Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




НА  ФОНЕ  ТЕМНОЙ  ЕГИПЕТСКОЙ  НОЧИ


- Хороший кофе, - сказала Таня.

- Хороший, - согласилась Зина. - Только порции маленькие. Я бы три таких выпила.

Таня протянула ей кошелек.

- Еще на одну хватит.

- Ладно, разделим пополам, - Зина поднялась.

Таня откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. Перед мысленным взором возникло лицо пятилетнего Дениски. "Мама, ты скоро вернешься?" "Скоро". "А что мне привезешь?" "А что бы ты хотел?" "Не знаю. Выбери сама, чтобы был сюрприз". Он только накануне узнал слово "сюрприз". Еду, маленький, еду. И сюрприз тебе везу...

Тихо звякнула ложечка. Таня открыла глаза, но вместо Зины увидела незнакомку с длинными волосами, которая, глядя в чашку, помешивала кофе. Таня оглянулась - Зина все еще в очереди. А перед Зиной... - не чудиться ли ей это от усталости? - перед Зиной стояло шесть совершенно одинаковых девушек! Высоких, в коротких черных платьях, с длинными светлыми волосами. Никакого багажа, только маленькие сумочки, вмещавшие в лучшем случае пудреницу и помаду.

Блондинка за столом была явно из их компании. Нежные длинные пальцы, кольца... Таня осторожно опустила на колени свои огрубевшие от работы на рынке руки.

Подошедшая Зина негодующе уставилась на занявшую ее место девушку, и уже было открыла рот, но тут за соседним столиком освободился стул, и Зина быстро на него опустилась, ничего не сказав. Зазеваешься - стой, желающих посидеть в переполненном зале предостаточно.

- Давай чашку, отолью кофе, - обернулась к Тане.

- Пей сама. - Кофе Тане расхотелось.

Украдкой рассматривала незнакомку, поражаясь ее красоте. Остальные, занявшие освободившийся столик неподалеку, тоже были как на подбор. В прямых спинах, в том, как подносили к губам чашки, как пили кофе, чувствовалась выучка. Манекенщицы?

Молчаливые, яркие, несмотря на черные платья - цветная голограмма на фоне блеклой толпы помятых египетской жарой и бессонной ночью туристов, - они внезапно, словно по команде, посмотрели в одну сторону. Тщедушный человечек с вывернутыми наружу губами указывал на выход. Незнакомка, сидевшая за Таниным столом, отставила чашку. Но прежде, чем последовать за другими, быстрым движением подвинула к Тане бумажную салфетку.

Стеклянные двери распахнулись, и, повинуясь властному движению руки, девушки исчезли также внезапно, как и появились, растаяли, сгинули в чернильной темноте египетской ночи.

Может, их и не было? Примерещились в полусне? Таня помотала головой и машинально приподняла салфетку. Под нею оказалась сложенная в несколько раз бумажка с номером телефона сверху.

"Милая мамочка, у меня все хорошо. Не верь Дашке, если ей удалось все-таки отсюда выбраться. Люблю и очень-очень за вами скучаю...".




© Галина Грановская, 2008-2021.
© Сетевая Словесность, 2009-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: "Как ты там, Санёк?" [Памяти трёх Александров: Павлова, Петрушкина, Брятова. / Имя "Александр" вызывает ощущение чего-то красивого, величественного, мужественного...] Владимир Кречетов: Откуда ноги растут [...Вот так какие-то, на первый взгляд, незначительные события, даже, может быть, вполне дурацкие, способны повлиять на нашу судьбу.] Виктор Хатеновский: В прифронтовых изгибах [Прокарантинив жизнь в Электростали, / С больной душой рассорившись, давно / Вы обо мне - и думать перестали... / Вы, дверь закрыв, захлопнули окно...] Сергей Кривонос: И тихо светит мамино окошко... [Я в мысли погружался, как в трясину, / Я возвращал былые озаренья. / Мои печали все отголосили, / Воскресли все мои стихотворенья...] Бат Ноах: Бескрылое точка ком [Я всё шепчу: "сойду-ка я с ума"; / Об Небо бьётся, стать тревожась ближе, / Себя предчувствуя - ты посмотри! - наша зима / Красными лапками по мокрой...] Алексей Смирнов: Внутренние резервы: и Зимняя притча: Два рассказа [Стекло изрядно замерзло, и бородатая рожа обозначилась фрагментарно. Она качалась, заключенная то ли в бороду, то ли в маску. Дед Мороз махал рукавицами...] Катерина Груздева-Трамич: Слово ветерану труда, дочери "вольного доктора" [Пора написать хоть что-нибудь, что знаю о предках, а то не будет меня, и след совсем затеряется. И знаю-то я очень мало...] Андрей Бикетов: О своем, о женщинах, о судьбах [Тебя нежно трогает под лампой ночной неон, / И ветер стальной, неспешный несет спасенье, / Не выходи после двенадцати на балкон - / Там тени!] Леонид Яковлев: Бог не подвинется [жизнь на этой планете смертельно опасна / впрочем неудивительно / ведь создана тем кто вражду положил / и прахом питаться рекомендовал] Марк Шехтман: Адам и Ева в Аду [Душа как первый снег, как недотрога, / Как девушка, пришедшая во тьму, - / Такая, что захочется быть богом / И рядом засветиться самому...]
Словесность