Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ВОЛНОВРЕМЯ


* ТРИ ГОЛОСА
* ОТРЫВОК ИЗ ГЕРОДОТА
* В СУМЕРКАХ


    ТРИ  ГОЛОСА

    "Вот и пришло Рождество. А с ним к нам пришел тот свет,
    Который светил младенцу две тысячи с лишним лет
    Назад. Он тускло мерцает, как лампа сквозь тюль метели.
    И настоящее чудо в том, что мы его не проглядели".
    "Две тысячи лет назад еще не было веры, блуда
    И предательств, а был лишь пар из ноздрей верблюда.
    И ты видишь сейчас, как, взлетая над холщовым мешком заплечным
    Этот пар устремляется к небу и путем застывает Млечным".
    "И две тысячи лет спустя, такою же точно зимою
    Любовники шепчут во тьме: "спасибо, что ты со мною".
    И их шепот сливается с шорохом снега и ветра.
    И сам становится снегом". "Как мраморная Деметра".
    "Среди белых, застывших сугробов, подсвеченных фонарями,
    Невесомо чернеют деревья в оконной раме,
    Как написанное иероглифами японское стихотворенье,
    Где за строгим, печальным тоном прячется надежда на счастье и избавленье".

    "И все повторяется вновь -
    На мохнатые спины верблюдов пристроив мехи с вином,
    Смотрят волхвы в пространство, обернувшееся полотном
    Питера Брейгеля-старшего, на котором охотники торопятся на свиданье
    С родными людьми, уставшими от предчувствий и ожиданья.
    По колени в сугробах бредут они к детям своим и женам,
    Но, наткнувшись на вечность, застывают, как статуи, в воздухе напряженном".
    "И все повторяется вновь -
    Деревья чернеют - без листьев и тени, словно в самом начале творенья, -
    Как написанное иероглифами японское стихотворенье".
    "И их всех заметает время - волхвов, пастухов и все прочее.
    Лишь следы человека ведут по пустыне, как скорбное многоточие".

    _^_




    ОТРЫВОК  ИЗ  ГЕРОДОТА

    "...Но были и такие люди - когда они засыпали,
    глаза их, как летучие рыбы,
    подпрыгивали вверх и зависали
    над ровной поверхностью океана,
    которую - напомню - эти существа считали своим небом.
    Мало что удавалось им увидеть.
    И еще меньше сохраняли они в своей памяти.
    Кому-то удавалось увидеть грозу,
    и красные вспышки молний
    навсегда отпечатывались в их выпуклых зрачках.
    В ужасе погружались они тогда на дно
    и под толщей вод находили успокоение.
    Другим открывалось спокойное синее небо
    с задумчиво плывущими облаками,
    в которых рыбы-глаза распознавали лики
    своих переменчивых богов.
    И когда они погружались на дно,
    они приносили всем утешенье.
    И им говорили:
    спасибо! спасибо!
    Это благодаря вам вокруг нас парят
    прозрачные, искрящиеся облака икринок,
    бесплодные и пустые, как наши сны,
    как полустертые воспоминания о лучшем мире,
    где нас нет и никогда не будет..."

    _^_




    В  СУМЕРКАХ

    Два километра от берега. Теплоход "Карелия".
    Ночь становится гуще, слова - короче.
    Берег превращается в жемчужное ожерелье,
    выставленное в витрине ночи.

    В сумерках человек никому не нужен.
    Одинокому разуму кажутся лакомыми
    обрывки чужих разговоров, как россыпь жемчужин,
    перепутавших раковины.

    В сумерках человек до того одинок,
    словно он похоронен под слоем ила.
    И луна над ним кружится, как венок.
    И корабль плывет, как могила.

    И повсюду лишь тьма да сырое место.
    Волны бьются о борт. Маленькая, большая...
    И звучат так тоскливо... как арфа или челеста,
    ропот утопленников заглушая.

    _^_


    2003-2004



© Ренат Гильфанов, 2003-2020.
© Сетевая Словесность, 2004-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Средство от тревог [...Идеальный текст, идеальный текст... Идеальный текст - это как... бутылка пива в утреннюю сушь. Заходит радостно, стремительно, внезапно, с лёгким удивлением...] Александр М. Кобринский: Подвеска на ниточке [...и в этот момент Пейл осознал, что он живет в городке, населенном потомственными сумасшедшими...] Владимир Спектор: Три рецензии [- О книге Юрия Буйды "Стален" / - О романе Евгения Гришковца "Театр отчаяния. Отчаянный театр" / - О книге Александра Цыпкина "Женщины непреклонного...] Ольга Андреева: Город лишних подробностей [...Лоза струится вниз со всех карнизов. / Я тоже - жизнь, и я бросаю вызов. / Вливается глубокий альт озона / в сопрано свежекошеных газонов.] Сергей Антонов: Мама мыла раму [...Их крики и предсмертные судороги, их боль и отчаяние растворились в воздухе без следа, но запах, вобравший в себя энергетику сотен, тысяч смертей,...] Ирина Жураковская: Стена: и Восхождение: Два рассказа [Она устала. Устала ждать. Устала плакать. Устала бояться. Устала принимать подаяния. Устала стесняться. Устала примерять чужие одежды и обувь. И бельё...] Максим Жуков: У коровы есть гнездо [...Но родителей слушая, - внемлю / Тем, кто впроголодь жил и страдал, - / Я люблю мою бедную землю / Оттого, что иной не видал.] Анна Арканина: Стихотворения [Все что было - узнаешь впервые - / дом у речки и яблочный Спас... / Будто жили не мы, а другие, / но похожие очень на нас...]
Словесность