Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Наталья Фролова


ТЕЧЕНИЕ


Чешуйки на пальцах накрашены лаком.

Девушка, вы пытаетесь скрыть, что вы рыба?
Но, но ваш рот выдает вас.
Я вас не слышу.
Я знаю - ваш рот просит корм.
И вы сидите напротив, смотрите на меня белёсыми глазами.

- Завёл рыбку - корми.

Официант приносит жаркое, и в ваших глазах появляется какой-то смысл.

Я закурил, и принялся созерцать. Ведь самое приятный, можно сказать самый интимный момент, у любителей акваприроды - это созерцание. Отпустить время, сесть перед аквариумом, и расслабиться.

Рыбки двигаются, замирают, смотрят на тебя немигающими глазами, шевелят ртом, жабрами, плавниками. И такой покой и умиротворение набегают, что тебе уже ничего не надо, кроме твоих любимиц.

Так мы сидели в кафе. Я и моя рыбка.

Досталась она мне совершенно случайно. Дело в том, что мой обычный рабочий маршрут проложен от Таганки вниз к набережной. И я, обычно спешащий на работу, в то прекрасное солнечное утро встал слишком рано. Поэтому шел на работу спокойно, не торопясь. Улица возникала передо мной совершенно новой, выспавшейся и похорошевшей, как девушка после первого поцелуя.

Я глядел на стёкла витрин, и мне казалось, будто какой-то аква-архитектор встроил в дома большие аквариумы. А для забавы, или просто от бедности, положил туда разную утварь. А в некоторые из них даже людей. Так я увидел свою рыбку.

Она сидела в аквариуме, смотрела на мир ничего не видящими глазами, и жабры её медленно двигались, рот беззвучно открывался.

Я остолбенел. Потом, уже, по прошествии некоего времени, она сказала:

Сижу одна, жую жвачку, и тут какой-то чудак на меня из окна смотрит. Рот открыл, глаза вылезли, ну прямо карась какой-то.

Представляете, рыбонька моя увидела во мне карася!

Но тогда я ничего этого ещё и не знал.

Ну вот, значит, сидит она, жабрами машет. И вдруг, как посмотрит на меня, вся встрепенулась, засветилась чешуёй на солнце,(платье у неё было такое, серебряное, с блёстками) и поплыла куда-то влево.

- Наверно, к кормушке, подумал я. И сердце моё сильно забилось.

Я так люблю кормить рыб.

Смотреть как их ротики глотают крошки, мотыль и всё такое. Как они начинают суетится. А если смотреть сверху, то кажется, что вода начинает вскипать в том месте, где корма больше всего. Незабываемое зрелище.

Но тут часы мои запищали о начале рабочего дня. И мне пришлось бежать на работу.

Я стал вставать раньше и каждый день любовался любимым аквариумом. Когда я приходил домой и смотрел на своих рыбок, они блекли на фоне моей новой любимицы. Иногда я фантазировал, как ты будешь с ними уживаться. На сердце становилось сразу легче и веселее.



А как-то раз я проснулся совсем неприлично рано. Вышел из метро, и увидел её, мою рыбку. Мне повезло, со мной был корм. В этот день я уходил в отпуск, и что бы как-то выделить его среди других, нес на работу огромный торт. Вот его-то я и предложил тебе в качестве корма. Я знаю - рыбы бывают довольно привередливые существа, но я на этот раз не облажался.

Ты показала мне свои мелкие острые зубки, чем вконец меня очаровала. И мы поплыли с тобой вниз по улице бок о бок, тихонько шевеля плавниками. Спокойствие, покой и ещё какое-то сугубо рыбье чувство нахлынуло на нас. Мы стали одним существом. Слова были уже не нужны. Достаточно было приоткрыть рот, взглянуть в глаза. Мы вспомнили рыбий язык. Я поглаживал чешуйки на твоих пальцах, на каждом по одной. Они были такие знакомые. Знакомые всегда, словно я достал эти руки из вечности.

Мы в этот день не пошли на работу. А на следующий - я отдал соседу аквариум и поселил тебя.

Каждое утро мы выплывали на улицу и плыли по Москве. Порою отсиживались в подвалах кафе, заплывали под какую-нибудь корягу, на лавку.

Не знаю, долго ли нам ещё плыть, рыбы не думают об этом. Они отдают всех себя созерцанию.

Сигарета подвела около фильтра свою жизненную черту, но пепел всё еще считал себя одним единым существом.

Я смотрел на тебя, жабры медленно двигались. Маленькие зубки жадно хватали куски корма, то прятались, то показывались вновь.

Я так люблю кормить рыб. И никуда мне не деться от этой любви, да и зачем. Через полчаса мы встанем и поплывём дальше по жизни.



© Наталья Фролова, 1999-2021.
© Сетевая Словесность, 1999-2021.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия [Кто жил на нашей улице в пору моего детства, их уже нет. Как несметная стая птиц, поднявшаяся от старых тополей, их имена-образы зависли над памятью,...] Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации [В Культурном центре академика Д.С. Лихачёва 15 июня 2021 проект "Вселенная" в рамках цикла "Уйти. Остаться. Жить" представил сборник стихотворений и эссе...] Артём Козлов: Стансы на краю земли [Здесь земля не круглая, а плоская, / Что не поцелуй, то сцена Оскара. / Каждое молчание загадочно, / В книге мы - бумажные закладочки...] Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка [Мы жили с ливнем, как соседи. / Я довела его до слез. / Умчался на велосипеде, / Мелькая спицами колес...] Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" [Как воздействует (да и воздействует ли) на человека невидимое: неосознаваемое им, скрытое и ускользающее от его сознания - и что изменяет (да и изменяет...] Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы [Создание безошибочных схем - это еще не творчество, творчество начинается именно с ошибки...] Евгений Орлов: Четыре стены [И поэтому - имеющий уши да развесит их, имеющий глаза - да развесит и их. Перед вами - "Четыре стены", дорогой мой читатель..] Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна [острова собираются в стаи, ломая камни / о течение вод, отражающих бесконечность: / наклонилась и шью по ее васильковой ткани / письма иглами по...]
Словесность