [но я плыла - а что мне оставалось? - плыть / Офелией, рекой, отцом, ребёнком, / зеркальным шаром - быть или не быть - / звучащим жалобно и тонко...] Юрий Рыдкин: Симметрия смерти [так исчезло то / чего никогда не было / но как же всё-таки существенна / и болезненна / эта тоска по отсутствию...]
Словесность