Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




БУРИДАНОВ  ОСЕЛ


Улица казалась бесконечной. Освещенная фонарями, плавающими в полутьме над головой, она извивалась как недобитая змея со светящимися пятнами окон на шкуре, а далекий светофор помаргивал красным драконьим глазом. Нетрезвому человеку и вообще нелегко ориентироваться в пространстве, а когда еще в хмельной голове все время вертятся эти проклятые четыре цифры... Две из них он помнил хорошо: семерка и тройка носились по кругу, изгибаясь и пританцовывая, а иногда переплетаясь между собой и застывая в каких-то откровенных соблазнительных позах. Зато две оставшиеся цифры ни за что не хотели вспоминаться и только быстро мелькали перед глазами словно в сошедшем с ума счетчике такси. Нужно было обязательно сосредоточится и остановить их, поймать, разглядеть... Потому что, черт возьми, это был номер его дома! Дома, в который он переехал на прошлой неделе... Квартиру-то он запомнил! Хотя бы потому, что на двери была наклеена глупая, с самого начала вызвавшая его раздражение картинка, оставленная, по-видимому, прежним жильцом - растерянно улыбавшийся, застывший в нерешительности между двумя стогами сена ослик. И то, что квартира на шестом этаже - это он тоже хорошо помнил... Или на пятом? Ладно, это потом. Главное - найти дом.

На самом-то деле не так уж сильно он пьян, чтобы вот так глупо потеряться. Несколько бокалов вина на обычной предпраздничной вечеринке в конторе, где проработал много лет, не могут превратить нормального человека в безмозглую ничего не соображающую скотину! И хотя все попытки восстановить в памяти две проклятые цифры ни к чему не привели, он уверенно подошел к подъезду с высокими двустворчатыми дверями и замер. Его посетила гениальная догадка: лежащие в кармане ключи подойдут только к нужному замку! Следовательно, необходимо попытаться открыть все возможные двери... Очень даже просто! Замок звонко щелкнул, и тяжелые створки податливо распахнулись. Ну вот и все, он дома. Видимо, на подсознательном уровне он все-таки умудрился запомнить, где находится его новое жилище. Не так уж это было и страшно. Главное - не растеряться!

В лифте, поднеся руку к пульту с кнопками, он несколько секунд помедлил. Так все-таки пятый или шестой? Теперь уже ошибка ничем особенным не грозила, поэтому он попытался расслабиться и, стараясь высвободить подсознание, ткнул пальцем почти не глядя. Прекрасно, едем на шестой. На шестом этаже ему показалось, что настенные бра, освещавшие коридор, висят не совсем там, где ему запомнилось. Значит, этаж был пятый? Что ж, проверим! Его квартира расположена налево от лифта, это он помнил точно. Или ему только казалось? Потому что слева двери с осликом-наклейкой он не обнаружил. Секундочку! Это на работе он поворачивает к своему кабинету налево. Но дома... Он прошел в другой конец коридора. Неужели подсознание может так запутаться? Нет, вот она, дверь с наклейкой! Только, по его ощущениям, теперь она должна была быть справа, а эта почему-то переместилась по другую сторону коридора, ближе к лестнице...

Постояв немного в растерянности, он улыбнулся. Подумаешь, трагедия - не может вспомнить номер собственной квартиры! Завтра он расскажет об этом коллегам, и они вместе посмеются. Но это завтра... А сейчас нужно быстренько попасть домой. И чем скорее, тем лучше. Опьянение, может быть, и рассеялось, но само выпитое количество алкоголя... он прислушался к собственным ощущениям, и они настоятельно потребовали, чтобы он соображал быстрее. Итак?.. Он спустился на этаж ниже, но там никаких дверей с осликом не оказалось вовсе. Значит, решил он, выбора не остается. Он снова стоял перед дверью с так раздражавшей его картинкой. Внутренний голос, или как он там еще называется, молчал. Ну и черт с ними со всеми! Не ночевать же ему в этом коридоре. Предварительно наделав лужу перед чужой дверью - или, что еще глупее, перед своей собственной... Затаив дыхание и стараясь не шуметь, он аккуратно вставил ключ в замочную скважину и слегка нажал. Ключ дважды, почти без натуги, повернулся. Он облегченно вздохнул. Вот оно, значит, как! Погруженный в работу и каждодневную суету, он умудрился начисто позабыть, где живет. Но об этом можно подумать позже...

Он проскочил темную прихожую и бросился в туалет. И только открыв кран и взглянув в зеркало, подумал, что даже не огляделся вокруг. А ну как он все-таки попал не в свою квартиру? Ключ ведь мог подойти и случайно... Легкий холодок пробежал по спине. Да нет, конечно же, он у себя! Вот висит его полотенце, подаренное матерью еще в прошлом году. На всякий случай он внимательно осмотрел ванную и снова вздохнул с облегчением, потому что увидел купленную перед переездом шторку для душа, все еще неприятно пахнущую ацетоном и свисающий из корзины с грязным бельем собственный носок в полоску. Таких дурацких совпадений в жизни не бывает, это понятно. Значит, все в порядке?

Но, на всякий случай, он, выйдя из ванной, заглянул в гостиную. Мебель стояла на своих местах. То есть, именно там, куда он сам ее поставил. В этом не могло быть никаких сомнений. Это его квартира, черт побери! Но, вопреки очевидному, странное ощущение, что он вторгся в чужие владения, не покидало его. Почему-то крадучись он пробрался в спальню. Комната была погружена во тьму, и только уличные фонари безмятежно освещали постель, которую утром, торопясь на работу, он не успел застелить. Ладно, с этими загадочными ощущениями он разберется завтра, а сейчас - спать!

Но стоило ему, раздевшись, блаженно вытянуться под одеялом, как тут же выяснилось, что рядом, сонно посапывая, лежал кто-то еще! Мало того, почувствовав его тело, этот "кто-то" повернулся, прижался к нему мягкой теплой грудью, положил голову со спутанными во сне длинными волосами ему на плечо и заворочался, устраиваясь поудобнее... И эти волосы, и эта грудь, и этот сладковатый запах не оставляли никаких сомнений - к нему прижималась женщина! Он замер - как будто остекленел, - тупо уставившись в потолок. Конечно, он мог запамятовать номер дома, мог не вспомнить во хмелю номер новой квартиры, но... Он же не полный идиот... он твердо знает, что не женат и абсолютно уверен, что никакая подружка не могла пробраться в его квартиру. Потому что подружки у него и не было.

Наверное, он должен был вскочить, разбудить ее и, преодолевая стыд, объясниться, но... Так необычайно тепло стало ему, так нежно и доверчиво было ее объятие, такое радостное невыразимое словами предчувствие охватило его, что сопротивляться просто не было сил...

Эта ночь была настолько невероятной, что он забыл о том, как и почему оказался в одной постели с этой удивительной женщиной. Вначале внутренний голос еще пытался объяснить ему, что он поступает нехорошо... да просто подло: ведь эта страстная, эта восхитительная женщина явно принимает его за кого-то другого! Мысль о ворованных ласках показалась ему оскорбительной для мужского самолюбия, и он внутренне сжался. Но нет, раньше, гораздо раньше нужно было активизироваться его подсознанию. Еще тогда, когда он искал свою квартиру. Он и не заметил, как провалился в глубокий сон, успев подумать напоследок, что - плевать, пусть все будет так, как будет...

Проснувшись утром, он не торопился открывать глаза, с ужасом ожидая разоблачения и чувствуя, что от его ночного отчаянного мужества не осталось и следа. Но в спальне было на удивление тихо. Он на ощупь удостоверился, что рядом никого нет. Из гостиной и ванной не раздавалось ни звука. Тогда он приоткрыл один глаз и взглянул на часы. Черт, начало восьмого! Женщина, кто бы она ни была, исчезла. Он резко сел в кровати и стал лихорадочно соображать. Как такое могло случиться? Ну, допустим, ночью, в полусне она не разобралась, кто находится рядом с ней. Но ведь не могла же она, проснувшись, не заметить подмены, то есть присутствия в собственной постели незнакомца, с которым провела ночь! Хотя... спросонок чего только не случается. А уж если она приняла его за своего мужа, то особых причин разглядывать спящего у нее тем более не было...

Он вскочил на ноги. В любом случае, нужно поскорее убираться отсюда! Но странное дело, убираться почему-то совсем не хотелось. К тому же - и это показалось ему еще более удивительным! - теперь, оглядевшись вокруг при свете дня, он уже не сомневался, что находится именно у себя дома! Для того, чтобы окончательно убедиться в этом, он медленно обошел всю квартиру, недоуменно осмотрел полочку в ванной, на которой лежали его бритвенные принадлежности, заглянул в шкаф, в котором вчера, перед уходом на работу, развесил несколько своих костюмов и сорочек... Все было на месте, ошибиться он никак не мог. Неужели эта невероятная встреча ему только приснилась? Но таких ярких, таких убедительных снов просто не бывает в природе, даже если учесть, что вчера он был не совсем трезв.

Он еще немного помедлил, раздумывая об этом удивительном происшествии. Но, снова взглянув на часы, понял, что опаздывает на работу. Делать было нечего: он достал новую сорочку, оделся и с неприятным удивлением отметил, что сорочка ему великовата. Странная мысль заставила его на секунду присесть и воровато оглядеться по сторонам: а что, если он все же не у себя дома? Нет-нет, куда проще и разумней было предположить, что, покупая эту проклятую сорочку, он всего лишь взял неправильный размер... Да, сегодня на работе он изрядно повеселит коллег! Только вряд ли кто-нибудь ему поверит... На их месте он и сам бы, наверное, воспринял подобную историю всего лишь как неумело состряпанную сказочку. Лучше ограничиться рассказом о том, как он искал свою дверь... Дверь... секундочку! Он ведь твердо помнил, что на его двери была налеплена картинка с тем самым осликом: ничто не задерживается в памяти лучше таких вот мелких несущественных деталей. Конечно, проще всего разыскать копию договора об аренде и удостовериться, что не сошел с ума и находишься в своей квартире, подумал он. Да только где её сейчас найдешь!

Проклиная себя за легкомыслие, он бросился к входной двери, распахнул ее и выскочил на лестничную площадку. На гладкой полированной поверхности не было даже следов ослика! Его охватил озноб. Так что же это - он действительно провел ночь в чужом доме, с чужой женщиной? Может быть, усомнившись, что наклейка находится именно на его двери, он шагнул к другой? Но ключ, но мебель, но все остальное?! Самое неприятное было в том, что разгадывать эту загадку у него не оставалось времени: на утро было назначено несколько важных встреч, которыми невозможно было пренебречь даже в этом, полностью выбившем его из колеи случае. Ну что ж, подумал он, чувствуя, что желание посвящать коллег в подробности этого приключения тает буквально на глазах, вечером разберемся...

Весь рабочий день в его голове, мешая сосредоточиться, мелькали нежные ночные образы и странные догадки. Но он мысленно отодвигал их в сторону и снова погружался в неотложные дела. И только поздно вечером, когда разошлись по домам даже последние самые усердные сослуживцы, он вдруг сообразил, что не знает, куда ему теперь идти. Теоретически он мог бы позвонить агенту по недвижимости, услугами которого не так давно воспользовался. Но ставить себя в дурацкое положение, выспрашивая номер собственной квартиры... ну уж нет, он как-нибудь разберется сам. Кроме того... как же он раньше не сообразил? Ведь ошибиться дверью могла и она - эта самая женщина! Вспомнив о ней, он почувствовал странное желание по-детски расплакаться от обиды: ведь эти ласки, это тепло, щедро расточаемое ему прошлой ночью, - все это предназначалось другому! И еще: неожиданно для себя он понял, что, несмотря на всю опасность разоблачения, подсознательно был бы не прочь снова оказаться в столь глупом положении...

Поднявшись в лифте на шестой этаж, он немного помедлил, издалека заметил знакомую картинку и направился прямо к той двери. Самое занятное, подумал он, доставая ключи, что утром в спешке он не обратил внимание на номер квартиры, из которой вышел. Или, может быть, намеренно не стал смотреть? Кто знает, кто знает... Кажется, прошлую ночь он провел вот здесь. Или вон там?.. Он застыл в растерянности между двумя одинаковыми дверьми. А что, если наклейку он видел - и запомнил - вовсе не на своей двери, а на двери напротив?..

В этот момент дверь - та самая, которую он собирался было открыть своим ключом - распахнулась. На пороге, почти столкнувшись с ним нос к носу, возникла молодая длинноволосая женщина. Он вздрогнул, шагнул в сторону и так и застыл с поднятой рукой. Женщина слегка улыбнулась ему, наклонила голову и неторопливо пошла по коридору. У него остановилось дыхание. Наверное, он не узнал бы ее, если бы не запах... Этот сладковатый тревожный запах! Ослепленный и действительно близкий к помешательству, он смотрел, как она, не поворачивая головы, стояла у лифта. И только заходя в кабину, бросила на него короткий и многозначительный взгляд...

Лифт давно увез женщину, с которой он провел лучшую в своей жизни ночь, а он все не мог сдвинуться с места, переводя взгляд с одной двери на другую и ничего уже не понимая. Только смутно чувствуя, что сейчас может совершить какую-то ужасную ошибку, которую никогда себе не простит. А глупый голодный ослик, окруженный стогами сена, смотрел на него грустно и сочувственно.




© Владимир Гржонко, 2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность