Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




НА  ФОНЕ  ТЕМНОЙ  ЕГИПЕТСКОЙ  НОЧИ


- Хороший кофе, - сказала Таня.

- Хороший, - согласилась Зина. - Только порции маленькие. Я бы три таких выпила.

Таня протянула ей кошелек.

- Еще на одну хватит.

- Ладно, разделим пополам, - Зина поднялась.

Таня откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. Перед мысленным взором возникло лицо пятилетнего Дениски. "Мама, ты скоро вернешься?" "Скоро". "А что мне привезешь?" "А что бы ты хотел?" "Не знаю. Выбери сама, чтобы был сюрприз". Он только накануне узнал слово "сюрприз". Еду, маленький, еду. И сюрприз тебе везу...

Тихо звякнула ложечка. Таня открыла глаза, но вместо Зины увидела незнакомку с длинными волосами, которая, глядя в чашку, помешивала кофе. Таня оглянулась - Зина все еще в очереди. А перед Зиной... - не чудиться ли ей это от усталости? - перед Зиной стояло шесть совершенно одинаковых девушек! Высоких, в коротких черных платьях, с длинными светлыми волосами. Никакого багажа, только маленькие сумочки, вмещавшие в лучшем случае пудреницу и помаду.

Блондинка за столом была явно из их компании. Нежные длинные пальцы, кольца... Таня осторожно опустила на колени свои огрубевшие от работы на рынке руки.

Подошедшая Зина негодующе уставилась на занявшую ее место девушку, и уже было открыла рот, но тут за соседним столиком освободился стул, и Зина быстро на него опустилась, ничего не сказав. Зазеваешься - стой, желающих посидеть в переполненном зале предостаточно.

- Давай чашку, отолью кофе, - обернулась к Тане.

- Пей сама. - Кофе Тане расхотелось.

Украдкой рассматривала незнакомку, поражаясь ее красоте. Остальные, занявшие освободившийся столик неподалеку, тоже были как на подбор. В прямых спинах, в том, как подносили к губам чашки, как пили кофе, чувствовалась выучка. Манекенщицы?

Молчаливые, яркие, несмотря на черные платья - цветная голограмма на фоне блеклой толпы помятых египетской жарой и бессонной ночью туристов, - они внезапно, словно по команде, посмотрели в одну сторону. Тщедушный человечек с вывернутыми наружу губами указывал на выход. Незнакомка, сидевшая за Таниным столом, отставила чашку. Но прежде, чем последовать за другими, быстрым движением подвинула к Тане бумажную салфетку.

Стеклянные двери распахнулись, и, повинуясь властному движению руки, девушки исчезли также внезапно, как и появились, растаяли, сгинули в чернильной темноте египетской ночи.

Может, их и не было? Примерещились в полусне? Таня помотала головой и машинально приподняла салфетку. Под нею оказалась сложенная в несколько раз бумажка с номером телефона сверху.

"Милая мамочка, у меня все хорошо. Не верь Дашке, если ей удалось все-таки отсюда выбраться. Люблю и очень-очень за вами скучаю...".




© Галина Грановская, 2008-2020.
© Сетевая Словесность, 2009-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Бутман и Гробин: и Эхстрим: Рассказы [- Боритесь! - крикнул Солодов. - Дроны копаются в белье ваших сыновей и матерей! Нет государственному шантажу!..] Ростислав Клубков: Утренняя заря [Эта война превратила души в человеческие тела. Окровавленные, мертвые...] Максим Матковский: Спасибо за блинчики, сестра [Если бы я не писал стихов, / но читал бы свои стихи, которые бы / написал кто-то другой, / то стихи бы эти мне обязательно нравились...] Андрей Баранов: В поисках свободы и покоя [Снился мне в ночь удивительный сон. / С неба спускается ангелов сонм, / Бьют барабаны, кимвалы гремят, / Медные трубы на солнце горят...] Алексей Ланцов: Шаблон разрыва [Мысленно лайкну няшный денёк / И уберусь восвояси / Майнить поэзию, ждать Рагнарёк, / Думать о смертном часе...] Андрей Бикетов: "Сумеречная" итальянская поэзия [Стихи известных итальянских поэтов: Гвидо Гоццано, Серджио Кораццини, Марино Моретти, Коррадо Говони, Фабрицио Фрозини, Камилло Пеннати.] Михаил Ковсан: Туманный Сизиф [В такой день временные отрезки один с другим не стыкуются, в пазы не попадая. Необходимость в осторожном насилии: надавить, не сломав, подвигнуть, саму...] Дмитрий Ратников: Прилив [Третий месяц нет никаких новостей из дома. / Письма не пишет дама. Страшней синдрома / одиночества - только болезнь рефрена...] Дмитрий Гаранин: Оптическая песнь [И пусть дана свобода мнения, / Сомненья нет, как в божьем даре, / Что наступает просветление / На карте рваных полушарий...] Вероника Сенькина: Стихотворения [Ни этих слов, ни тех, не понедельник, / не Питер, не всерьёз, не Англетер, / а сам себе убийственный подельник, / а сам себя, увидев, проглядел...]
Словесность